Москву сотрясли отвратительные, ужасные столкновения между азербайджанской и армянской диаспорами. Может показаться, что это конфликт коммерческих структур, конфликт мафиозных кланов, конфликт бандитских группировок. Всё так, но внутри этого конфликта лежат глубинные причины, связанные с устоявшейся ненавистью, раздирающей два народа.

Я помню начало этого конфликта. Тогда разгоревшаяся в Степанакерте, Шуше, Сумгаите распря ещё могла быть остановлена силами федерального центра — этот центр был ещё силён, Советский Союз ещё был жив. Но Горбачёв совершил страшную ошибку, а быть может, страшное преступление: он отказался решать конфликт силами центра, делегировал решение этого конфликта Еревану и Баку, то есть тем сторонам, которые ненавидели друг друга и уже готовы были друг друга уничтожать. И столкновение, оставленное без контроля, без попечения центра, привело к трагическим последствиям.

Я наблюдал эти трагические последствия. Тогда две советские армии: одна, базирующаяся на территории Армении. а другая — на территории Азербайджана, — уже находились в состоянии распада, развала, офицерские семьи уже жили впроголодь, им не на что было купить еды или билеты, чтобы уехать в Центральную Россию. И добровольцы от двух этих армий шли на ту войну. И на той карабахской войне убивали друг друга не только армяне и азербайджанцы, но и русские убивали русских.

Теперь этот конфликт из Карабаха переместился в центр Москвы — возник московский Карабах. Это чрезвычайно опасно и гибельно. Похоже, московские власти хотят остановить этот процесс, заставив послов Азербайджана и Армении выступить с миротворческими призывами — призывами неопределёнными, вялыми, иногда слащавыми, как и всё, что исходит от посольств. Если федеральный центр решит прекратить этот процесс, уговорив послов двух стран выступить с речами, из этого ничего не выйдет, потому что речи послов всегда недосказанные, они произносятся сухими, полумёртвыми словами. Маловероятно погасить этот конфликт и с помощью силы, с помощью Росгвардии, потому что армянская диаспора в Москве чрезвычайно богата и сильна, у неё есть представители в органах российской власти, в российских СМИ, у неё колоссальные деньги. Такие же огромные деньги есть и у азербайджанской диаспоры, которая контролирует многие рынки, села на торговые потоки фруктов, овощей, идущих с Востока в Россию изделий из кожи. Деньги двух этих диаспор пойдут в центр. Зная, как коррумпирована нынешняя российская власть, на них станут подкупать офицеров, генералов, представителей спецслужб, следователей, прокуроров,. И Карабах в центре Москвы может разгораться, ибо он питается огромными денежными ресурсами и всё возрастающей ненавистью.

Но и это ещё не всё. Конфликт начинает приобретать всё в большей и большей степени мировой характер. Мировая армянская диаспора, американская в том числе, чрезвычайно влиятельна и богата. Она влияет и на политику в Америке, и на политику мира в целом.

Хотя у азербайджанцев и нет такой разветвлённой диаспоры в мире, за ними стоит Турция — могучее, свежее, грозное государство, которое внутренне продолжает враждовать с Арменией, враждовать с армянами, потому что между ними не затихла проблема геноцида армян. Таким образом проблема геноцида армян переносится на проблему Карабаха, и две эти проблемы сливаются и усиливают друг друга в десятки, а может быть, и в сотни раз.

Решить проблему Карабаха с помощью увещеваний, с помощью резолюций ООН, с помощью тихого изнурительного блеяния ОБСЕ невозможно: мы видим, как десятилетиями эти решения гниют и не превращаются в реальную политику.

Мне кажется, здесь интересен опыт советско- американского ядерного разоружения, когда, почувствовав катастрофичность ядерной гонки, американцы и русские сели за стол переговоров и решили снижать количество боеголовок и ракетоносителей, которыми обладает та и другая сторона. Но снижение численности вооружения, то есть снижение военной компоненты конфликта оказалось невозможным без снижения уровня ненависти. Сокращение вооружения должно было покончить с эскалацией ненависти, способствовать увеличению доверия между сторонами, что позволяло совершать демонтаж излишка ракет и добиваться паритета.

И этот конфликт вряд ли удастся решить силой, вряд ли удастся подготовленную азербайджанскую армию, с её танками и опытными турецкими советниками, бросить на Лачин или на Степанакерт, чтобы силой добиться победы. И мы видели, что армянские истребители танков действуют очень успешно, отбрасывая танковые наступления обратно в Азербайджан. Нужна мягкая сила, нужны осторожные, мягкие встречи между духовидцами двух народов. Не трескучих пропагандистов, не агрессивных и ловких блогеров, а именно тех, для кого существуют возвышенные цели, для кого существует божественное предназначение человечества и отдельных входящих в него народов. Эти духовидцы есть и среди азербайджанцев, и среди армян, и среди русских. Они должны встретиться, должны сложить воедино свои сердца, свои молитвы, свои упования. И постепенно, шаг за шагом снижать уровень ненависти, гасить то глубинное чёрное подполье, которое существует, по-видимому, в каждом народе. Только тогда, после укрощения этой брызжущей огненной ненависти станет возможным и военное, и политическое урегулирование карабахского конфликта.

comments powered by HyperComments