Владимир Овчинский: Выборы в США — апокалипсис демократии

«Когда говорят: «Да какая нам разница, кто будет президентом США, хрен редьки не слаще», — это не так. Редька слаще хрена», — так считает известный криминолог, генерал-майор милиции в отставке, советник главы МВД РФ Владимир Овчинский. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, что думает о массовых фальсификациях на выборах в США, какую роль во всем этом играет Обама и к чему теперь готовиться России.

— Владимир Семенович, все последние дни мы наблюдали за подведением итогов президентских выборов в США. Байден уже набрал необходимое число выборщиков, но Трамп победу соперника не признает. Как могут дальше развиваться события?

— То, что сейчас происходит в США, — это типичный заговор против Трампа, организованный глубинным государством. 45-го президента Америки пытались сливать насильно. Это очевидно даже потому, что американские телеканалы прервали выступление Трампа 5 ноября! Выступление действующего президента!

Но Трамп не сдастся просто так. Он не поднимет лапки и не скажет: «Ребята, вы победили, я ухожу из Белого дома». Не будет так! Президент станет оспаривать абсолютно все цифры подсчета голосов. Они окажутся предметом глубочайших разбирательств. И у Трампа имеются основания для юридического пересмотра всей ситуации с подсчетом голосов, поскольку есть прецеденты с фальсификациями.

Факты остаются фактами. На выборах президента США наблюдались явные фальсификации! Это признают даже американские СМИ, которые в основном настроены против Трампа. Если «голосовали» умершие избиратели, если сотни тысяч писем с бюллетенями были посланы с ложными адресами, если избирательные комиссии не пускали на подсчет голосов наблюдателей от республиканцев, заклеивали окна, чтобы никто не видел, как идет подсчет, есть основания пересматривать все. Особенно в ключевых штатах, штатах «ржавого пояса», от которых в США зависит количество выборщиков и судьба выборов. Потому теперь основная борьба будет вестись вокруг цифр и фактов фальсификаций, подлогов, махинаций. И все затянется надолго. Скорее всего, до конца этого года.

— Однако, несмотря на избирателей-покойников и другие претензии республиканцев, судьи уже отказывают Трампу.

— Отказывают. Я не говорю о том, что Трамп выиграет во всех судах и что он стопроцентно победит. Но я вижу, как складывается ситуация и как она будет развиваться. Я рассуждаю как старый милиционер. Вот если вы говорите, что организация выборов честная, то как тогда получилось, что «голосуют» покойники и 100 тысяч бюллетеней с несуществующими адресами попадает в урны? Для меня такая «честность» под большим вопросом. Поэтому я и говорю, что у Трампа есть все основания вести серьезную юридическую борьбу. Не административную или силовую, а именно юридическую. У Трампа подготовлен большой штат адвокатов. Как говорят демократы, целая армия. Президент их всех нацелил на то, чтобы они оспаривали результаты подсчета голосов. И адвокаты будут действовать.

Меня в такой ситуации удивляет вот еще что. Казалось бы, США — самая демократичная страна, как нам преподносили чуть ли не с детства, особенно после 1991 года. Американцы об этом постоянно трубили. Например, когда я первый раз приехал в США в 1996 году, нам говорили: «Америка — это образец демократии, вы, русские, должны понять, что более честной и демократичной страны не существует в мире». Так повторяли в Госдепе, в Верховном суде, в ФБР, везде, где я бывал в составе разных делегаций — юристов, силовых структур, совета по внешней и оборонной политике. И у меня вопрос. Почему в этом самом демократичном государстве надо пересматривать результаты выборов? Почему в 2020 году действующий президент США говорит о глубокой коррупции, которая поразила всю американскую выборную систему?

Почему, имея самую мощную IT-структуру в мире, Силиконовую долину, которая породила информационную революцию XXI века, нельзя организовать дело так, чтобы все было реально прозрачно? Чтобы сразу стало ясно, бюллетень действительный или мнимый. Современные технологии на основе больших данных алгоритмов искусственного интеллекта позволяют моментально давать ответ о том, ложная информация или нет. У ФБР, ЦРУ, других спецслужб США есть все возможности сделать любой процесс совершенно прозрачным. Я изучал их системы по их же докладам, бывал на конференциях. Почему они, имея новейшие технологии, не смогли обеспечить демократические выборы в своей самой демократичной стране?

— А может, проблема в том, что в американские выборы вмешалась пандемия?

— Пандемия вмешалась. Но она дала и мощнейший рывок в развитии информационных технологий, искусственного интеллекта, анализе больших данных, робототехнике. То, что в этих областях планировалось получить в 2030 или 2040 году, получено уже в 2020-м.

Возникает вопрос и к Трампу. Ведь ты президент США, умный человек, у тебя огромный бизнес-опыт, огромный опыт конкурентной борьбы, ты пережил периоды, когда тебя банкротили, но опять поднимался, у тебя серьезные враги в бизнесе, политике. Так почему ты, видя, как нагнетается ситуация, сам не обеспечил контроль за прозрачностью выборов? В тех же IT-структурах есть люди, которые твои союзники, а не противники. И очень известные люди. Почему ты их не использовал, чтобы сделать систему безупречной? Это серьезный просчет Трампа и его команды. На что ты надеялся? На то, что потом все можно пересмотреть в судах? А зачем доводить ситуацию до судов? Ведь видно же было, что вбрасывают бюллетени. Алгоритм показывает. Ба-бах, 100 тысяч пришло с липовыми адресами, сверили — не совпадает. Ба-бах, люди умершие голосуют. Что такое? Это элементарно, проверяется мгновенно.

За этим американским пафосом о том, что у них самая демократичная страна и самые передовые технологии, скрываются большие провалы. Сегодня Америка далеко не лидер. Ни в демократическом процессе, ни в информационных технологиях, ни в обеспечении государственного управления. В том же Китае, в отдельных европейских государствах, даже у нас, в России, подобные процессы организованы прозрачнее и лучше.

— Вот и Ходорковский говорит, что нынешние выборы в США —  это прежде всего кризис демократии.

— Без Ходорковского понятно, что мы наблюдаем апокалипсис демократии. Я не имею ничего против демократии, но она должна развиваться вместе с обществом. Если сегодня в основе госуправления информационные технологии, то надо обеспечивать их прозрачность, контроль и безопасность. В демократической стране на первом месте должна быть безопасность самой демократии. А если в условиях информационного общества нет безопасности демократии, то наступает ее апокалипсис.

— А разве это не демократия, когда кандидаты идут, что называется, ноздря в ноздрю? И если сначала лидирует один, а потом другой, что здесь недемократичного?

— Если бы так! Если бы не было фальсификаций! Есть явные несоответствия. Когда стало известно, что более 100 миллионов американцев проголосовали досрочно, по всем ключевым штатам стало понятно, что побеждает Трамп. Это не социологические опросы, в которых опрашивают по 5–10 тысяч человек и делают выборку. Это больше половины электората. Такой тренд, который трудно переломить. И вдруг за несколько минут вбрасывается более 200 тысяч бюллетеней. И все против Трампа, все за демократов.

И все начинает трещать. Конечно, в такой ситуации Трамп начал психовать и делать заявления в «Твиттере», что у него воруют победу. Но когда Трамп говорит о «коррупционной машине» демократов в той же Пенсильвании, хочется спросить: если он знал об этом с юности, то почему не сломал данную коррупционную машину? Странное, беспомощное заявление с его стороны!

— При этом заявления Трампа в соцсетях сразу стали помечать как недостоверные, потом он 40 часов не появлялся на публике, заперся в Белом доме и, как передавали СМИ, был подавлен, несмотря на то, что уже отпраздновал свою победу сосиской в тесте.

— Мы не знаем, в каком состоянии на самом деле был Трамп. Но если даже так, его можно понять. Президент готовился к выборам в очень агрессивной среде. Он боролся с попыткой демократов объявить импичмент, боролся с ковидом, боролся с протестами и массовыми беспорядками. У Трампа фактически были руки на горле. Против него работала мощная команда. Я глубоко уверен, что выборы Байдена делали Обама и Сорос. Это очень серьезные манипуляторы. У них масса технологов-фальсификаторов, хорошая организация, они знают, как давить на массовое сознание. Все основные средства массовой информации, все социальные сети работали против Трампа, потому что их контролируют люди из Силиконовой долины. Перечислять их не будем, они все известны, все на слуху. Практически вся Силиконовая долина работала против президента. И это несмотря на то, что за годы его правления они заработали миллиарды, Трамп спасал американский бизнес. Такой парадокс.

Проигрыш Трампа начали программировать еще в начале 2020 года. Тогда журнал The Economist, который всегда прогнозирует ситуацию на год, вышел с известной обложкой о том, что Трамп проиграет. При том, что тогда был период позитивного тренда, президент избавился от проблемы импичмента, экономика росла, пандемии коронавируса еще не было. А ему уже предсказывают провал. С какого ляду? Так определенные силы «глубинной Америки», которые не занимают высокие кабинеты, но во многом влияют на политическую, экономическую, военную, кадровую ситуацию в США, начали конструировать проигрыш Трампа.

Такие же прогнозы были и в наших средствах массовой информации, даже близких к государственным структурам. Они писали, что Трамп уже мертв, предвещали ему полное поражение, утверждали, что Байден победит с огромным перевесом. Поэтому в первую ночь, когда подсчитали предварительные результаты, по которым Трамп побеждал во все штатах «ржавого пояса», у демократов случился шок, так же как и у сочувствующих им в России. Когда начали поступать реальные результаты выборов и стало ясно, что лидирует Трамп, уже был полный шок. И вдруг ситуация начала меняться, и Байден стал набирать голоса. Но все равно безупречной победы демократов не получилось.

И теперь будут расследования, гора материалов, уже поднимается улица. Демократы считают, что они контролируют улицу, «Антифу», движение BLM, анархистские структуры, которые за Сандерсом идут. Но нельзя забывать, что у Трампа тоже есть силы, которые его поддерживают. Националисты, народная милиция, которая обеспечивает безопасность в регионах. Они все вооруженные и не станут просто так стоять и смотреть.

— Предсказываете серьезное противостояние?

— Действительно, Америка может оказаться в ситуации серьезного гражданского противостояния. Вплоть до вооруженного. Различные американские аналитические структуры опубликовали весьма жесткие прогнозы о развитии силового противостояния. Неслучайно Трамп и его команда накануне выборов ввели в 12 крупнейших мегаполисов войска Национальной гвардии. Все спецподразделения полиции, ФБР, другие силовые структуры приведены в готовность номер один. Я уверен, что такой растерянности, которая возникла после смерти рецидивиста Флойда в конце мая, когда были парализованы все силовики, уже не появится, даже если сейчас начнутся подобные беспорядки. С зачинщиками и с той, и с другой стороны станут жестко разговаривать. И я не думаю, что дадут какие-то приоритеты националистам, нацистам, сторонникам конфедератов, которые могут выступить за Трампа. В США же огромный спектр радикальных движений. От крайне левых до крайне правых, от троцкистов до фашистов, от черных расистов до белых расистов. Но организации, которые их отслеживают, тоже выступили против Трампа. Они стопроцентно работают на демократов.

— И здесь тоже заговор против Трампа?

— Очевидно. В Америке есть главная организация, которая ведет постоянный мониторинг радикальных экстремистских структур США. Это южный центр защиты нищеты. Он находится в Монтгомери, штат Алабама. Я там был с нашей делегацией. Центр насчитывает 9 этажей. Плюс ряд этажей под землей. К нему прикомандированы подразделения ФБР, министерства внутренней безопасности, полиции. То есть силовые структуры прикомандированы к общественной организации.

— Это еще почему?

— Потому что по Конституции США государственные органы не могут вести с экстремизмом прямую борьбу, у них ведь свобода. Если движения не совершают прямых актов насилия, не призывают к убийствам, поджогам и прочее, им разрешено вести свою агитацию. Поэтому в Америке свободно маршируют со знаменами фашисты, «Черные пантеры» и прочее. Но экстремистские организации все равно надо мониторить. И, чтобы не нарушать Конституцию, этим занимаются общественные структуры. Их несколько. Но самые главные — это центр защиты нищеты и Антидиффамационная лига, которая отслеживает факты антисемитизма. Обе эти организации тоже работали против Трампа. Структуры, призванные одинаково относиться ко всем высшим государственным чиновникам, партиям, заняли сторону демократов. Они выступали в защиту движения BLM, «Антифа». Я внимательно изучал все их публикации. Они везде писали, что президент неправильно отнес «Антифу» к террористическим организациям. А Трамп и ФБР действительно назвали их террористами, поскольку те начали громить магазины и поджоги устраивать после смерти Флойда.

— Но почему этот центр защиты нищеты именно за демократов? Те их финансируют или они такие идейные?

— «Антифу», BLM, помимо структур Сороса, финансирует фонд Форда. В прежние времена эта организация считалась правой, но в последнее время ее перехватили люди левых взглядов — те, кто поддерживают палестинцев, анархистов. Они выделяли деньги на все митинги против Трампа начиная с 2015 года, когда он готовился к выборам 2016-го. Они финансировали борьбу против него и в этот раз. В итоге против Трампа ополчились все: СМИ, соцсети, крупные правозащитные организации, антиэкстремистские организации. Радикальные силы тоже используются для достижения вполне конкретных политических целей. А сейчас такая цель одна — убрать Трампа и его сторонников и сменить политический режим в США.

— Кстати, история с Флойдом — это был повод для беспорядков или специальная провокация?

— Это был повод. Я изучил много документов, официальное заключение. У нас не совсем верно подают эту историю. А было так. Подъехал Флойд на машине, зашел в магазин, передал купюру. И первый звонок в полицию случился потому, что он очень странно себя вел. Шатался. То ли пьяный, то ли под наркотиками, то ли с сердцем плохо. Но все равно садится за руль. И поэтому поступил сигнал. Быстро подъезжает патрульная машина, два офицера все снимают на видеофиксаторы. Очень культурно говорят Флойду, чтобы он вышел из машины и предъявил документы. Тот отказывается, потом выходит. Полицейские видят, что он в неадекватном состоянии, пробивают его по базе данных. Приходит сообщение, что он пять раз судим за вооруженные налеты и распространение наркотиков. Значит, у него могли быть и наркотики, и оружие. Ему предлагают сесть в полицейскую машину, он отказывается. Он еще и здоровый. Просто гигант. Полицейские его сначала не могут сдвинуть, несмотря на то, что сами немаленькие, а он в таком состоянии. И тогда его известным приемом опускают на землю, не бьют. Но первые слова Флойда, что ему тяжело дышать, были не тогда, когда ему на спину наступали, а когда попросили предъявить документы. Ему предложили поехать к врачу. Но он начал странно себя вести и сопротивляться. В это время выбегают из магазина и говорят, что он еще и фальшивую купюру дал. Тогда-то ему и наступают коленом на загривок, чтобы обездвижить. Флойду становится плохо, он умирает. Но убийством это назвать нельзя. Это смерть в результате задержания. Ничего незаконного здесь не наблюдается: в него никто не стрелял, его никто не бил.

А всю провокацию начали мэр Миннесоты Джейкоб Фрей, ярый демократ, и генеральный прокурор города Кит Эллисон, у которого сын — один из лидеров местной «Антифы». Первый, кто заявил именно об убийстве Флойда, был мэр Миннесоты, который его потом в золотом гробу хоронил. Так появилось дело Флойда, явно спровоцированное. И начал разворачиваться какой-то дьявольский замысел совершенно!

— Погромы в США вообще вызывают недоумение, особенно крушение памятников.

— Это настоящая пандемия протестов и беспорядков. История с памятниками вообще безобразная. Полный бред и маразм! При том, что американцы, когда мы к ним приезжали, всегда нас вели в музей, показывали памятники южанам-конфедератам, памятники северянам, говорили, что они все для них герои. И вдруг американцы начинают ломать об колено свои же скрепы и рушить памятники. Зачем? А Колумбу зачем памятник ломать? Колумб-то тут при чем? Он плыл Индию открывать, случайно открыл Америку. И он не устраивал геноцид. Этим другие занимались.

Трамп правильно сказал, что это восстание. Это восстание против существующей власти и порядка. При этом сначала, после смерти Флойда, никто ничего не громил. Люди требовали только, чтобы полиция разобралась. И вдруг начинается. Пошли громить магазины, поджигать полицейские участки, требовать компенсации для черных, убивать, рушить памятники. Конечно, все это было спровоцировано.

При этом все удивлялись, почему президент не применял жестких мер. Но, видимо, была информация, что противники Трампа только и ждут, чтобы он дал команду подавлять и стрелять. А у него выборы на носу. Трампа явно провоцировали на применение силы. Если взять российскую аналогию, то из него хотели сделать Николая Кровавого, которому устроили революцию 1905 года с провокации, организованной Парвусом, — известное Кровавое воскресенье. Вероятно, что те, кто не хотел, чтобы Трамп второй раз стал президентом, планировали воспользоваться беспорядками, вызвать со стороны Трампа ответные жесткие силовые действия, а потом назвать его тираном. И, возможно, кого-то удалось в этом убедить, потому что где-то полиция все равно стреляла резиновыми пулями и разгоняла протестующих. В этом замысел, наверное, частично удался.

— А протесты повлияли на то, что в вице-президенты демократы выдвинули именно Камалу Харрис?

