9 Мая — пожалуй, единственный праздник, который на постсоветском пространстве объединяет порядочных людей. Которые, поднимая рюмки за Победу, не забывают выпить «третий тост» за тех, кто пал. Которые ещё помнят, что «это праздник со слезами на глазах». Которые стараются хотя бы в этот день не размахивать трёхцветным флагом, а прикалывают алую, цвета пролитой крови ленточку на лацкан пиджака.

Хотя уже тридцать лет в русскую душу вдалбливают: «нацизм и социализм — одна сатана». А раз так, то режим был преступный. Всё, что им создано, тоже создано преступным путём и подлежит немедленному поглощению «истинными патриотами», которые 9 Мая в условиях самоизоляции и американских санкций ходят кругами по своему стогектарному поместью в Барвихе с портретами отцов. А следом — челядь, изображая толпу…

О забытых страницах послевоенных советских побед и их приватизации кучкой негодяев рассказывает экс-директор НИИ статистики доктор наук, профессор Василий Симчера.

 Василий Михайлович, вы же перед самой войной родились? Жили в Закарпатье, в оккупации? Помните что-то из военных лет, из послевоенных?

— Да, в 1940 году. «Дитьё» войны, как сейчас говорят. Помню грустные глаза матери с кучей малых детей (нас мал мала было восьмеро), растерянного отца — машиниста паровоза, которому волею судьбы пришлось воевать на два фронта, за и против фашистской немецко-венгерской армии. Низко летающие мессершмитты, бомбившие всё подряд, даже виноградники и плодородные поля моего дедушки.

Лучше, конечно, помню уже советские послевоенные годы, когда в 1946-м мою Подкарпатскую Русь присоединили к СССР. Помню продовольственные пайки, спасшие нас, малых детей, от голода. Помню и насильственную коллективизацию, которая, как нигде, неоправданно и напрасно разрушила традиционный тысячелетний уклад самобытной жизни и перечеркнула многие благие деяния советской власти в Закарпатье…

— Тяжёлое время было, конечно. Но говорят сегодня больше не о том, как преодолели детский голод, а о том, как вкладывали ресурсы в экспорт социализма, вместо того чтобы кормить свой народ. Не первый раз сталкиваюсь с этой позицией.

— В ныне правящей в стране верхушке действительно есть твёрдое убеждение, что мы помогали слишком многим, в ответ навязывая им свои политические режимы. И вообще «экспорт социальных экспериментов» и экономическая помощь «…часто приводили не к прогрессу, а к деградации и… трагическим последствиям». Такое уничижительное — «деградация», «трагические последствия» — очень напоминает необъективные суждения советологов. А тут мы сами свою историю клеймим!

— Может быть, справедливо?

— Все крупные державы ведут себя в отношении стран-сателлитов грабительски одинаково. Советский Союз, пожалуй, единственное мировое исключение. Движения в сторону социализма он, конечно, требовал, но и давал очень немало.

Цифры, они не врут! Общий объём помощи СССР братским и развивающимся странам в послевоенные годы очень приблизительно оценивается более чем в 200 миллиардов долларов США. В том числе после смерти Сталина в 1954–1990 годы — в 144, 3 миллиарда долларов. Тот же разрекламированный план Маршалла по помощи Европе — всего 12, 4 (по другим оценкам — 17, 0) миллиарда долларов США, или 1% ВВП США. При текущем курсе доллара США, который по сравнению с 1947 годом обесценился по крайней мере в 7 раз, помощь СССР превысила 1, 0–1, 4 триллиона долларов США, что равно почти общему годовому объёму ВВП нынешней России.

Но главное, конечно, уникальная, не имевшая аналогов в мире сеть построенных в послевоенный период при техническом содействии СССР нескольких тысяч предприятий и других объектов, переданных в порядке оказания безвозмездной помощи другим странам. Цена их капитализации превышала три четверти всей зарубежной собственности! А их мощности, в том числе по производству чугуна, проката и стали, кокса и электроэнергии, протяжённость железных дорог, построенных Союзом, и многое другое, — чем располагала РСФСР тех лет.

Кроме технической помощи СССР в эти же годы предоставил странам, по разным оценкам, кредитов до 140 миллиардов долларов США. Современная добрая Россия их простила и списала. Сегодня можно на эти деньги построить от 120 до 150 миллионов квадратных метров жилья (или перевести из бараков в двушки 1, 5–1, 8 миллиона семей. Или построить свыше 100–125 тысяч километров качественных дорог, и вообще много чего можно было построить.

Также Россия унаследовала всё движимое и недвижимое посольское имущество, здания и сооружения, транспорт, оборудование и инвентарь, принадлежавшие СССР на правах собственности или на правах долговременных или вечных арендных требований более чем в 178 странах и автономных территориях мира. Это и широкая сеть торговых, промышленных и иных представительств с их многочисленными зарубежными объединениями и учреждениями, общественными и культурными центрами и домами дружбы, созданными и успешно функционировавшими практически во всех этих странах.

— Можно хотя бы приблизительно назвать сумму, во что это всё оценивается?

— Очень приблизительно. Для более полных и точных оценок требуются всеобщая инвентаризация и соответствующие аудиторские подтверждения. Так, всё советское материальное, научно-техническое и культурное наследство (без учёта стоимости земли, недр и лесов, а также стоимости людских ресурсов и интеллектуальной собственности) в сопоставимых ценах тех лет оценивалось в 4 триллиона рублей. При курсе доллара 0, 6 рубля — в 6, 7 триллиона долларов США, что почти на 20% больше его нынешних номинальных и на порядок больше его реальных оценок.

Пятая часть, более триллиона (!) от этой суммы, была затрачена на построенные в более чем 70 (13 социалистических и 37 развивающихся) странах мира при помощи СССР производственные мощности. А это, на минуту, более 5, 2 тысячи крупных и крупнейших объектов, половина из которых приходилась на промышленность!

В том числе 511 электростанций общей мощностью 118 миллионов кВт.

132 шахты по добыче 221 миллиона тонн угля и 39 миллионов тонн железной руды. 116 заводов по производству 57 миллионов тонн чугуна, 64 миллионов тонн стали, 62 миллионов тонн проката. 351 предприятие машиностроения и металлообработки. 253 предприятия по производству строительных материалов. 79 заводов по переработке 86 миллионов тонн нефти. И вдобавок 6, 6 тысячи километров железных и 2, 7 тысячи шоссейных дорог.

Фактически была выстроена экономика целого среднеевропейского государства вроде Бельгии, Дании или Финляндии!

— Двойственное впечатление: с одной стороны — здорово, действительно, второй подвиг в нашем русском стиле: последнюю рубаху отдам. С другой — страна в руинах, самим надо строиться… Кому больше всех помогали?

— По числу предприятий — Монголии. 1022 объекта. Правда, промышленных из них 290. Болгарии: 370 и 299 промышленных (см. подробно на сайте «АН»). Строили Венгрии, Польше, Кубе, Вьетнаму, даже Албании. На момент распада Советский Союз оказывал экономическое и техническое содействие 74 странам. Поставка оборудования и материалов для строительства промышленных предприятий и других объектов осуществлялась в 50 стран для укомплектования 888 объектов, в том числе в 13 социалистических стран для 619 объектов, в 37 развивающихся и других стран — для 269 объектов.

— Судя по нынешним заявлениям всех этих «братушек», мы им только туалеты строили и калоши поставляли!

— Конечно! В Болгарии такой туалет — электропечь мощностью 250 тысяч тонн стали в год на бывшем металлургическом комбинате имени В.И. Ленина. В Венгрии — энергоблок №3 мощностью 440 тысяч кВт на АЭС «Пакт»; во Вьетнаме — энергоблок №4 мощностью 110 тысяч кВт на ТЭС «Фалай». В Чехословакии — два энергоблока мощностью по 440 тысяч кВт каждый на АЭС «Дукованы»; в Индии — слябовая машина непрерывного литья заготовок производительностью 295 тысяч тонн слябов, в Греции — энергоблок №4 мощностью 300 тысяч кВт на ТЭС «Агиос Димитриос». И это только крупнейшие!

Всего же с трудного послевоенного времени по состоянию на начало 1991 года при помощи СССР за границей успели построить энергостанций на 60 миллионов кВт (при соглашениях на 122 миллиона), нефтеперерабатывающих заводов — на 62 миллиона тонн (при плане — 82 миллиона), производства всевозможного промышленного оборудования — на 260 тысяч тонн (план — 280 тысяч). И так далее. В странах социалистического лагеря до 25% продукции выпускалось на этих предприятиях. А в развивающихся — почти половина!

И не стыдно, зная эти цифры, говорить, что экспорт из СССР нёс «деградацию»?! Если мы демонстрируем, что не уважаем подвиг своих отцов и дедов, то кто нас будет уважать?!

— И кому сейчас весь этот промышленный потенциал принадлежит?

— Не нам. Судя по статданным, он весь распродан новым собственникам менее чем за 1% балансовой и 0, 1% реальной стоимости. Насколько мне известно, наша страна ни разу ни сделала попытки вернуть или добиться компенсации.

— Пора кричать: «слово и дело»?

— Точнее будет: «если звёзды зажигают, значит, кто-нибудь будет греться». Эксперты и не эксперты уже 30 лет задают вопрос: «Где деньги, Зин?», а меняющиеся правительства молчат как партизаны. А всё несложно: просто посмотрите «кому выгодно?», чьи интересы обслуживаются? И сразу станет понятно: наша раздвоенная экономика в основном работает не на национальные интересы, а на иностранный и офшорный капиталы, которые и являются собственниками огромной части национального богатства России. В том числе почти всего незаконно присвоенного его зарубежного объёма.

И это раздвоение, которое началось с незаконной приватизации и закончилось сегодня почти полной потерей зарубежной собственности России, — наглядный пример общего её грабежа.

Возьмём «национальное достояние», 50% акций в явном виде и 25% в неявном принадлежат иностранным компаниям и подставным офшорным лицам. «Национальное достояние», в котором 1, 2 триллиона рублей годовых прибылей из 1, 6 триллиона их общего годового объёма приходится на долю тех же иностранных компаний и подставных офшорных лиц. Две трети добываемого газа (а «Газпром» добывает 525 из 750 миллиардов кубометров общей добычи газа в России) уходит на экспорт.

Вообще суммарная доля таких «газпромов» зашкаливает сегодня за 70% всех наших трудовых и природных ресурсов, основных фондов, производимой и реализуемой продукции, валютных активов, всего богатства! И такой гарант антинациональной экономики — это серьёзно и надолго. А национальный интерес — это всего лишь призрак, видимость, фантом, прикрытие.

Таким образом, под прикрытием одних и тех же людей во власти, одних и тех же мнимых бумажных законов, одних и тех же ресурсов на одной и той же территории сегодня наяву мы имеем дело с двумя автономно и разнонаправленно развивающимися экономиками, основанными на двух различных принципах, целях и моделях существования. И, как следствие, в реальности мы имеем сегодня здесь две параллельно существующие системы, два мира и, следовательно, две России. И это не фантом, а реальность.

Без освобождения от нынешней иностранной зависимости и восстановления былых мощи и авторитета нашей страны избавиться от каких-либо несправедливых по сути и оскорбительных по форме унижений в принципе невозможно! Иных шансов у России попросту не существует и никогда не будет!

ИсточникАргументы недели
Василий Симчера
Симчера Василий Михайлович (род. 1940) – советский, российский экономист, специалист по статистическому моделированию. Доктор экономических наук, профессор. Вице-президент Академии экономических наук. Заслуженный деятель науки РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments