Прошедший День народного единства – самое время вспомнить не только о многоцветии народов России, об их «цветущей сложности», как говорил русский философ Константин Леонтьев, но и о сложности цивилизаций, народов и культур в мире. Как правило, российские эксперты предлагают определиться сначала с текущими целями и задачами, выбрать свой цивилизационный маршрут среди других культур, идей и мировоззрений. После нахождения этого пути – строить отношения с другими игроками.

Действительно, в начале XXI века мы видим, что глобалистам не удалось слепить универсальную и общеобязательную во всем мире идеологию, экономическую систему и уж тем более религию. Однополярный мир, глобальная гегемония Запада проваливается на наших глазах – и на мировую арену выходят старые игроки: китайская цивилизация, великая Индия, разделенный на суннитов и шиитов исламский мир, либеральный Запад, Латинская Америка, Африка… А где же мы в этом заново рождающемся и развивающемся мире?

Так или иначе, религиозная повестка вторгается во внутреннюю и внешнюю политику все больше, и на это уже нельзя не обращать внимания. Убийство прихожан храма в Ницце было связано с радикальным исламизмом. То же самое касается и внешней политики, когда Турция по причине религиозной и этнической солидарности поддерживает Азербайджан, а Европа и Россия – скорее Армению. Даже американский президент перед выборами ищет поддержки в среде протестантских сект, а позиция иудейских ортодоксов по-прежнему играет ключевую роль во внутриполитической повестке Израиля. Реджеп Эрдоган снова делает Собор Святой Софии мечетью – и завоевывает таким образом необходимые проценты поддержки среди турок. Польские католики протестуют против решения Папы Франциска о легализации однополых браков. Вообще невозможно спрогнозировать развитие палестино-израильского, армяно-азербайджанского, индо-пакистанского или любого другого регионального конфликта без учета религиозного фактора. Весь мир после нескольких веков атеистической пропаганды болезненно пытается вернуться к своим корням, вспомнить о своем первородстве и религиозном фундаменте. Где в этом мире мы?

На самом деле все цивилизационные ответы, правильные выводы и рецепты уже есть в нашем арсенале. Ничего заново изобретать и выдумывать нам не нужно. Более тысячи лет со времен крещения Руси наше государство крепло, прирастало землями и народами, укрепляло суверенитет и мощь под святыми хоругвями и ликами святых. Русский человек веками каялся, постился, крестился и венчался под ликом Христа. Мы осваивали Сибирь, строили верфи, проповедовали другим народам святые заповеди и возводили на новых землях сотни храмов и монастырей не во имя свое, а во славу Божию. Никогда мы не были эгоцентричны, не проповедовали свою избранность и превосходство, не ущемляли и не притесняли намеренно других народов.

Ядром полноценной цивилизации не могут быть политические или хозяйственные вопросы. В центре всегда ценности, а экономика и политика – это всего лишь средства защиты, преумножения и трансляции высших идеалов. Действительно, хозяйственная деятельность важна, но никогда не заменит духовных потребностей человека. На этом и нужно сконцентрировать все усилия, а экономика, политика, социальная и информационная сфера приложатся к духовным задачам.

Нам говорят, что советский коммунизм не соответствовал православному учению. Это верно, но разве современный глобальный капитализм, монетаризм и либерализм соответствуют православной этике? Разве ссудный процент, безудержный гедонизм, культ золотого тельца и роскоши нам присущи, это часть наших исконных ценностей? В целом современная экономика обладает двумя смертельно опасными качествами. Во-первых, она построена на ростовщическом и ссудном проценте, во-вторых — на безудержном наращивании потребления. Но стяжательство — смертный грех, а может ли христианское общество строить экономику на смертном грехе? А безудержное потребление уничтожает и мораль, и природу, и среду нашего обитания. Это в основе своей нежизнеспособная модель, уничтожающая природу и собственное население абортами, извращенной моралью и пропагандой греха.

Русские евразийцы – наследники славянофильской традиции – говорили об «идее-правительнице», об идеократии русской государственности, в основе которого никогда не лежала экономическая целесообразность, своекорыстная выгода и прагматизм. Мы будто бы всегда управлялись напрямую из высших инстанций, выходили из каждой исторической западни еще более сильными и могучими. В нашей истории каждое столкновение обращалось в преодоление, каждое разорение оказывалось обновлением. Тяжелейшие испытания только способствовали величию России, которая лучше всего решала задачи, почти невыполнимые. В Отечественную войну 1812 г. Ф. Н. Глинка писал: «Вид пылающего Отечества, бегущего народа и неизвестность о собственной судьбе сильно стеснили сердце. Уж ли, думал я, и древняя слава России угаснет в бурях, как оно! Нет! Восстал дух Русской земли! Он спал богатырским сном и пробудился в величественном могуществе своем. Уже повсюду наносит он удары врагам. Нигде не сдается: не хочет быть рабом».

Иначе, кроме как прямым Божьим промыслом, объяснить существование по сей день России невозможно. При Петре I жил знаменитый русский немец Миних, который высказал по этому поводу безукоризненно точную мысль: «Русское государство имеет то преимущество перед другими, что оно управляется непосредственно Самим Господом Богом. Иначе невозможно объяснить, как оно существует…» В этих словах есть толика иронии и предостережение против самонадеянности. Потому что исправлять и направлять своими руками то, что управляется Богом, опасно. Зачем же противиться прямому Божьему промыслу, самому органичному православному мировоззрению?

В этом и есть всемирно-историческая миссия России – предложить всему миру действующую модель этнического равновесия, планетарной общности, которая под ликом Христа, в едином большом государстве может непротиворечиво приютить разные народы. Нам это удавалось тысячу лет: мы оставались русскими и православными, при этом не угнетали других. Значит, эта цивилизационная модель применима во всем мире. В этом и есть наша планетарная миссия – ни оружием, ни войной, ни агрессивной пропагандой показать всему миру действующую альтернативу.

Единое глобалистское человечество оказалось утопией, но если и возможно общение всех народов и культур, то не с позиций «развитых» и «развивающихся», золотого миллиарда и остальных, а на основе нашей – русской этики любви и мира. Будто по словам нашего великого поэта Федора Тютчева:

«Единство, – возвестил оракул наших дней, –

Быть может спаяно железом лишь и кровью…»

Но мы попробуем спаять его любовью, –

А там увидим, что прочней…

comments powered by HyperComments