— Формально Камалу выдвинул Байден. Но на самом деле в тени всех демократических процессов сегодня стоит Обама. Он воспитывал Камалу как будущего политического лидера, он для нее кумир. Камала в своих интервью говорила, что Обама — самый великий человек Америки современного периода, что она берет с него пример. Еще до того, как ее выдвинули в вице-президенты, Камалу Харрис называли Обамой в юбке.

Поэтому моя версия такая. Камалу выдвигали в двух целях. Во-первых, она стопроцентно будет делать все, что ей посоветует Обама. Во-вторых, при ухудшении здоровья Байдена, если он станет президентом, начнет исполнять его обязанности. А затем станет главным претендентом демократов на следующих выборах. После того, как не удалось ее провести на главную позицию в этот раз, возник план ввести Камалу в высшую элиту через вторую роль. А потом сделать ее преемницей.

Плюс также в том, что Камала темнокожая. И еще требовался человек, который в случае продолжения беспорядков и общего хаоса, который уже был запущен, смог бы их жестко подавить. Харрис способна подавить беспорядки и применить жесткие меры, невзирая на то, кто беснуется, черные или белые. Я в этом уверен на 100 процентов.

Камала Харрис вообще очень сильная политическая фигура. Она сильнее, чем Байден, и юридически тоже. Она была очень успешным, мощным и жестким прокурором в двух штатах. С огромным опытом. Она никому не смягчила наказания, отклонила все просьбы о помиловании осужденных на смертную казнь, отклонила ходатайства об отмене смертной казни. Камала вообще очень жесткий человек и сторонница очень жесткого закона. Невзирая на расу, возраст и прочее. Поэтому появление Камалы вполне закономерно. Гораздо более закономерно, чем появление Байдена.

— Как новая администрация демократов, если Трампу не удастся оспорить их победу, будет выстраивать отношения с Китаем, Европой, Россией? Действительно ли для Байдена Россия — главный враг?

— Так и есть. Байден не говорит об этом открыто. Наоборот, он даже утверждает, что России выгодно, что он будет президентом, потому что он сразу продлит все договоры по ядерному оружию, а Трамп не хочет этого делать. Но одновременно Байден сообщает, что продлит ядерную сделку с Ираном, которую Обама начал. Израильтяне уже заявили, что если Байден продлит ядерную сделку с Ираном, то тогда произойдет война Израиля с Ираном. Израильские аналитики так и пишут, что если президентом США станет Байден, то случится большая война на Ближнем Востоке. И еще будет война Израиля с Палестиной, потому что Камала Харрис заявила, что сделает все, чтобы исполнить резолюцию ООН о предоставлении государственности Палестине на одинаковых правах с Израилем. Это значит, что палестинцы попрут на Израиль, это опять подстегнет новую интифаду, палестинский терроризм. А Россия исторически состояла в нормальных отношениях и с Палестиной, и с Израилем, и с Ираном. И мы оказываемся между несколькими огнями сразу. А тут еще Сирия, Турция. То есть приход Байдена образует дестабилизационный котел на Большом Ближнем Востоке. Это уже ясно. Мы же видели, к чему привело правление Обамы и Клинтон. Оно вызвало арабскую революцию. А в результате произошла совершенно дикая резня на Большом Ближнем Востоке.

— И будет то же самое?

— Может быть еще хуже. Смотрите, что опять творится на Украине. Там глубокой политический кризис. Выход из этого кризиса с приходом Байдена и Харрис способен привести к войне на Украине. Возможно, случится нападение на Крым. Они могут перенаправить энергию в эту сторону. Байден же очень серьезно управлял Украиной, у него там много агентуры осталось. Он был не последним человеком в команде Обамы. Он длительное время являлся вице-президентом. Это только Трамп говорит, что Байден слаб, что у него деменция. Байден тоже не просто так оказался в качестве кандидата. И России приход Байдена ничего хорошего не сулит. Когда говорят: «Да какая нам разница, кто будет президентом США, хрен редьки не слаще», — это не так. Редька слаще хрена. Слаще. Не исключено, что при Байдене мы перейдем с США в новую фазу интенсивной холодной войны.

Продолжение следует.

Вопросы задавала Ольга Вандышева
ИсточникБизнес Online
Владимир Овчинский
Овчинский Владимир Семенович (род. 1955) — известный российский криминолог, генерал-майор милиции в отставке, доктор юридических наук. Заслуженный юрист Российской Федерации. Экс-глава российского бюро Интерпола. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments