Владимир Овчинский: Мобилизация и гуманизм против паники и бездействия

Владислав Иноземцев в статье «Экономика паники» («Газета» 01.03.2020), содержащей всесторонний анализ мировой экономической ситуации вокруг пандемии коронавируса, поставил весьма острые и принципиальные вопросы соотношения мер безопасности населения в конкретно взятой стране в ситуации пандемии и мер по спасению мировой экономики. Он считает излишними меры, предпринятые в Китае по введению карантина во многих городах, в результате чего был нанесен значительный ущерб как экономике Китая, так и мировой экономике. «В случае чрезвычайной ситуации часто приходится жертвовать кем–то для спасения всех, – пишет Иноземцев, — Мне кажется, что сегодня об этом принципе предлагается забыть, приоритезируя абстрактные соображения гуманизма и предпринимая порой излишние меры предосторожности».

На наш взгляд, это весьма сомнительный вывод по целому ряду причин. Главная заключается в том, что Китай столкнулся с ситуацией неопределённости, где с самого начала не были ясны источники и масштабы заражения. До сих пор в мире регулярно всплывают конспирологические версии по поводу того, что из себя представляет Covid – 19.  Это вирус полученный человеком от животных, либо это новый вид биологического оружия? Любые опровержения последней версии только убеждают население в её правдивости. Поэтому без масштабных (тотальных) мобилизационных шагов китайского руководства в почти полуторамиллиардной стране действительно могла начаться глобальная паника и хаос, экономические последствия которых могли вообще нанести непоправимый вред и китайской, и мировой экономике. Известный американский историк Гарольд Джеймс пишет, что все известные исторические пандемии, кроме экономических последствий, вызывали иррационализм, мистицизм и ксенофобию. «Чем менее очевидным было происхождение болезни, тем с большей вероятностью её можно было отнести к какому – то злокачественному влиянию» (Гарольд Джеймс. Пандемия деглобализации? Project Syndicate, 28.02. 2020).

Именно благодаря включения супер тотального карантинного проекта китайцы  смогли уберечь и свою страну, и мир в целом от  апокалиптических последствий.

Что касается чисто экономических последствий пандемии, то большинство мировых экономических экспертов считают, что Covid-19 сильно ударит по мировой экономике. Например, Ларри Хатвэй  называет три причины этого. Во-первых, региональные и национальные ограничения на передвижение людей приведут к сокращению потоков товаров и услуг через границы и внутри стран. Во-вторых, возросшая неопределённость приведёт к снижению расходов на крупные покупки у домохозяйств и малого бизнеса. Уже сейчас они пересматривают свои расходы на отпуск и деловые поездки, о чём свидетельствует факт возврата сотен тысяч авиабилетов с начала года. Покупки автомобилей и домов, вероятно, также будут снижаться. А затем и бизнес начнёт откладывать инвестиции в сооружения, технику и оборудование, создавая мощный, негативный волновой эффект во всей мировой экономике. В-третьих, если продолжится резкий спад на мировых фондовых рынках, это повредит реальной экономике. Падение рынков вызывает чувство страха и неопределённости, снижает размеры богатства домохозяйств и, соответственно, потребительские расходы. Кроме того, оно приводит к росту стоимости капитала для компаний, а значит и к сокращению количества нанимаемых работников и снижению капитальных расходов. Иными словами, Covid-19 и меры реагирования на этот вирус легко могут привести к глобальному снижению расходов и последующему сокращению рабочих мест, что потенциально толкает реальную экономику во всех странах на грань рецессии.

Хатвэй  делает вывод, что у правительств есть инструменты для борьбы с рецессией. Низкий уровень инфляции (ниже целевого уровня для большинства центральных банков) означает, что монетарную политику можно смягчать, не опасаясь перегрева экономики. А сверхнизкая доходность по государственным облигациям позволяет правительствам в развитых и во многих развивающихся странах занимать деньги и тратить их на меры стимулирования экономики. В любом варианте меры правительства должны быть гибкими и легко отменяемыми – на случай, если эпидемия и её экономический эффект окажутся менее серьёзными, чем многие опасаются.

Все правительства, по мнению Хатвэй,  должны немедленно увеличить расходы на здравоохранение, которое следует сделать доступным для тех, кто в наибольшей степени подвержен рискам коронавируса: пожилые люди, малоимущие группы населения, причём как в городах, так и в отдалённой, сельской местности. Власти должны немедленно выделить средства на создание отрядов мобильных медицинских подразделений, которые смогут оказывать помощь тем, кто в ином случае не сможет получить доступ к необходимым медицинским услугам (Ларри Хатвэй. План чрезвычайного реагирования на Covid–19, Project Syndicate, 27.02.2020).

***

1 марта т.г. президент России Владимир Путин на совещании федеральных министров и руководителей ведущих российских нефтяных компаний подчеркнул необходимость готовности к различным сценариям, связанным с коронавирусом. Он подчеркнул, что накопленные резервы, в том числе Фонд национального благосостояния, достаточны для того, чтобы обеспечить стабильную ситуацию, исполнение всех бюджетных и социальных обязательств даже при возможном ухудшении ситуации в глобальной экономике.

ИсточникЗавтра
Владимир Овчинский
Овчинский Владимир Семенович (род. 1955) — известный российский криминолог, генерал-майор милиции в отставке, доктор юридических наук. Заслуженный юрист Российской Федерации. Экс-глава российского бюро Интерпола. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments