На сайте «Завтра» была перепечатана статья Андрея Ильницкого «Гибридные войны: вызовы, угрозы, уязвимости». В этой статье политический советник министра обороны России (а именно так стоит определить род деятельности Андрея Ильницкого в аппарате министра обороны) тщательно анализирует вышедший в 2019 году фундаментальный доклад американской RАND Corporation «Overextending and Unbalancing Russia. Assessing the impact of cost-imposing options» («Перенапряжённая и несбалансированная Россия. Оценка воздействия вариантов наложения расходов»). Доклад этот почти сразу после своего выхода привлёк к себе огромное внимание т.к. в нём не только максимально откровенно выражена текущая и будущая стратегия США по отношению к нашей стране, но так же тщательно отмечены сильные и слабые стороны современной Российской Федерации и определён набор мер и инструментов для нанесения ей максимального ущерба.

Ильницкий так охарактеризовал эту работу американских аналитиков: «На наших глазах происходит смена стратегии противостояния. «Горячей войне» — какой она видится Западу — будет предшествовать так называемая проксивойна или гибридная война. Об этом откровенно говорится и в «Концепции быстрого глобального удара» и в «Стратегии национальной обороны США». 

Цель такой прокси-гибридной войны в том, чтобы всеми доступными методами измотать, «перенапрячь» целевое государство: подорвать его экономику и политическую стабильность, повлиять на моральный дух населения, уменьшить волю к сопротивлению и, в конечном счёте, вынудить элиты, а затем и всю страну, капитулировать перед Западом. Для эффективности таких гибридных атак идёт поиск уязвимых зон, на которые направляется острие удара. 

Такая прокси-война, или информационно-гибридная война, Запада против России уже идёт. Цель этой войны — демонтаж РФ, превращение нашего государства в failstate, наподобие Украины… 

Американцы из RAND дали свою версию наших уязвимостей и слабостей. Более того, они описали те меры, которые стоит предпринять Западу для «перенапряжения» России, чтобы дезориентировать её, замедлить развитие и, в конечном итоге, привести к распаду по аналогии с тем, что во времена Рейгана было сделано против СССР. 

Доклад отличается прямотой и цинизмом содержащихся в нём выводов и предложений. Почему стоит обращать на него наше внимание? Можно сказать, что американцы по факту сделали за нас часть нашей работы, чётко прописав свою версию наших слабостей и уязвимостей, а соответственно — и тех рисков, которые из этого следуют».

Если верить RAND Corporation, США готовы объявить России гибридную войну по всем фронтам, включая экономические, информационно-идеологические, геополитические и военные меры. И далее советник Сергея Шойгу подробно рассматривает как военные, так и геополитические, и информационно-идеологические аспекты этой войны, которым эксперты RAND уделили особенно много места.

«В четвёртой главе доклада описываются шесть возможных шагов США на пространстве геополитических интересов России: 

1. Предоставление летального оружия и военной помощи Украине. 

2. Возобновление поддержки сирийских повстанцев. 

3. Продвижение демократии и содействие смене режима в Беларуси. 

4. Расширение американских связей на Кавказе, использование напряженности между Арменией и Азербайджаном. 

5. Усиление присутствия США в Центральной Азии, сокращение российского влияния там. 

6. Изоляция Приднестровья. 

Несколько фрагментов из текста доклада RAND. 

По Украине: «Украина, безусловно, является более способным и надёжным партнером, чем другие страны, которым Соединённые Штаты предоставили летальное оружие, — например, афганским моджахедам в 1980-х годах». 

То есть Украине американские стратеги из RAND отводят роль «антироссийской дубины». Украина нужна им лишь для геополитического террора. Сравнение их украинских вассалов с моджахедами не случайно и даже символично. 

По Сирии: «Усиление поддержки США умеренной сирийской оппозиции может надолго продлить и интенсифицировать гражданскую войну, которая уже начала затухать, тем самым накладывая расходы как на Россию, так и на Иран… Этот курс действий мог быть жизнеспособным несколько лет назад, когда вооружённая оппозиция была сильнее. В нынешних обстоятельствах самое большее, что может сделать расширение помощи США, — это продлить на десятилетия конфликт, который уже дестабилизировал весь регион». 

По Беларуси: «С точки зрения американской политики, беспорядки в Беларуси могут предоставить возможность перенапрячь Россию. Если, помогая оппозиции, устранить давнего союзного России диктатора (имеется в виду Александр Лукашенко. — В.Ш.) и поддержать либерализацию — это будет нашей несомненной победой. Помощь белорусской оппозиции может быть оказана в самых разных формах: от публичных заявлений о поддержке со стороны лидеров США до более прямой финансовой и организационной помощи, дающей возможность оппозиционным партиям достичь конечного состояния свободной и демократической Беларуси». 

По Кавказу: «Соединённые Штаты могли бы перенапрячь Россию на Кавказе двумя способами. 

Во-первых: Соединённые Штаты могли бы подтолкнуть к более тесным отношениям НАТО с Грузией и Азербайджаном. 

Во-вторых: в качестве альтернативы Соединенные Штаты могли бы попытаться заставить Армению порвать с Россией. Будучи давним российским партнёром, Армения также развила связи с Западом: она предоставляет войска для операций под руководством НАТО в Афганистане и является членом программы НАТО «Партнёрство ради мира», а также недавно согласилась укрепить свои политические связи с Евросоюзом. Азербайджан — авторитарная страна, часто порицаемая неправительственными организациями за плохие политические и гражданские права, не проявляет интереса к более тесным отношениям с Западом или с Россией. Сдвинуть Азербайджан с этой удобной нейтральной позиции будет трудно. Учитывая конфликт между Азербайджаном и Арменией из-за Нагорного Карабаха, любые усилия по укреплению связей с одним из этих государств, скорее всего, вызовут антагонизм с другим. Если бы одна из стран ради своей безопасности повернула на Запад, другая, скорее всего, повернула бы в сторону Москвы». 

По Центральной Азии: «Более активное взаимодействие с Центральной Азией может принести скромные выгоды. Расширение связей Центральной Азии с остальным миром может привести к сокращению торговли этого региона с Россией». 

По Молдове и Приднестровью: «Переворот в Приднестровье и изгнание российских войск из региона станет ударом по престижу России». 

Нельзя не отметить, что аналитики RAND обстоятельно и скрупулезно разобрали внешнеполитические уязвимости России. Но перечисление существующих «болевых точек» нашей страны само по себе не даёт никакого преимущества. По этим точкам ещё нужно попасть. А вот это — и есть самое сложное! Все вышеперечисленные угрозы ни в малейшей степени не являются откровениями и открытиями «рэндовцев». Любой военный аналитик легко перечислит их, не претендуя на статус геостратегического гуру. Ещё в 2013 году, когда после завершения «болотных» протестов внешне, казалось бы, ничто не говорило о грядущем кризисе в российско-американских отношениях, на заседании Изборского клуба по военной реформе эта угроза была сформулирована как основная:

«Мы живём в быстроизменяющемся динамичном мире, в период очередной кризисной волны мировой экономики, которая провоцирует геостратегическую напряжённость в различных регионах планеты, в том числе — и по периметру российских границ. За прошедшее двадцатилетие целый ряд государств, граничащих с РФ, вполне явно обозначил разного рода претензии к нашей стране: от сугубо экономических до территориальных. Многие из таких претензий могут в будущем спровоцировать конфликтные ситуации и попытки их разрешения силовым путём. 

Основные стратегические внешние угрозы для РФ сегодня, как и прежде, исходят от США и других стран Запада, которые не заинтересованы в восстановлении нашей страны как самостоятельного «центра силы» глобального значения, а потому проводят политику, направленную на ослабление России, на оттеснение её к периферии мирового сообщества, фиксации её статуса как источника сырья и мировой свалки отходов. При этом США и их союзники используют — с целью достижения решающего военно-стратегического превосходства над Россией — концепцию «мягкой силы», предусматривающую системное комбинированное сочетание трансформационных, информационных и деформационных воздействий. Одной из ключевых политико-дипломатических технологий разрушения нашей страны является навязывание ей несбалансированных соглашений по сокращению стратегического и тактического ядерного оружия. В свете этого следует с особой осторожностью подходить к подобным переговорно-дипломатическим предложениям Запада. 

Обороноспособность нашего государства должна быть связана с внешнеполитическими действиями. Определяющую роль играет позиционирование политического руководства страны в нарастающем стратегическом противостоянии США и КНР. Это противостояние даёт России дополнительный диапазон для стратегического манёвра, позволяет оперативно варьировать свои отношения с каждым из указанных глобальных «центров силы» в зависимости от конкретных геостратегических, в том числе военно-политических обстоятельств, но при этом требует от России совершенствования и укрепления стратегических ядерных сил (СЯС) как главного фактора, обеспечивающего национальный суверенитет». 

И в дальнейших докладах Изборского клуба эти угрозы были детально исследованы. Так, в докладе известного отечественного конфликтолога Шамиля Султанова задолго до «откровений» RAND была предельно ясно сформулирована суть того плана противодействия России, который теперь «продают» аналитики RAND:

«Предстоящая большая война — это, во-первых, война системная; 

— во-вторых, это война, где основными игроками являются сложные, рефлексивные системы; 

— в-третьих, это война за обладание решающим потенциалом глобального управления. 

С этой точки зрения, ракетно-термоядерная война, в принципе неприемлемая с разных точек зрения, становится возможной только на финальной стадии развития целенаправленной конфронтационной спирали, в случае потери управляемости такой спиралью. Поскольку термоядерное столкновение станет конечным сражением с нулевой суммой для всех участников, то одна из главных задач рефлексивной системной войны добиться стратегического выигрыша как можно на более ранних стадиях развертывания конфронтационной спирали. 

Основными вехами конфронтационной спирали являются: 

— раскол элиты или правящего класса как финальная стадия направляемого кризиса ценностной системы или системы смыслов; 

— деморализация армии и военной элиты; 

— искусственное, направляемое управление деградацией внутренней социально-экономической ситуации,; 

— целенаправленное формирование соответствующих внешних кризисных факторов; 

— постепенное стимулирование социально-политического кризиса; 

— одновременная интенсификация различных форм и моделей психологической войны; 

— активизация массовых панических настроений, полная деморализация ключевых государственных институтов; 

— демонизация неприемлемых лидеров, лоббирование «агентов влияния», интеграция соответствующих схем внутреннего управления; 

— уничтожение внешнего коалиционного потенциала стратегического противника». 

Вот так — чётко и ясно!

И теперь, спустя восемь лет, в своей статье Андрей Ильницкий развивает сказанное Шамилем Султановым, наполняя его тезисы конкретикой:

«Теперь подробнее о том, почему так важна идеология. 

Ядром, сердцем каждой нации являются её культура, история, язык, традиции, ценности и цели. А ещё — совокупность взглядов, отражающих интересы всех слоёв общества, то есть идеология. Чтобы подорвать живучесть и разрушить нацию, не вступая с нею в прямое военное противодействие, надо разрушить её нравственное и идеологическое ядро — то, что определяет смысл и судьбу совместного проживания миллионов русских людей на одной территории долгие века. 

Эрнест Ренан писал: «Нация — это ежедневный плебисцит». А Хосе Ортега-и-Гассет продолжал: «Да, плебисцит, но по какому вопросу плебисцит? Это плебисцит по вопросу о будущем». 

Нацию создаёт общий образ её будущего. Не абстрактное будущее, которое когда-нибудь настигнет всех нас с фатальной неизбежностью, а будущее как достижимая цель, как проект или национальная идея. 

Если образа будущего у нации нет, то у вас не будет ни нации, ни государства. Если у нации есть идеология и целеполагание, поддерживаемое культурой, наукой и системой ценностей, — у нации есть будущее. 

В обороне войну, и гибридную в том числе, не выиграть. Нужно концентрироваться и идти в атаку. В атаку на завоевание своего будущего» 

Сегодня уже сама жизнь резко перетасовывает геополитические карты и ломает привычный расклад, казавшийся незыблемым ещё полгода назад. Одной из самых впечатляющих угроз, с которой столкнулась сегодня не только Россия, но и, без преувеличения, вся современная цивилизация, — это всемирная коронавирусная пандемия COVID-19. Она стала не только и не столько реальной биологической угрозой для существования человечества (при своей весьма скромной смертности в 1-1,5% от общего числа инфицированных), сколько полноценным таранным ударом по мировой экономике и политическим имиджам некоторых вчерашних мировых лидеров, содрав с них блестящую шелуху пропагандистской косметики и выявив реальную сущность.

Пандемия со всей очевидностью продемонстрировала эфемерность тех ценностей, которые десятилетиями презентовались миру в качестве незыблемого оплота так называемой Западной цивилизации и главное, как единственно правильная модель развития человечества. Всего за месяц «единая Европа» распалась на кучу отгородившихся друг от друга стран, каждая из которых была предоставлена самой себе и в одиночку боролась с коронавирусной заразой, опираясь исключительно на свои национальные экономические, финансовые и медицинские ресурсы, без всякой помощи со стороны. А оплот демократии и гегемон мировой политики США просто рухнули в пучину COVID-19, оказавшись неспособными ни сдержать её, ни эффективно ей противостоять, всего за месяц потеряв больше 40 тысяч человек умершими от болезни, при более чем 700 тысячах заразившихся. Конечно, такой имиджевый урон невозможно быстро компенсировать, и теперь, после итальянского и испанского мора и американских рвов с умершими, привлекательность западной модели развития на долгие годы, если не десятилетия, станет смешной фикцией, сказкой для простачков, развеявшейся в дым даже перед не самой опасной угрозой.

