Реформа РАН ослабит страну

Жорес Алферов

— Реорганизация РАН, которую на днях рассмотрит Государственная дума, нарушает 72-ю статью Конституции, а сама реформа противоречит…

АиФ-Петербург: — Ваши оппоненты открыто говорят, что работы учёных сегодня не находят применения. Но только в Петербурге сосредоточено 10% научного потенциала страны…

Жорес Алферов: — Проблема внедрения существовала всегда: и у нас, и за рубежом. От открытия нового явления до первого производства в России и США проходит 7-8, редко 5 лет. Но если последние четверть века передовые страны шли вперёд, мы в результате шоковых реформ оказались на обочине технологического развития. Результаты науки сегодня мало востребованы экономикой и обществом в целом. И не потому, что РАН занимается отвлечёнными проблемами. Часто разработки просто некому передавать! Доходит до того, что наши достижения успешно используются за рубежом, а на родине они никому не нужны.

Убрать бюрократию

АиФ-Петербург: — Сейчас всю науку предлагается перевести из Академии в университеты. Почему вы против такого шага?

Ж.А.: — Это ещё один пример бездумного следования западным образцам. За последние годы велась политика переноса научных исследований из РАН в федеральные университеты. Потрачены огромные средства, но эффект небольшой. Да, в США фундаментальные исследования широко развиваются в университетах. Но там Академия 150 лет назад иначе создавалась и развивалась. Сегодня это высшая неправительственная экспертная организация, которая определяет, куда идти. А у нас при Петре Академия возникла вместе с университетами, экспедициями и лабораториями. Мы всегда взаимодействовали с высшей школой.

Один пример. В 50-е годы после монополии Америки на бомбу надо было срочно решать проблему создания полупроводников. Эту ключевую задачу поручили институтам: Ленинградскому физтеху, Институту им. Лебедева, ЦНИИ-108 Минобороны. Мы справились. В итоге это стало основой промышленного производства и ликвидировало разрыв в целой области электроники. В наши дни о таком подходе нет и речи.

АиФ-Петербург: — Несмотря на неудачи, мы ещё можем вырваться вперёд?

Ж.А.: — В космосе много провалов, но мы по-прежнему сохраняем большой авторитет. Можем быть первыми и в энергетике, только надо ликвидировать разрыв. Уже забылось, что в технологиях, работающих на основании солнечных батарей, раньше мы шли впереди. Но главное — вычислить, даже ценой ошибок, те направления, которые помогут быть первыми. Развить технологии, сочетать это с новым образованием. Здесь многое может сделать молодёжь, только её надо по-другому учить. И необходимо убрать бюрократию. Сегодня она просто не даёт нормально работать, выкручивает руки, мешая создавать новое.

АиФ-Петербург: — Академиков как раз упрекают, что те не дают дорогу молодым. Средний возраст корифеев — 74 года…

Ж.А.: — Самые важные достижения, как правило, люди делают в возрасте 30-35 лет. Многие теоретики выполнили крупные работы, когда им не было ещё и 30. Я получил Нобелевскую премию за открытия, сделанные в 33-36 лет. И индексы цитирования, о которых сегодня столько говорят, здесь ни при чём. Растут люди на деле. Современная молодёжь хорошо ориентируется в деталях, но ещё важнее знать дорогу, по которой надо идти. Что касается руководства, то академик Александров был немолодым, но долгое время оставался одним из лучших президентов РАН. Моя точка зрения — два срока проработал, и смена состава.

Обаму лишат премии?

АиФ-Петербург: — Недавно некоторые ваши коллеги, тоже нобелевские лауреаты, требовали лишить Обаму Нобелевской премии мира за попытку послать войска в Сирию. Поддерживаете их решение?

Ж.А.: — В 1953-м Нобелевскую премию по литературе получил Уинстон Черчилль за мемуары о Второй мировой войне. Когда ему сообщили о присуждении, он спросил: «Надеюсь, не за мир?» Ну а если серьёзно, я удивился, когда Обаме вручили столь высокую награду. С моей точки зрения, это ошибка. Президент страны, активно применяющей силу, не заслуживает этой премии. Что касается нобелевских лауреатов, то недавно они направили письмо Путину, где пишут, что очень встревожены реформой РАН. Подчёркивают, что до резкого снижения финансирования Академия России была ведущей научной организацией мира и сегодня представляет огромный потенциал. Поэтому они просят президента не проводить такие реформы, а если и совершать, то посоветовавшись с учёными.

АиФ-Петербург: — Хотите сказать, если бы летом вас избрали президентом РАН, такая реформа не прошла?

Ж.А.: — Думаю, этот закон в нынешнем виде просто не внесли бы в Госдуму. Мой ответ на заседании правительства был бы мгновенным. Устроил бы скандал, истерику, но замолчать проблему не дал. Изменения необходимы, но только постепенные, шаг за шагом. Надо менять работу президиума, отделений, усилить взаимодействие академий. Не сливая их вместе 3 в 1, как произошло, а организуя совместную работу.

Дворцы заберут

АиФ-Петербург: — Бизнес, промышленность напрямую заинтересованы в достижениях учёных, но наладить взаимодействие не получается. Да и государство держит науку в чёрном теле. Почему так?

Ж.А.: — Видно, не понимают: бизнес смотрит, что нужно сегодня, а наука — что потребуется завтра. Так вот, на «завтра» деньги должно давать государство. И если не вкладываться сегодня, то и в перспективе ничего не будет. Такой подход работает во всём мире. В США бизнес, как и везде, заинтересован в прибыли, но он финансирует в большом объёме опытно-конструкторские разработки. Затем 60-65% средств на фундаментальные исследования отчисляет бюджет, есть ещё фонды штатов. В Сингапуре наука на 90% поддерживается госбюджетом. А Россия по вложениям в науку находится на 31-м месте в мире. Зато по расходам на оборону — на втором после Америки. О каких приоритетах идёт речь!

АиФ-Петербург: — Говорят также, что учёные не умеют распоряжаться своим немалым имуществом, поэтому им в помощь введут академсервисы, как в Министерстве обороны.

Ж.А.: — Никаких «сервисов» нам не нужно. Да, у нас хорошая база для научных исследований и мы вправе пользоваться ею по своему усмотрению. Если мы что-то плохо делаем, давайте исправим, но отбирать… Сегодня почти во все учреждения РАН пришла прокуратура, которая усиленно ищет недостатки. Причём поднимают даже дела, которые уже рассматривались. Всё для того, чтобы показать: академия плохо управляет собственностью. Тем временем риелторы уже вовсю оценивают, какие элитные апартаменты получатся в зданиях на Ленинском проспекте в Москве, где расположен ряд академических институтов. То же самое в Петербурге. Меня отрыто спрашивают: зачем Академии столько дворцов на Васильевском острове? Могли бы жить скромнее. Но эти дворцы отдали учёным ещё цари. И не нынешней власти их забирать. Пусть Пушкинский дом, Зоологический институт, Институт востоковедения и десятки других научных учреждений остаются на своих исторических местах. Превращать их в бизнес-центры, а саму Академию в клуб по интересам — кощунственно.

АиФ-Петербург 20.09.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Жорес Алферов
Алферов Жорес Иванович (р. 1930г.) – выдающийся русский советский ученый, физик, общественный деятель. На сегодня единственный из живущих в России отечественных лауреатов Нобелевской премии. Академик Российской Академии Наук (РАН), вице-президент РАН, председатель Президиума Санкт-Петербургского научного центра РАН. Иностранный член Национальной академии наук (США), Национальной академии наук Белоруссии, почётный член Академий наук многих стран. Депутат Государственной думы РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...