Отбив — с минимальными потерями! — первую, неожиданную атаку коронавируса, Китай в очередной раз поразил весь мир. Как только тревожные донесения из Уханя дошли до Центра, оттуда пошли чёткие и жёсткие приказы. Изолировать очаги инфекции. Прекратить массовые мероприятия. Перебросить полевые госпитали. Распечатать стратегические резервы. Компенсировать потери. Снять налоги…

Созданный штаб с неограниченными полномочиями возглавил единый в трёх лицах Си Цзиньпин: Генеральный секретарь ЦК КПК, Председатель КНР и Председатель Военного Совета (главнокомандующий). Развёртывание наличных сил в Ухане и соседних городах, а затем по всему Китаю чуть ли не в прямом эфире наблюдал весь мир. Наблюдал — с разными чувствами и сопутствующими словами. Либеральная публика была возмущена «нарушением прав человека». Реалисты стали переносить китайский опыт на свою землю. Применение китайской методики спасло сотни тысяч людей, а пренебрежение ею обрекло другие сотни тысяч.

Эффективность китайской формулы и невозможность её полного копирования другими странами во многом объясняется пресловутой «китайской спецификой». В данном случае сработало традиционно сетевое устройство всей нации. Испокон веков китайцы создавали общины для землеустроительных работ, строительства дамб и каналов, борьбы с невзгодами. Власти поддерживали круговую поруку за порядок и подати в общинах «бао цзя». Превратить весь Китай в одну большую общину «народной коммуны» попытался в конце 1950-х Мао Цзэдун. Провал того эксперимента подтолкнул Дэн Сяопина к другому — землю снова разделили и отдали в пожизненную аренду. Сеть «коммун» и деревенских общин ослабла, но в городах сохранились уличные комитеты из бдительных граждан. Но, главное, заметно укрепилась другая сеть — партийная.

Сейчас 4 миллиона партийных организаций и 90 миллионов партийцев действуют в городах и деревнях, на государственных и частных предприятиях, в том числе иностранных. Из них в Центр поступает первичная информация, а в ответ идут инструкции и приказы. Партийная сетевая структура более обширная и разветвлённая, чем сеть административных органов, вооружённых сил и служб безопасности. В последние годы половину населения Поднебесной в городах покрыла ещё и информационная сеть наблюдения и распознавания лиц.

Столкнувшись с чрезвычайной ситуацией COVID-19, Китай не стал объявлять мобилизацию. Страна и так находилась в состоянии мобилизации. Фактически были проведены общенациональные учения в условиях, «максимально приближенных к боевым». В них поучаствовали все полтора миллиарда китайцев. Запертые в своих домах-убежищах сотни миллионов обывателей, десятки тысяч врачей и строителей, тьмы полицейских и военных, тысячи административных и хозяйственных руководителей всех рангов, партийные штабы от посёлков до Политбюро ЦК исполнили симфонию мобилизации. Дирижёром стал Си Цзиньпин, который начал готовить Поднебесную к встрече «чёрных лебедей» ещё в ноябре 2012 года.

Уже тогда ему и группе единомышленников было ясно, что Китаю не простят успеха. Отказ променять завоевания «мирного возвышения» на чечевичную похлебку «младшего брата» Америки привёл к началу всестороннего сдерживания: торгового, финансового, военного. Системным и упреждающим ответом на недружественные действия стала долгосрочная программа «Китайская мечта». Она состояла из нескольких стратегий, органично связанных друг с другом и призванных обеспечить синергию мобилизационных усилий. Но, главное, была поставлена духоподъёмная цель — к 2049 году, к 100-летию образования КНР, превратить Китай в «богатое и могучее, демократическое и цивилизованное, гармоничное и современное социалистическое государство».

Это было не растянутое на 37 лет подобие пятилетних планов развития народного хозяйства. Целью было объявлено «великое возрождение китайской нации». Такой подход, что называется, задел за живое думающую часть нации, вызвал прилив патриотизма. Одновременно с этой завораживающей целью были определены контрольные сроки трёх промежуточных этапов. К 2021 году полностью покончить с бедностью, построить общество среднего достатка «сяо кан», о котором мечтал ещё Конфуций. Даже несмотря на потери от коронавируса, эта задача будет выполнена до конца нынешнего года. Об этом заявляет Си Цзиньпин. Мало кто в Китае сомневается и в реальности другого обещания — к 2035 году «в основном завершить социалистическую модернизацию».

Важнейшая мобилизационная задача «Китайской мечты» — слезть с «экспортной иглы», ослабить зависимость от внешних рынков. В 2008 году экспорт давал 32.6% ВВП. К началу «торговой войны» в 2018-м этот показатель упал до 19.5%. Похоже, что пандемия ускорит развитие внутреннего рынка, увеличит численность «среднего класса», который за годы мобилизации составил 440 миллионов человек, а к 2035 году должен вырасти до 700 миллионов — половины населения страны.

По законам предвоенного времени уже несколько лет идёт зачистка управленческих структур и партийного аппарата от коррупции. Си Цзиньпин массу времени и усилий тратит на отлаживание систем управления государством, включая высшие эшелоны. В правящей партии построена вертикаль единоначалия и беспрекословной дисциплины. Военная реформа вывела НОАК на космические высоты и просторы Мирового океана, создала кибервойска и системы использования искусственного интеллекта. Жёстко пресекаются попытки дестабилизации районов проживания национальных меньшинств, сохраняется повышенная готовность отразить выходки сепаратистов в Гонконге и на Тайване. Всё активнее становится внешняя политика Пекина, призванная предотвратить создание антикитайского фронта, найти новых партнёров, укрепить взаимодействие со старыми.

Необходимость национальной мобилизации до недавнего времени осознавалась не всеми китайцами. Однако реакция внешнего мира на эпидемию коронавируса, обвинения в ней Китая и даже попытки выставить триллионные счета отрезвило очень многих. Расистская эпидемия «жёлтой опасности» вновь возродилась в Америке, готова перекинуться и на другие континенты. Под шумок сводок с фронтов COVID-19 возобновились демонстрации в Гонконге, провокационные военные учения в Тайваньском проливе. В таких условиях Китай намерен продолжить марш по пути мобилизации. Нация будет сплачиваться вокруг своей несущей конструкции — коммунистической партии. Сама же партия выполняет приказы своего вождя. Как поётся в популярной песне: «В открытом море не обойтись без кормчего!»

comments powered by HyperComments