В России законодательство запрещает публично оправдывать террористические акты. Поэтому (поэтому) речь не идет об оправдании акции, осуществленной в Париже, когда местный исламист Абдуллах Анзоров отрезал голову школьному учителю Самюэлю Пати.

Вообще-то, отрезать голову учителю, даже если это не твой учитель – нехорошо. Точнее, это зверство.

Но зачем этот учитель демонстрировал своим ученикам явно оскорбляющие часть из них карикатуры? Если учил терпимости – нужно было начать с терпимости к их ценностям. Даже если они выглядят сомнительно. Даже если считать их религиозными предрассудками – издевательством и оскорблением предрассудки не лечатся.

Что демонстрировал Самюэль Пати: карикатуры журнала «Шарли Эбдо», за которые редакцию Шарли уже расстреляли братья Куаши.

Возможно, он хотел проверить, не стали ли мусульмане более терпимыми, но он что, не понимал, что новые Куаши найдутся… Равно, как не понимал, что Куаши сознательно пошли в 2015 году на смерть, сознательно, а не по неразумению…

Разница между европейцами и мусульманами сегодня в том, что первые считают свое биологическое существование самым важным в своей жизни, а мусульмане считают, что их вера и их ценности – важнее их жизни и уж тем более важнее жизни тех, кто пытается над ними надругаться…

Именно поэтому европейцы позорно сдавались и сдавали свои столицы Гитлеру, а мусульмане готовы умирать, защищая свои ценности от надругательства европейских постмодернистов.

Нет, можно, конечно, считать, что Пати тоже решил поставить свою жизнь на кон и сознательно рискнул ею во имя утверждения своих ценностей. Только что, его ценности — право оскорблять и издеваться над чувствами других? Новое право – право на оскорбление…

Вообще-то, в рамках европейских ценностей за оскорбление нужно было идти к барьеру и подставлять свой лоб под пулю оскорбленного. У которого было право первого выстрела.

Поти повел себя как откровенный провокатор, а за провокацию, как и за оскорбление, нужно отвечать. И как провокатор он и получил, как провокатор. Хотя, конечно, по-зверски. Но разве надругательство над ценностями – не зверство…

Зверство рождает зверство. Он поступил по-зверски – и заработал зверство. Он нашел своего Куаши. Единственно, Куаши все же не резали голов – они стреляли. Но и «Шарли Эбдо» не показывали оскорбительные для известной концессии карикатуры в школах, а печатали их для взрослых.

Запрет на оправдание Куаши не дает основания оправдывать тех, кто называл себя «Шарли Эбдо». И чтобы осуждать их, не нужно быть ни исламским фундаменталистом, ни просто мусульманином, ни христианином, ни вообще верующим.

Что делали люди из «Шарли»? Оскорбляли святыни других людей. Что делал Пати – ровно то же самое.

Каждый имеет право на свободу слова — но каждый имеет право на свои святыни, на то, что для него важнее его жизни.

Свобода слова не означают свободу оскорблений.

Свобода слова одного всегда ограничена правом защищать свою честь и достоинство другого.

Человек вообще отличается от животного тем, что имеет некие ценности, которые для него важнее его филологического существования, биологической жизни и инстинктов.

Если никто не вправе отбирать у человека жизнь, то никто не имеет права отбирать у него и то, что для человека важнее жизни.

Братья Куаши отказались сдаться и погибли, сказав, что готовы умереть ради своей веры и за того, кого они считали своим божеством.

Неважно, посылала ли их Аль-Каида* и оплачивала ли она их расходы и оружие – они погибли не за нее, они погибли за свои ценности.

Аль-Каида – безусловно, террористическая организация фашистского типа (запрещенная на территории РФ – ред.) и она должна быть уничтожена. Куаши можно не оправдывать, но их есть за что уважать. У них была вера — и были ценности. И они для них были важнее жизни: значит, они были Людьми.

Те, кто называл себя журналистами из «Шарли», и те, кто после наказания последних заявлял, что «он – Шарли», как и учитель Поти, не признавали, что у тех, над кем они совершали моральное надругательство и над кем они морально издевались, есть нечто более важное, чем жизнь. Значит, их самих вряд ли можно считать людьми.

И «Шарли» не верили, что Люди существуют. Куаши доказали им не то, что аллах есть – они доказали, что Люди есть.

И неправда, что «Шарли» высмеивали все и всех. Они издевались над многим: над Францией и СССР, над Сталиным и де Голлем, над христианством и исламом. Но когда, в свое время один из их журналистов высмеял сына тогдашнего президента Саркози и иудаизм его невесты, этот журналист был тут же уволен. Над этим в «Шарли» смеяться запрещали.

Может быть, именно поэтому бывший президент Франции Саркози, уничтоживший Ливию, одним из первых после возмездия, настигшего «воинов информационного террора», приехал к своему преемнику президенту Франции Олланду, бравшему под защиту украинских нацистов. И встал с ним рядом в театральной постановке, изображавшей на улицах Парижа миллионный «марш солидарности» с этими информационными террористами.

Тогда Париж опозорил себя этим маршем. Сегодня Макрон опозорил себя награждением провокатора Пати.

Вообще нелепо поощрять экспансию ислама во Франции и одновременно издеваться над божеством мусульман. Уж что-то одно. Но это – лишь иллюстрация морально-интеллектуальной энтропии, в которую, увы, впадает нынешняя, квазиевропейская цивилизация.

«Шарли», как и Пати, сами были террористами, как и Куаши. Только информационными. Потому что оскорбление – такой же террористический акт, как и причинение смерти.

И за моральный, и за информационный террор нужно карать жестче. Потому что он покушается на большее, чем жизнь – на честь и на личность.

И когда называющие себя людьми персонажи, подобные Сванидзе или похожие на него журналисты вечно и злобно хихикающих изданий пытались твердить, что издевательские насмешки есть непременная ценность и традиция Европы – они просто лгали и лгут.

И о таких, как они, двести лет назад написал еще Шеридан в его «Школе злословия».

Традиция Европы, если на то пошло, всегда была в другом: вывести юродствующего хама к барьеру и влепить ему пулю в лоб за покушение на честь.

Куаши умерли за свое право быть людьми: иметь свои ценности и свою честь.


* террористическая организация, запрещенная на территории РФ

ИсточникКМ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments