Александр Проханов: Под напряжением в миллион вольт

Состоялось уникальное интервью, которое Брилёв брал у президента Путина. Уникальность этого интервью — не в тех сенсационных заявлениях, которое мы услышали. Уникальность — в выражении путинского лица, которое не выдавало или почти не выдавало того гигантского напряжения, что испытывает президент в настоящее время. Мы очень часто судим поверхностно о действиях президента, порой осуждаем его, иногда даже браним, не понимая, что он находится под чудовищным давлением, и через его кабинет проходит обнажённая жила высочайшего напряжения, которую он держит в руках и при этом испытывает непрерывно идущие от этой жилы удары.

Белорусская тема — это не тема Минска, не тема Польши и даже не тема российско-белорусских отношений. Это огромная, глобальная тема, которая захватывает все мировые процессы и которая будет определять судьбу Европы и, конечно, судьбу России и Белоруссии в ближайшие пятьдесят лет.

Процесс, что начался в Белоруссии, неостановим, он будет развиваться. И кончится он кризисом. Путин готовится к этому кризису и готовит несколько сценариев реагирования на него. Подготовка этих сценариев требует непрерывных консультаций, встреч, разговоров с Советом Безопасности, с генералами, с геостратегами, с экономистами. И это величайшее напряжение, связанное с рисками, связанное с пониманием колоссальных угроз, в том числе и военных, оно почти не прочитывалось на путинском лице.

Как, должно быть, оно не прочитывалось на лице Сталина в 1940 году — в тот момент, когда германские дивизии уже копились на границах Советского Союза и каждый день поступали агентурные донесения от разведчиков о том, что лето сорок первого года будет летом страшной войны Германии и России. Эти напряжения не сравнимы с теми рефлексами, которые звучат в интернете из уст политологов и политиков самого разного толка и направления. Подобное напряжение, по-видимому, испытывает земная кора, на которую изнутри давят глубинные огни.

Поэтому за кадром этого телевизионного интервью, как, впрочем, и за документами, что появились или ещё появятся под грифом «секретно», всё равно останется то неведомое миру напряжение, которое испытывает лидер такой огромной, прекрасной и страшной страны, как Россия.

comments powered by HyperComments