Изменения позиции России по вопросу Донбасса не происходило и не происходит сейчас. Общая позиция заключается в том, что есть некое компромиссное решение, согласно которому сохранение Донбасса в составе Украины возможно на определенных условиях, подписанных Киевом. Либо Киев должен выполнять эти условия, либо вхождения Донбасса обратно в состав Украины не будет. Нынешнее прекращение разговора на уровне советников – это вопрос и технологический, и политический.

Технологически это решение заключается в том, что все эти разговоры не давали никакого практического продвижения. Можно было договориться о чем угодно – киевская сторона все равно ничего не выполняет. Поэтому Россия поставила своих партнеров в известность о том, что ей в таком формате взаимодействовать больше не интересно. Приближает ли это Россию, как сторону-наблюдателя, к выходу из Минских соглашений, это уже другой вопрос.

Ни Москва, ни Киев не желают первыми выходить из договоренностей. Но при этом для России является приоритетом исполнение Минских соглашений, а для Украины – наоборот их заморозка. И остаётся вопросом, кто кого заставит выйти из договоренностей первым.

Политически этот формат себя не оправдывает, так что отказ от разговора на уровне советников лишний раз напоминает Западу, что именно европейские страны никак не могут вынудить Украину исполнять то, о чем были заключены соглашения. То есть Россия предлагает западным странам либо усилить рычаги давления на Киев, либо предложить свой вариант договоренностей, который будет работать. Потому что центральным моментом является именно невыполнение Минских соглашений на протяжении почти шести лет.

На деле Киев очень боится официально выходить из Минских соглашений. Сейчас Минские договоренности используются как платформа, на основе которой против России действует санкционная политика Запада. Также наличие данных соглашений позволяет не признавать Донбасс и затягивать процесс прекращения боевых действий. Киевскому руководству хотелось бы обойтись без Донбасса в целом, но при этом от него не отказываясь – в идеале, конечно, просто убрать всех жителей. Понятно, что сделать такое невозможно.

Для России отказ от Минских соглашений нежелателен по двум причинам. Более прикладная заключается в том, что это может привести к усилению санкций и давления. Но более значимая – инструментальная и политическая – причина в том, что соглашения позволяют держать киевский режим «у стенки», делать его все время виноватым и таким образом оказывать давление. То есть это удобный инструмент для дискредитации киевских властей, поскольку они так или иначе всегда вступают в фазу, когда начинают раздражать западных партнеров. Европе, конечно, хотелось бы, чтобы вся эта ситуация разрешилась как можно скорее.

Я неоднократно говорил, что всё, чего хочет Европа от России – это прекращение любых конфликтных ситуаций на Украине, причем любым путём. Если Россия, как гарант соглашений, сможет принудить нынешний киевский режим к миру или сменить его на других политиков, Европа против не будет.

Но тут возникают уже другие проблемы связанные, во-первых, с тем, что у США по данному вопросу иная позиция, во-вторых, с возможностями самой России. Просто представим нынешнее положение на Украине – разваленная экономика и разгул нацизма. Туда приходит Россия, утверждает новую власть или берёт в целом территорию под временное управление. Определенная часть украинских граждан из принципа будет отрицать любое временное управление. Но даже если брать вариант, при котором Москва позволит установиться какой-либо легитимизированной власти, остается вопрос, кто будет вкладывать деньги в восстановление украинской экономики? Получается, что делать это должна Россия, и Москву это абсолютно не вдохновляет.

Тем не менее, если возвращаться к вопросу Минских соглашений, можно сказать, что они на грани разрыва, хоть Украина и старательно пытается от этого уйти, при этом не выполняя ни одного пункта договоренностей. Другой вопрос, о котором я говорю со времен «майдана», заключается в том, что любые соглашения с Киевом изначально были бессмысленны. Это такая технология – согласиться на чужие условия, когда ты проигрываешь, чтобы успеть собрать силы заново. Но можно сказать, что в случае окончательного разрыва Минских договоренностей у Донбасса появится шанс восстановить свои территории в полной мере.

ИсточникНовороссия
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments