После того, как Михаил Мишустин заразился коронавирусной инфекцией и временно отстранился от дел (хотя президент сказал, что без его мнения решения приниматься не будут), на его место назначили первого вице-премьера Андрея Белоусова. Того самого Белоусова, который ранее предлагал изъять у олигархов 500 млрд рублей сверхдоходов и пустить их на исполнение «майских указов». Предложение так и осталось предложением, однако в широких кругах Белоусов имел образ некоего «борца за справедливость», который может пойти в контры с профильными министерствами и Центробанком.

После его временного назначения на пост главы кабмина СМИ заговорили как раз о возможном изменении экономической политики. Но последние заявления министра финансов РФ Антона Силуанова подтвердили отсутствие планов на смену курса. Он вслед за Эльвирой Набиуллиной и Германом Грефом раскритиковал идею «вертолетных денег», выступив против прямой финансовой помощи государства гражданам, а также пообещал, что не будет и пересмотра «бюджетного правила», на чем когда-то настаивал Белоусов. «Бюджетное правило» предполагает, что на все доходы от продажи нефти по цене свыше $40 за баррель Минфин покупает валюту и направляет ее в Фонд национального благосостояния, который был призван стать новой «подушкой безопасности». Однако власти не спешат распечатывать эту «кубышку» даже в эпидемию коронавируса.

Так и что теперь будет делать временный премьер-министр, получив чуть больше рычагов управления? Скорее всего, ничего, выходящего за рамки повседневной деятельности премьер-министра, так считает экономист, руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин.

— Как вы смотрите на это назначение Андрея Белоусова? Ожидаете от него каких-то решительных действий?

— Во-первых, нет никакого назначения, есть исполнение обязанностей — Белоусов был первым замом, и обязанность первого зама заключается в том, чтобы подменять начальника во время его отъезда или во время его нетрудоспособности. Так что никакого политического функционала я здесь не вижу.

А если бы Белоусов не переродился в обычного либерального строителя блатного феодализма, подобно другим членам правительства, то, наверное, мы бы увидели какое-нибудь изменение политики.

Но поскольку реального изменения политики нет, и поскольку мы видим, что государство не собирается спасать человеческие жизни и по-прежнему запрещает людям жить (я надеюсь ошибиться, но пока нет никаких даже сигналов, подтверждающих обратное), то господин Белоусов будет продолжать политику Чубайса, Волошина, Кудрина, Набиуллиной, Силуанова и прочих «замечательных» деятелей.

— Есть ли какие-то шансы, возможности, чтобы Белоусов задержался, остался на месте премьера?

— Во-первых, это абсолютно незначимо, потому что, если он не меняет политику, то какая разница — кто? Какая разница, какая фамилия у премьер-министра, если политику определяет покойный Березовский? Это неважно. Белоусов — очень лояльный человек, он очень аппаратно этичный человек. Поэтому вряд ли он будет предпринимать для этого какие-то усилия.

— То есть вы не поддерживаете точку зрения, что Михаил Мишустин был изначально поставлен для исполнения нацпроектов, а с наступлением кризиса понадобился некий «антикризисный менеджер» в лице Андрея Белоусова?

— Я допускаю, что Мишустин был поставлен для нацпроектов. Допустим, его решили заменить. А для чего его решили заменить? Для продолжения той же самой политики?

Вот есть факты прямой лжи — например, когда Силуанов говорит, что для того, чтобы спасать жизни людей, нужно печатать деньги — это ложь, потому что это прямо противоречит отчетам Министерства финансов, которое возглавляет Силуанов. Это понятно. А здесь — в чем смысл? Если бы он был поставлен для какого-то дела, он бы это дело начал делать, мы бы это увидели. Более того Белоусов никогда не был и никогда не будет, наверное, человеком с осознанной политической позицией. Это не политик, это менеджер.

И если бы Белоусов имел бы точку зрения на экономическую политику, отличную от Мишустина, то на должности первого заместителя указанного господина он имел бы все возможности не кардинально ее изменить, но существенно корректировать эту политику. И мы бы эти изменения увидели. Если бы Белоусов был в чем-то не согласен с Набиуллиной, мы бы это увидели в политике Правительства РФ. Если мы это не видим, значит, значимых разногласий между ними нет. А Белоусов на должности первого заместителя Мишустина уже долгое время.

— Последние заявления Силуанова являются как раз продолжением этой политики, это понятно, но зачем они были озвучены? Чтобы никто не обнадеживался и не вводился в заблуждение?

— Я думаю, что озвучено это было по причине небольшого ума, потому что Греф отметился, Набиуллина отметилась, а как же Силуанов будет молчать? Это значит, что он менее разговорчив, чем Набиуллина? Это нельзя, это плохо для пиара.

По сути дела, в переводе на русский язык это означает примерно следующее заявление: «Мы мы будем убивать Россию, потому что если мы не даем людям возможности работать и не выпускаем их из квартир — мы не даем им возможности жить. Если мы не даем людям зарабатывать и не даем людям денег — значит, мы их убиваем».

Заявление, пожалуй, столь же однозначное, что и заявления Гитлера во время войны.

Понятная и очень честно заявленная позиция. Подобного рода честность не является свидетельством большого ума, но, вероятно, это главное свойство господина Силуанова.

comments powered by HyperComments