И, напротив, способность эффективно противостоять пандемии, вовремя и энергично бороться с ней, надолго станут наглядным примером преимуществ китайской социалистической системы, китайской модели государства. Не случайно, ещё даже не сбив катастрофический рост числа заболевших, США тут же включились в идеологическую операцию по подрыву имиджа КНР как первого победителя пандемии, обвинив Пекин в искусственном создании нового вируса и утрате контроля над ним в лаборатории Уханя. При этом старательно обходя факт того, что последние годы эта лаборатория находилась в совместной эксплуатации Китая и США…

Теперь американцы делают всё, чтобы обвинить Китай и как можно быстрее назначить его главным виновным со всеми вытекающими из этого экономическими, политическими и репутационными издержками. Фактически, ещё не переболев толком, Америка уже начинает новую холодную войну против сделавшего спурт соперника.

Проверит пандемия на прочность и нынешнюю систему государственного управления, и экономическую модель РФ. Сможет ли наша страна эффективно продемонстрировать свою политическую и экономическую живучесть, а также способность эффективно включить мобилизационный проект — или же, вслед за США, свалится в неконтролируемый рост числа заболевших, раздавленную наплывом больных систему здравоохранения и сваленную с ног экономику? От того, как Россия пройдёт через это испытание, критически зависит дальнейший путь её развития.

При этом борьба с COVID-19 идёт уже в нескольких измерениях. С вирусом сражаются не только медики, но ещё и десятки тысяч людей, вовлечённых в меры противодействия наступлению пандемии. Идёт сражение за экономику — за то, чтобы максимально уменьшить ущерб от принимаемых изоляционистских мер, сохранить промышленность, производства, бизнес. И, конечно, ожесточённая война идёт в медиапространстве, которое пытается захватить наш противник, чтобы фейками и ложью подорвать внутреннюю устойчивость российского общества, дезорганизовать, дезинформировать, расколоть и стравить между собой его части.

В принципе, в работе Ильницкого, когда он даёт критический анализ этой войны и сегодняшнего политического класса России, говорится именно об этом.

«Итак, против России развязывается масштабная гибридно-информационная война (прокси-война). Её инициатором выступают США. 

Атаки в этой войне идут на сознание людей, на духовные основы и символические области. 

Наблюдается скоординированное политическое и информационное давление на Россию извне и изнутри, направленное на разбалансирование общественно-политической ситуации. 

При поддержке Запада активизируется «пятая колонна», сохраняется угроза радикализации как либеральной, так и националистической оппозиции. 

Цель этой гибридно-информационной прокси-войны состоит в том, чтобы повлиять на моральный дух и сплочённость нации, подорвать, «перенапрячь» экономику, политическую стабильность и волю к развитию, ослабить Российское государство. 

Острие информационных атак США направлено против Владимира Путина, против Православной церкви и Вооружённых сил России». 

Возникает вопрос — соответствуют ли такому геополитическому состоянию, вызовам, стоящим перед Россией и её лидером Владимиром Путиным, общественно-политический каркас и управляющий класс страны — её политические элиты? Ответ — нет!

Политические элиты «просели» — они безынициативны и слабы духом, они не предъявили обществу ни идеологической базы, ни стратегии развития, ни образа будущего.

Коррупция, бегство капитала и самоустранение части элит от общего дела по обустройству страны — ныне сродни предательству, за которым может последовать катастрофа и хаос, как это было в начале 1990-х и в 1917 г.

Не определён класс носителей новой российской государственности XXI века. Не сформировано опорное сословие, готовое посвятить жизнь Служению Отечеству. Нет того, чем ранее в нашей истории было дворянство. Современная российская бюрократия с подобной ролью не справляется.

Андрей Ильницкий пишет: «Высокое внутреннее напряжение, связанное с удержанием огромных неоднородных пространств, постоянное пребывание России в гуще геополитической борьбы делают задачи консолидации общества, обеспечения национальной безопасности и развития государства важнейшими и решающими сегодня. 

Отсутствие цели и образа будущего затрудняет наш прорыв в мировые лидеры. Необходимо осознание, осмысление и описание сложившейся в путинскую эпоху российской системы властвования, всего комплекса идей и измерений как базиса идеологии на десятилетия вперёд. 

У России мало времени, чтобы сформировать собственный образ будущего, чтобы прекратить быть источником сырья и рынком сбыта для иностранных производителей, а превратиться в интеллектуально-технологический центр мирового уровня в новом технологическом укладе. Государственная программа вооружения до 2027 г. имеет десятилетний масштаб. Она обеспечит безопасность страны и наше технологическое лидерство в военной сфере примерно до 2035 г. 

Необходимо уже сейчас создавать стратегию идеологического перевооружения, ценностную политику, основанную на высвобождении внутренней энергии общества. Без такой стратегии, без активной идеологической политики войну сегодняшнего дня: информационно-гибридную войну, войну идеологий, — не выиграть. 

Предстоит большая идеологическая работа. Её суть — стратегический выбор пути России из вчера в завтра. Того пути, что заставит нас меняться, оставаясь самими собой». 

И с этим выводом автора нельзя не согласиться.

comments powered by HyperComments