Война отступила?

Николай Коньков, Александр Нагорный

Но в любой момент может вернуться

Глобальная политическая ситуация выглядит всё более странной. Одно дело — воевать, другое — готовиться к вой­не и совсем третье — войной угрожать.
В предыдущем номере газеты "Завтра" (2013, № 37) мы попытались обозначить те силы, которые категорически заинтересованы в нанесении ударов по Сирии с целью ослабления и свержения Башара Асада: это американский ВПК плюс энергетические корпорации, арабские "нефтяные монархии" и, прежде всего, Саудовская Аравия, а также Израиль и влиятельное еврейское лобби в США. Этот триумвират никуда не делся, его позиции в Соединенных Штатах и в мире по-прежнему чрезвычайно сильны, и игнорировать их интересы Барак Обама попросту не может.
Но, тем не менее, мы видим, что никаких ракетно-бомбовых ударов по Сирии не случилось, в Швейцарии начался переговорный процесс — пока с участием только Сергея Лаврова и Джона Керри, но уже на октябрь запланирован второй тур переговоров, куда приглашены представители как официального Дамаска, так и "повстанцев". Более того, их хотят накануне "Женевы-2" видеть и в Москве — для "уточнения позиций". Конечно, эти, ни от кого не зависимые "борцы за свободу", могут демонстративно отвергнуть и то, и другое предложение. Тем более, что за эту неделю они "отметились" поголовным вырезанием алавитов, шиитов и христиан в захваченных ими населенных пунктах. Но, во-первых, в развивающейся ситуации это для них будет скорее минус, а не плюс. Во-вторых, все прекрасно понимают, что такая жесткая позиция является результатом не каких-то идейных или моральных убеждений, а трансляцией интересов того самого "триумвирата агрессии", о котором говорилось выше. И, наконец, в-третьих, если всё это действительно так, то алгоритм внешнеполитических действий Кремля может стать максимально простым и эффективным.
Но — обо всем по порядку.

ОБАМА И "РОЯЛЬ В КУСТАХ"

Вернувшись с саммита G20, американский президент, вопреки всем ожиданиям, на выходных не стал давать отмашку на удар по военной инфраструктуре Сирии, а занялся, как сообщали масс-медиа, "расширением списка целей" на территории этой страны. В результате этой увлекательной работы список приобрел такие размеры, что в Пентагоне, говорят, потребовали минимум месяц времени и пятьдесят миллиардов долларов для того, чтобы подтянуть к Сирии необходимые для исполнения этого "плана Обамы" силы и средства.
Кроме того, глава американского государства решил заручиться поддержкой Конгресса — предприятие более чем сомнительное, поскольку, согласно данным социологических опросов, от 60% до 80% американцев не поддерживают идею удара по Сирии — стране, которая никак не угрожает безопасности США, успеха военной операции никто гарантировать не может, и понятно, что за три-четыре месяца бомбежек нужного результата (свержения Башара Асада) добиться нельзя, хотя это "удовольствие" будет обходиться Вашингтону примерно в миллиард долларов за каждый день операции. В следующем году — выборы в Конгресс, и брать на себя ответственность за подобную авантюру никто на Капитолии, кроме самых отъявленных "ястребов", не желает.
Но главная проблема заключается в том, насколько заинтересован в подобном развитии событий 44-й президент США, и не пытается ли он тем самым данный вопрос "спустить на тормозах". Или — что самое вероятное — просто оставляет себе некое "пространство и время для маневра".
Тут, как нельзя кстати, подоспела инициатива Путина по поводу сирийского химического оружия, которое российский президент предложил поставить под международный контроль, а затем и полностью уничтожить. Параллельно в газете "The New York Times" 12 сентября была опубликована статья Путина, в которой высказывались все основные аргументы против агрессии в Сирии, при этом туда оказался вставлен совершенно необязательный в данном контексте, но выглядевший абсолютно органичным, абзац по поводу американской "исключительности".
Обама моментально признал предложение Путина конструктивным и плодотворным, что послужило почвой для начала упомянутых выше переговоров в Женеве, а насчет "исключительности" весь американский истеблишмент взвыл, словно ужаленный в самое чувствительное место.
И это действительно так. Тезис о том, что Америка — превыше всего, за эти дни в разных вариациях из разных уст прозвучал, наверное, тысячи, если не десятки тысяч раз. Так что никаких сомнений в американском "символе веры" теперь ни у кого в мире оставаться не должно. Пожалуй, именно это — самое большое достижение Путина, который "вызвал огонь на себя" в США, но теперь может рассчитывать на максимальное понимание и сочувствие со стороны остального мира.

ПУТИН И "АГЛИЦКАЯ БЛОХА"

Здесь российский президент показал себя настоящим мастером большой политики, Левшой, подковавшим "аглицкую блоху". Только в повести Лескова после этой операции продукт тогдашних нанотехнологий перестал дансе танцевать и верояции выкидывать, поскольку тульские мастера расчету не знали и не сообразили, "что такая малая машинка… на самую аккуратную точность рассчитана, и ее подковок несть не может". Но в точных науках наши соотечественники с тех пор преуспели немало, так что "аглицкую блоху" не только подковали как надо, но и "перепрограммировали" совсем на другие танцы.
Читатель вправе спросить: о какой "аглицкой блохе" идет речь?
Поясняем.
В четверг 12 сентября госсекретарь США Джон Керри прибыл в Лондон для переговоров с главой Форин офис Уильямом Хейгом и вечером того же дня на совместной пресс-конференции внезапно сказал, что удара можно избежать при условии "интернационализации" химического оружии Сирии. Буквально через полчаса мировые масс-медиа транслировали заявление главы российского МИДа Сергея Лаврова о том, что Москва считает заявление Керри серьёзным и "начинает действовать". "Рояль в кустах" появился очень вовремя, поскольку в это время министр иностранных дел Сирии находился в Москве и вел переговоры с тем же Лавровым. После мгновенных консультаций с президентом Сирии было получено его согласие на эту комбинацию, о чем Лавров сразу же уведомил Вашингтон и вылетел в Женеву для "серьезных" переговоров с Керри.
При этом официальный руководитель американского дипломатического корпуса всячески говорил о "российской инициативе", а Лавров представлял ее как реакцию на слова самого Керри. Параллельно высокопоставленный деятель американской дипломатии в беседе на Russia Today проговорился, что данная идея исходила непосредственно от англичан, хотя некоторые аспекты ее реализации действительно обсуждались в ходе импровизированной встречи Путина с Обамой после "рабочего ужина" на саммите G20 в Санкт-Петербурге. Нельзя исключать того, что Путину эта схема была предложена премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном во время их телефонного разговора 28 августа, а затем подтверждена в ходе личной встречи перед открытием "большой двадцатки".
Стоит добавить, что 11 сентября на телеканале "CBS News" внезапно появилось интервью президента Сирии Башара Асада, в котором тот отрицал причастность правительственных сил к использованию химического оружия против гражданского населения, возлагая ответственность за это преступление на формирования оппозиции, поспешившие предоставить США повод для вмешательства в сирийский конфликт. Косвенно эту информацию подтвердили эксперты ООН, указывая на "кустарное" происхождение использованного зарина, и прямо — электронное издание WND, которое, со ссылкой на источники в разведывательном сообществе, подтверждает факт применения химического оружия в мае 2013 года при обстреле района Хан-эль-Асаль в провинции Алеппо. Тогда от зарина пострадали более 100 человек, скончались 25 человек, в том числе 16 военнослужащих. Эти данные тогда же были направлены правительством Сирии в адрес генерального секретаря ООН Пан Ги Муна с требованием провести расследование инцидента.

ИГРА В ЧЕТЫРЕ РУКИ?

Кто и что пытается сыграть на этом "рояле в кустах"? Судя по текущему развитию событий, здесь идет "игра в четыре руки" с участием "руки Москвы", "руки Вашингтона", "руки Лондона" и, разумеется, "руки Пекина".
"Рука Вашингтона", как следует из последних заявлений Барака Обамы и Джона Керри, рассматривает "интернационализацию" химического оружия в Сирии, во-первых, как подтверждение своей приверженности миру, а не войне, во-вторых, как прикрытие для стягивания и концентрации вокруг Сирии военного кулака, необходимого для нанесения гарантированного "сокрушающего удара", и, в-третьих, как механизм перетягивания Москвы на сторону агрессии. Для этого американской стороной в адрес Сирии выдвигаются заведомо неприемлемые и невыполнимые условия, отказ от которых будет рассматриваться уже как "легитимный" повод для агрессии, против которого Кремль окажется не в состоянии возражать, а тем более — каким-то образом препятствовать нанесению ударов. Кроме того, Обама уже заявил, что для США и Израиля ядерная программа Ирана представляет собой гораздо большую угрозу, чем химическое оружие в Сирии, и если новое руководство в Тегеране не захочет прекратить её выполнение в результате дипломатических соглашений, "проблема будет решена другими методами".
"Рука Москвы", пока исполняющая виртуозное соло, судя по всему, намерена и дальше развивать свой успех, любой ценой усадить за стол переговоров в Женеве представителей сирийской оппозиции, наращивать свое военно-морское присутствие в Восточном Средиземноморье и не допустить перерастания сирийского конфликта в большую войну на Ближнем Востоке.
"Рука Лондона" тем временем наигрывает собственную классическую тему: "нет постоянных союзников, но есть постоянные интересы". Эти интересы, судя по всему, касаются оффшорных зон, где правят бал "финансовые корсары Её Величества" (раскрытая информация только по Виргинским островам свидетельствует о 6 трлн. долл., которые "крутились" в данной юрисдикции, находящейся под личным управлением Елизаветы II), и Федеральной резервной системы США, от претензий на руководство которой после ухода в отставку Бена Бернанке уже отказался Ларри Саммерс, считавшийся личной креатурой Барака Обамы и "клана Клинтонов".
Наконец, "рука Китая" почти не касается этих клавиш, играя на других октавах и используя весь сыр-бор вокруг Сирии для максимального укрепления своего присутствия в Центральной Азии и создания континентального коридора в Иран, что наглядно продемонстрировали саммит Шанхайской организации сотрудничества в Бишкеке и поездка председателя Си по центральноазиатским странам..

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Учитывая, что выдвижения новых авианосных ударных групп США в Средиземное море и в Персидский залив пока не происходит, можно сказать, что угроза большой войны временно отступила. Но не исчезла, и в любой момент может снова оказаться в повестке дня. В сложившихся финансово-экономических и социально-политических условиях глобальная "партия войны" и её американское отделение в том числе, вряд ли откажутся от искушения решить все проблемы путем военной агрессии — и Vae victis! ("Горе побежденным!"). Чрезвычайно велика вероятность того, что все усилия вокруг "Женевы-2" очень скоро будут сорваны либо новой провокацией, либо притянутыми за уши обвинениями в адрес Асада о невыполнении им "требований международного сообщества" (включая Россию) относительно химического оружия. Но это все равно потребует некоторого времени.
Таким образом, можно говорить о том, что системные усилия России пока остановили военную машину США и не дали начать новый, как минимум региональный, конфликт с огромными разрушительными последствиями. Что привело к серьезному росту авторитета Путина во всем мире, не исключая и сами Соединенные Штаты. Однако надо понимать, что реальных ресурсов для остановки агрессии (за исключением ядерного оружия) у России сегодня нет. Более того, тысячи салафитских боевиков, прошедших войну в Сирии, в любой момент могут быть переброшены через Турцию и Азербайджан на российский Северный Кавказ, где нас в этом случае ожидает "проверка на прочность", несравнимая даже с конфликтом в Чечне. Причем, это будет даже не "вторая кавказская война" — не исключены "прорывы" в мусульманские республики Поволжья. И не надо думать, что хотя бы Зимние Олимпийские игры-2014 в Сочи гарантированы от терактов и более масштабных боевых действий. Война, большая война стоит у нас на пороге. И жизненно необходим поворот к мобилизационному проекту.
Но свести вероятность такого развития событий к минимуму шансы есть. И немалые. В свете этого Путину следует сделать следующие фундаментальные выводы и предпринять соответствующие меры.
Во-первых, нужно продолжать оказывать максимальную поддержку Сирии, а также Ирану, по всем направлениям: от дипломатического до военно-технического.
Во-вторых, необходимо форсировать создание стратегического союза с Китаем.
В-третьих, следует продолжить развитие интеграционных процессов на всем постсоветском пространстве.
Наконец, в-четвертых (последнее по месту, но не по значению), жизненно важно — если не полностью устранить, то жестко ограничить возможности американской "агентуры влияния" в правительстве, "естественных монополиях" и информационном пространстве России.
Без выполнения этого минимального комплекса требований геостратегические риски для нашей страны становятся неприемлемо велики.

Завтра 19.09.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нагорный
Нагорный Александр Алексеевич (р. 1947) ‑ видный отечественный политолог и публицист, один из ведущих экспертов по проблемам современных международных отношений и политической динамике в странах с переходной экономикой. . Вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Постоянный член и заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее...