В Вене начался новый раунд переговоров по контролю над стратегическими вооружениями между Россией и США.

Ещё в мае на заседании Совета Безопасности РФ Владимир Путин раскритиковал США за «отсутствие желания к ведению серьёзных переговоров о продлении договора СНВ-3, срок действия которого истекает 5 февраля 2021 года».

По мнению Москвы, этот договор может постичь судьба всех предыдущих договоров, из которых США в одностороннем порядке вышли: договора по ПРО, договора по ограничению ракет средней и малой дальности (РСМД), и совсем недавно — договора по «открытому небу».

Замглавы МИД РФ Сергей Рябков в конце мая предупредил, что после президентских выборов в США в ноябре будет уже слишком поздно вести переговоры о продлении СНВ-3, вследствие чего возникнет угроза неконтролируемой гонки ядерных вооружений.

Тем не менее, спецпредставитель официального Вашингтона по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли после окончания встречи в Вене написал в соцсети Twitter о позитивном настрое участников. «Первый раунд венских переговоров выдался очень позитивным. Подробные обсуждения по всему спектру ядерных вопросов. Созданы технические рабочие группы. Достигнуто принципиальное соглашение о втором раунде», — сообщил он.

Американский оптимизм по данной проблеме выглядит, мягко говоря, натужным. Переговоры выявили категорическое расхождение позиций. Представители США рассматривают будущий договор исключительно с позиции собственных стратегических интересов и не хотят идти на компромисс, требуя от России односторонних уступок и привычно перекладывая на неё ответственность за фактический коллапс договора СНВ-3.

Не менее знаковым является и то обстоятельство, что Китай, на участии которого в переговорах настаивали США, категорически уклонился от этого предложения. Ещё 10 июня представитель МИД КНР Хуа Чуньин заявила, что Китай «не намерен принимать участие в так называемых трёхсторонних переговорах по контролю за вооружениями с участием России и США». Пекин, как отмечает Хуа Чуньин, подозревает, что Белый дом, пытаясь втянуть Китай в переговоры, «желает переложить ответственность на других» и отвлечь внимание от того факта, что США в последние годы вышли из целого ряда международных соглашений по контролю за вооружениями. Поэтому разочарование Маршалла Биллингсли, в том, что Китай «на встречу не явился, несмотря на неоднократные приглашения американской стороны», тоже выглядит наигранным.

При этом США словно бы и не замечают существования целой группы стран-обладательниц ядерного оружия из числа своих ближайших союзников, чей арсенал фактически усиливает американский. Прежде всего, Великобритании и Франции, об участии в переговорах которых речи вообще не идёт. А в арсенале этих стран находится 550 атомных боезарядов (300 — у Франции и 225 — у Великобритании), размещённых на подводных ракетоносцах и в боеголовках крылатых ракет воздушного базирования.

Не идёт речи и об участии в переговорах стран, недавно вошедших в ядерный клуб: Индии и Пакистана, каждая из которых имеет около 150 атомных боезарядов. Не говоря уже о так называемых «серых» обладателях ядерного оружия – странах, чей ядерный арсенал вообще закрыт для какого-либо контроля: Израиля, имеющего, по самым скромным оценкам, около 80 боезарядов, и КНДР.

Поэтому состоявшаяся в Вене встреча никак не «тянет» на статус серьёзных переговоров и выглядит не более чем свистком для выпуска дипломатического пара и взаимных упрёков у постели умирающего больного — Договора об ограничении стратегических вооружений (СНВ-3), заключённого в 2011 году.

В начале текущего года символические стрелки так называемых «часов Судного дня» были переведены вперёд на 20 секунд, и теперь они показывают всего 100 секунд до «ядерной полуночи», говорится в заявлении организации «Бюллетень учёных-атомщиков».

Напомним, что «часы Судного дня» впервые появились на обложке «Бюллетеня учёных-атомщиков» («The Bulletin of the Atomic Scientists») в 1947 году. Время, оставшееся до полуночи, символизирует напряжённость международной обстановки, а сама полночь означает момент ядерного катаклизма. Все последние годы стрелки переводят только вперёд. В 2018 и 2019 годах «часы Судного дня» стояли на отметке две минуты до полуночи. А теперь до неё остаётся всего сто секунд. Такое же время было на них в 1953 году, после первого испытания водородной бомбы. А самым спокойным временем стал 1991 год, когда стрелки отошли от «ядерного катаклизма» на целых 17 минут.

С прекращением действия договора СНВ-3 стрелки этих часов сдвинутся ещё ближе к ядерному апокалипсису…

comments powered by HyperComments