Владимир Овчинский: Пандемия forever

Думаю, что главным ПОЛИТИЧЕСКИМ событием последнего времени станет заявление заместителя генерального директора Всемирной организации здравоохранения Сумии Сваминатан.

«Я бы сказала, через четыре – пять лет у нас будет перспектива контроля», — сказала она на конференции по вопросам пандемии, организованной Financial Times 13 мая 2020 года.

Глава программы ВОЗ по чрезвычайным ситуациям Майк Райн развил эту мысль и заявил, что вирус может остаться с нами НАВСЕГДА!

Что это означает? И почему эти заявления следует назвать политическими, а не медицинскими (возможность разработки вакцины, появление новых лекарств и методов лечения)?

Во – первых, требует изменения вся стратегия внутренней и внешней политической деятельности. Должны быть пересмотрены на долгосрочную перспективу бюджеты государств, образовательная политика (расширение подготовки качественных медицинских кадров), политика поддержки малоимущих слоёв населения и бизнеса. Политика открытости государств, перекрытия границ также изменится до неузнаваемости.

Во – вторых, и может это и есть главное, мир, оказавшийся погруженным в совершенно новую и необычную систему государственного медицинско – полицейского, карательного контроля и надзора, в этой системе остаётся как минимум на пять лет, либо навсегда.

Мир не будет уже пост – пандемическим. Он будет исключительно пандемическим. И это не игра слов.

Каковы основные черты этого мира?

Первое. Каждое государство само определяет правовой режим жития в пандемии. Само устанавливает запреты и меры наказания. Без оглядки на какие – либо ограничения, содержащиеся в действующих конвенциональных и иных международно– правовых документах. Уже сейчас мы видим размах этих нововведений – от избиения людей палками за нарушения режима самоизоляции в «демократической» Индии до расстрелов «злостных» нарушителей карантина, «заражающих людей» на Филиппинах (постоянно повышающиеся размеры штрафов в отношении нищих людей, не способных купить маски и перчатки, — это самый «гуманный» вид наказания в пандемическом мире).

Второе. Государства, имеющие федеративное или конфедеративное устройство, сбрасывают правотворческую и организационно – полицейскую деятельность из центра на места (США, Великобритания, Россия, Швейцария), порождая абсолютно разные антипандемические режимы в рамках одной страны. Обычному гражданину в США или в России можно попасть под совершенно разные санкции в разных территориальных образованиях за одни и те же нарушения.

Третье. Допустимость контроля и надзора за больными и их контактами означает, что ПОД КОНТРОЛЬ ПОПАДАЕТ НЕОГРАНИЧЕННЫЙ КРУГ ЛЮДЕЙ. При этом применяется весь имеющийся в распоряжения государства и сотрудничающих с ним крупных технологических, бизнес – компаний, банков набор средств и методов электронного, цифрового контроля. То, что до пандемии требовало судебного одобрения и именовалось оперативно – розыскными мероприятиями в отношении лиц, подозреваемых в подготовке и совершении тяжких преступлений, теперь может осуществляться в обычном медицинско – полицейском режиме в отношении ЛЮБОГО, ДАЖЕ САМОГО «БЛАГОНАДЁЖНОГО» ГРАЖДАНИНА СТРАНЫ И ИНОСТРАНЦА.

Мир уже иной, и скорость его изменения будет только возрастать.

ИсточникЗавтра
Владимир Овчинский
Овчинский Владимир Семенович (род. 1955) — известный российский криминолог, генерал-майор милиции в отставке, доктор юридических наук. Заслуженный юрист Российской Федерации. Экс-глава российского бюро Интерпола. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments