13 ноября в Боровском районе Калужской области открылось отделение Изборского клуба. Главной темой круглого стола с участием членов и экспертов Клуба стало сохранение и развитие малых городов – золотого запаса современной России. Место встречи было выбрано тоже неслучайно. Боровск – хоть и небольшой, но точно не депрессивный город, способный потягаться по уровню благоустройства и достатка с ведущими областными центрами.

Сверхконцентрация людей в мегаполисах – явление болезненное, особенно для России. В больших городах нездоровая экология, многочасовое передвижение до работы и обратно, постоянная суета и стресс. В конце концов, в городах-миллионниках неблагоприятные условия для демографического рывка, так необходимого нашему Отечеству. Большие многодетные семьи в мегаполисе – большая редкость. Ни жилищные условия, ни скученность инфраструктуры этому не способствуют.

В царской России казаки и крестьяне осваивали новые свободные территории, возделывали землю, обороняли рубежи и молились в самых отдаленных уголках большой Руси. Лишь незначительная часть жила в уездных центрах, и тем более в больших по тем временам городах. В Советской России относительно равномерное расселение предопределял сам советский проект – задачи индустриальной сверхдержавы, добывающей уголь в Кузбассе, выплавляющей сталь в Магнитогорске и возделывающей чернозем на Украине. У каждого населенного пункта, даже самого небольшого, была своя миссия в структуре большого государства.

В сельской местности мотивация другая. Здесь государству нужно лишь поддержать здоровое стремление человека закрепиться на земле – предоставить ему нормальную инфраструктуру для человеческого развития, воспитания детей, фермерства и своего производства. Это происходит уже сейчас, на временное или постоянное место жительства городские жители потянулись в деревню. Кто-то из работников временную «удаленку» решил сделать постоянной, переехав навсегда в загородный «зеленый офис», а кто-то просто устал от городской суеты, продав все городское имущество. Первыми подальше от мегаполисов перебираются дачники, умеющие обходиться с домашним хозяйством и составляющие почти 70 процентов населения страны.

При этом нужно понимать, что доля сельского населения России уравнялась с численностью городского примерно к 1960-му году. В индустриализации и военной мобилизации, сломе фашистского агрессора участвовало преимущественно сельское население. Почти за век пропорция урбанизации полностью перевернулась. Если в 1926-м году в советской России проживало только 20% городских жителей (в XIX веке и ранее цифра едва доходила до 10%), то сейчас 20% уже проживает в сельских населенных пунктах, остальные 80% – в городах.

Распался советский проект – и люди потянулись из бывших колхозов в ближайшие города, из городков – в областные центры, оттуда – в Москву и города миллионники. И деревни, и небольшие моногорода, и труднодоступные северные территории в считанные годы оказались будто бы бесхозными. Из-за этого их экономика, как в европейской части, так и за Уралом, в целом оказалась в глубокой стагнации. Большое когда-то хозяйство оказалось в руках чиновников, которые еще с 90-х в лучшем случае сдавали под торговлю здания местных НИИ, цехов, спортивных и культурных объектов.

В нулевых ситуация изменилась, но не кардинально. Рентная экономика привела к тому, что многие отрасли оставались долгое время без внимания государства, не осуществлялся контроль за использованием ресурсов. Легко перечислить основные причины такой депрессии:

— отсутствие реальных и понятных для общества программ развития региональных экономик;

— хаотичное, зачастую популистское, создание так называемых «точек роста», не имеющих под собой реального основания;

— дефицит средств в региональных бюджетах;

— несбалансированная кредитная политика субъектов;

— отсутствие механизмов привлечение финансовых ресурсов под проекты областей и сложный механизм заимствований на рынке капитала;

— дефицит квалифицированных, профессиональных кадров;

— отсутствие мотивации у людей к реальному заработку (пассивное поведение) из-за длительного отсутствия работы в регионе и невозможности переехать в другое место.

Главное, у большинства российских экономистов до сих пор преобладает количественный подход к экономически активному населению, в то время как у разных регионов и народов России есть свои исторические традиции и ценности, своя память и предпочтения. Россия – это россыпь уникальных самоцветов, в которой каждый играет своими цветами, имеет свою форму и предназначение. И это многоцветие, эта «цветущая сложность» регулируется не только и не столько экономическими стимулами, «пирамидой Маслоу» и набором примитивных потребностей.

Русский человек широк и многогранен, он хочет жить вольно, в ладу с близкими и окружающей средой – на своей земле, в крепком доме, в регионе и стране с горизонтом развития хотя бы 100-150 лет. В связи с этим и стратегия развития каждого субъекта должна корректироваться в соответствии с этой общей стратегией.

Она должна коррелировать с общим вектором развития экономики России и корректироваться в соответствии с планами краткосрочного и долгосрочного развития, утвержденного Правительством. Выбор тех самых региональных точек роста и приоритетных направлений должен быть обусловлен:

— наличием ресурсов для производства;

— существующим спросом на продукцию или услуги и перспективой роста такого спроса;

— наличием кадрового потенциала и возможностью организации подготовки/переподготовки кадров;

— историческим наследием, традициями региона, поскольку это также может являться своеобразным брендом продукции.

В свою очередь, масштаб создаваемых производств должен согласовываться с емкостью регионального рынка потребления таких товаров и услуг. Исключением являются приграничные области, традиционно торгующие с соседними странами.

Государство может выступать своего рода «заказчиком» проекта и выделять средства для его запуска, выдачи гарантий от муниципальных или региональных субъектов под проект, субсидировать кредитование нового бизнеса, вводить мораторий на региональные налоги в период становления бизнеса, выступая при этом равноправным партнером в создаваемом бизнесе без функций управления. По итогам государство получает как новые налоговые отчисления, так и дивиденды, которые могут быть реинвестированы в текущий проект.

Равномерное распределение населения по территории могут обеспечить специальные программы вроде «дальневосточного гектара», а также существенные налоговые льготы для сибирских и дальневосточных регионов. Государство должно создать для этого все финансовые и инфраструктурные условия. Тогда возрождение регионов и небольших городов потянет за собой всю Россию.

comments powered by HyperComments