…— Александр Андреевич! С трудом до вас дозвонился. Я так понял, что вы ночью работали, что ли?

— Я, Саш, ночью так — смотрел на звезды. Выходил и ими любовался — зимними морозными.

— А я вот почему вам все эти дни праздничные не звонил? Да потому что хотел сам с мыслями собраться. А, во-вторых, читал Проханова и ваш видеоканал «День» смотрел.

— Ты молодец!

— Так что же вы вычитали там — в звёздах? Что увидели-то? Может, тогда скажете… Как жить? Что будет? Что делать? Завтра же, — 11 января, первый официальный рабочий день России. Вы все знаете, Александр Андреевич…

— Я же звездочет, да! И что я тебе, Саш, могу сказать? Ничего особенно утешительного.

— Как же так?

— Потому что эти грозные явления 2020-го — они же все перепорхнули сюда, в 2021-й. И никуда от нас не делись. Вон, видишь — стоят, нацеленные на нас рогами, как страшные быки.

— Ой! А какие грозные явления вы имеете в виду?

— Ну, как какие?

Это и болезни страшные, которые нас окружают.

Это и всевозможные пограничные конфликты и неурядицы, какие были в прошлом году в Армении. А в Новом году могут возникнуть на Украине и в Белоруссии.

Это и чудовищная, до сих пор еще не осознанная, реальность современной Америки… Где была подавлена такая «белая» — консервативная революция Трампа, и победила такая либеральная, глобалистская… Теперь не только Трамп, но и вся его партия надолго уходят из политики. И там (в США. — А.Г.) устанавливается однопартийная жесткая беспощадная глобалистская либеральная диктатура, которая нацеливает на нас свои грозные жерла, грозное оружие.

И я вот даже написал передовицу, которая называется «России, примкнуть штыки!»

— Ах, даже так? Почему?

— Потому что нам предстоят очень большие нагрузки и испытания.

Это меня не огорчает и не тревожит.

— А вот меня — очень!

— Я думаю, что Россия создана, рождена в этих испытаниях. У нее есть очень большая упругость, очень большая стойкость. Может быть, чем тяжелее и опаснее мир, тем мы становимся консолидированнее, здоровее, дружнее. Вот что я вижу впереди.

— Ну, а просвет-то когда? Вы его видите?

— Да, разумеется! Но — только совсем уже впереди, не завтра, а в послезавтрашнем дне я вижу, конечно, просветление.

Я вижу опять русский восход, я вижу опять русское возрождение.

— О чем вы?

— А — о том, что мы уже сегодня — и не без оснований — прокламируем русское чудо, о котором совсем недавно, в Рождество, говорил Владимир Путин. Чудо нашего постоянного воскрешения после краха и абсолютного падения в пропасть.

Мы уже много раз говорили о религии русской Победы, которую исповедуем тысячу лет.

И впереди она снова ждет нас — такая же ослепительная, как и недавняя — 1945-го.

Мы говорили и о том, что Россия — это ковчег спасения, на наш борт придут все обездоленные и униженные, потерявшие свою Родину — духовную и реальную, люди мира и Земли.

Мы говорили о том, что Россия во все века, в самые тяжелые времена — не оставляла своей мечты о великом, благом и справедливом государстве.

И мы выработали формулу, которая, на наш взгляд, соответствует сегодняшнему состоянию русской души, русского сознания.

Эта формула основана на трех сакральных русских словах: «народ»,«судьба» и «победа».

И эта формула звучит так: один народ, одна судьба, одна победа.

— А в своём новогоднем обращении Путин говорил о том, что страна Россия — это семья.

— Да! Мы Россия — многонародная, многоязыковая страна, сливаемся в один — общий «слиток». Мы — один: неразрывный великий имперский российский народ.

И — как бы нас ни хотели рассыпать опять, как бы нас ни собирались разъединить, мы остаемся единым народом — на все времена и на все века.

— Мы с вами — ну, прямо как на митинге!

— Зато — это от души.

И более того, мы не просто один народ. У нас одна судьба. И мы в этой судьбе принимаем и все наши провалы, и беды, и дыбы, и топоры, и победы, и переселения, и чудесные откровения. У нас одна судьба. И у нас одна победа — одна на все века.

— Согласен. Завершающий вопрос. Я понимаю, что вам отдыхать надо, что вы всю ночь работали и на звезды смотрели. А вот календарь вы можете составить, когда какое свершение нас ждет, в какой месяц, какого числа, в какой год? Потому что, смотрите — вы так говорите на перспективу, а ведь долго ждать же! А вот — поконкретнее: когда и что случится?

— Это пусть прогноз погоды этим занимается, синоптики.

А мой календарь — он ведь не земной — небесный! А там другие времена. Точнее, даже нет времен. Есть только сроки. Довольствуйся этим.

— Ну, и по срокам тоже не скажете? И, строго между нами (у нас нет секретов от наших слушателей, читателей) не можете вот даты хотя бы назвать основных побед?

— Я думаю, что в конце наступившего года, когда мы очухаемся от наших вчерашних огорчений, когда поймем, что из себя представляет Америка, до конца осознаем, кто мы такие и соберемся в очень яркую, мощную, ослепительную русскую молнию. Вот тогда и наступят первые успехи.

— То есть, это только в конце 2021-го? Будем целый год собираться, да?

— Нет — где-то две трети года.

— Ну, я так понял, что уже осенью какой-то просвет будет. Правильно?

— Конечно.

— Спасибо огромное.

— С Богом, Саша.

comments powered by HyperComments