Владимир Овчинский: Люди Байдена ищут врагов американского народа

В апреле 2021 года наблюдается небывалый всплеск публичной активности разведсообщества США. Сначала публикуется доклад разведчиков о глобальных тенденциях в мире аж до 2040 года. Затем, буквально через несколько дней на суд общественности (американской и мировой) представлен ежегодный отчет об угрозах национальной безопасности Соединенных Штатов во всем мире. В этом отчёте отражены коллективные идеи разведывательного сообщества , которое ежедневно стремится предоставлять «подробную, независимую и неприукрашенную разведывательную информацию, которая необходима политикам, оперативникам и сотрудникам местных правоохранительных органов для защиты жизни американцев и интересов Америки в любой точке мира». В этой оценке основное внимание уделяется наиболее прямым и серьезным угрозам для Соединенных Штатов в текущем году. При подготовке оценки использовалась информация, доступная по состоянию на 9 апреля 2021 года. В соответствии с требованиями закона этот отчет предоставлен комитетам Конгресса по разведке, а также комитетам по делам вооруженных сил Палаты представителей и Сената. Они провели обсуждение отчёта 14 и 15 апреля 2021 года.

О том, какие угрозы видят американские разведчики – аналитики в «провокативной деятельности России» подробно остановились многие российские СМИ. В этом году Москва, по мнению американцев, «продолжит использовать различные тактики, направленные на подрыв влияния США, выработку новых международных норм и партнерских отношений, разделение западных стран и ослабление западных альянсов, а также демонстрацию способности России влиять на глобальные события в качестве крупного игрока в новом многополярном международном порядке. Россия продолжит развивать свой военный, ядерный, космический, кибернетический и разведывательный потенциал, активно работая за рубежом и используя свои энергетические ресурсы. Она будет продвигать свою повестку дня и подрывать Соединенные Штаты».

Остановимся подробно на других проблемах, отражённых в отчёте.

Проблема Китая

Китай под руководством глобальной власти Коммунистической партии Китая (КПК) продолжит общегосударственные усилия «по распространению своего влияния, ослаблению влияния Соединенных Штатов, вбиванию клиньев между Вашингтоном и его союзниками и партнерами, а также по развитию новых международных отношений, благоприятствующих авторитарной китайской системе».

Однако китайские лидеры, по мнению американских разведчиков, вероятно, будут искать тактические возможности для снижения напряженности в отношениях с Вашингтоном, когда такие возможности соответствуют их интересам. Китай сохранит свою основную инновационную и промышленную политику, потому что китайские лидеры считают эту стратегию необходимой для уменьшения зависимости от иностранных технологий, обеспечения военных достижений и поддержания экономического роста и, таким образом, обеспечения выживания КПК.

Пекин рассматривает рост конкуренции между США и Китаем как часть эпохального геополитического сдвига и рассматривает экономические меры Вашингтона против Пекина с 2018 года как часть более широких усилий США по сдерживанию подъема Китая.

Китай рекламирует свой успех в сдерживании пандемии COVID-19 как доказательство превосходства своей системы.

Пекин всё больше сочетает свою растущую военную мощь с экономическим, технологическим и дипломатическим влиянием, чтобы сохранить КПК, обезопасить то, что он считает своей территорией и региональным превосходством, и продолжить международное сотрудничество за счет Вашингтона.

Китай стремится использовать скоординированные общегосударственные инструменты, чтобы продемонстрировать свою растущую силу и заставить соседей по региону уступить предпочтениям Пекина, включая его претензии на спорную территорию и утверждения суверенитета над Тайванем.

Напряженность на границе между Китаем и Индией остается высокой, несмотря на некоторое отступление сил в этом году. Оккупация Китаем с мая 2020 года спорных приграничных территорий является самой серьезной эскалацией за последние десятилетия и привела к первому смертоносному пограничному столкновению между двумя странами с 1975 года. По состоянию на середину февраля, после нескольких раундов переговоров, обе стороны отводили войска и оборудование от некоторых участков вдоль спорной границы.

В Южно-Китайском море Пекин будет продолжать запугивать конкурирующих претендентов и будет использовать растущее количество платформ для обеспечения соблюдения законов в воздухе, на море и на море, чтобы подать сигнал странам Юго-Восточной Азии о том, что Китай имеет эффективный контроль над спорными территориями. Китай также оказывает давление на Японию из-за спорных территорий в Восточно-Китайском море.

Пекин будет оказывать давление на власти Тайваня, чтобы те пошли на объединение, и осудит то, что он считает усилением взаимодействия США и Тайваня. Американцы ожидают, что трения будут расти по мере того, как Пекин активизирует попытки изобразить Тайбэй как международно изолированную территорию и зависящую от материка в плане экономического процветания, а также по мере того, как Китай продолжает наращивать военную активность вокруг острова.

Расширяющееся сотрудничество Китая с Россией в областях, представляющих дополнительный интерес, включает оборонное и экономическое сотрудничество.

Пекин будет продолжать продвигать Инициативу «Один пояс, один путь» для расширения экономического, политического и военного присутствия Китая за рубежом, одновременно пытаясь сократить расточительство и практику эксплуатации, которые вызвали международную критику.

Китай попытается усилить свое влияние, используя «вакцинную дипломатию», предоставляя странам привилегированный доступ к разрабатываемым им вакцинам против COVID-19.

Китай также будет продвигать новые международные нормы в области технологий и прав человека, делая упор на государственный суверенитет и политическую стабильность выше прав личности.

Китай будет оставаться главной угрозой технологической конкурентоспособности США, поскольку КПК нацелена на ключевые технологические секторы и коммерческие и военные технологии США и связанных с ними компаний и исследовательских институтов в сфере обороны, энергетики, финансов. Пекин использует различные инструменты, от государственных инвестиций до шпионажа и краж, для развития своих технологических возможностей.

Китай продолжит преследовать свои цели — стать великой державой, обезопасить то, что он считает своей территорией, и утвердить свое превосходство в региональных делах путем создания вооруженных сил мирового класса, потенциально дестабилизирующих международные нормы и отношения.

Американцы ожидают, что НОАК продолжит работу над зарубежными военными объектами и соглашениями о доступе, чтобы повысить свою способность проецировать мощь и защищать интересы Китая за рубежом.

ВМС НОАК и ВВС НОАК являются крупнейшими в регионе и продолжают выставлять на вооружение передовые платформы дальнего действия, которые улучшают способность Китая проецировать мощь. Высокоточные обычные системы малой, средней и средней дальности ракетных войск НОАК способны удерживать под угрозой базы США и их союзников в регионе.

Пекин продолжит самое быстрое расширение и платформенную диверсификацию своего ядерного арсенала в своей истории, намереваясь как минимум удвоить размер своих ядерных арсеналов в течение следующего десятилетия и создать ядерную триаду. Пекин не заинтересован в соглашениях по контролю над вооружениями, которые ограничивают его планы модернизации, и не пойдет на переговоры по существу, которые закрепят ядерные преимущества США или России.

Китай создает более крупные и все более боеспособные ракетно-ядерные силы, которые будут более живучими, более разнообразными и находятся в более высокой боевой готовности, чем в прошлом, включая ядерные ракетные системы, предназначенные для управления региональной эскалацией и обеспечения способности межконтинентального второго удара.

Пекин работает над тем, чтобы соответствовать или превосходить возможности США в космосе, чтобы получить военные, экономические и престижные преимущества, которые Вашингтон получил от космического лидерства.

Американцы ожидают, что китайская космическая станция на низкой околоземной орбите (НОО) будет работать в период с 2022 по 2024 год.

Китай также провел и планирует провести дополнительные миссии по исследованию Луны, и он намеревается установить роботизированную исследовательскую станцию ​​на Луне, а затем направить экипаж лунной базы.

НОАК продолжит интегрировать космические услуги, такие как спутниковая разведка и определение местоположения, навигация и хронометраж, и спутниковую связь в свое вооружение и системы командования и управления, чтобы подорвать информационное преимущество американских вооруженных сил. Противокосмические операции будут неотъемлемой частью потенциальных военных кампаний НОАК, а Китай обладает возможностями противокосмического оружия, предназначенными для нацеливания на спутники США и их союзников.

Пекин продолжает обучение своих военных космических элементов и выставляет на вооружение новое разрушительное и неразрушающее противоспутниковое оружие наземного и космического базирования.

Китай уже разместил противоспутниковые ракеты наземного базирования, предназначенные для уничтожения спутников на НОО, и наземные противоспутниковые лазеры, которые, вероятно, предназначены для ослепления или повреждения чувствительных оптических датчиков космического базирования на спутниках НОО (эта информация объективно напрягает разведку США, она реально показывает уже имеющиеся военно – космические преимущества Китая – авт.).

Китай представляет собой обширную и эффективную угрозу кибершпионажа, обладает значительными возможностями кибератак и представляет растущую угрозу влияния. Киберпреступления Китая и распространение связанных с ним технологий увеличивают угрозы кибератак на США, подавление веб-контента США, который Пекин считает угрозой своему внутреннему идеологическому контролю, а также распространение авторитаризма, основанного на технологиях, по всему миру.

Американская разведка считает, что Китай может запускать кибератаки, которые, как минимум, вызовут локальные временные сбои в работе критически важной инфраструктуры в Соединенных Штатах.

Китай является мировым лидером в применении систем наблюдения и цензуры для наблюдения за своим населением и подавления инакомыслия, особенно среди этнических меньшинств, таких как уйгуры. Пекин осуществляет кибервторжения, которые затрагивают граждан США и других стран за пределами США, например, взламывают почту журналистов, крадут личную информацию или атакуют инструменты, позволяющие свободу слова в Интернете, в рамках своих усилий по отслеживанию предполагаемых угроз власти КПК.

Пекин также использует свою помощь в глобальных усилиях по борьбе с COVID-19, чтобы экспортировать свои инструменты и технологии наблюдения.

Операции кибершпионажа Китая включают в себя компрометацию телекоммуникационных компаний, поставщиков управляемых услуг и широко используемого программного обеспечения, а также других целей, потенциально богатых последующими возможностями для сбора разведывательной информации, атак или операций по оказанию влияния.

Влияние и вмешательство Китай продолжит расширять свое глобальное присутствие в сфере разведки, чтобы лучше поддерживать свои растущие политические, экономические интересы и интересы безопасности по всему миру, все больше бросая вызов альянсам и партнерствам Соединенных Штатов. По всей Восточной Азии и западной части Тихого океана, которые Пекин считает своей естественной сферой влияния, Китай пытается использовать сомнения относительно приверженности США этому региону, подрывать демократию Тайваня и расширять влияние Пекина.

Пекин активизирует усилия по формированию политической среды в Соединенных Штатах, чтобы продвигать свои политические предпочтения, формировать общественный дискурс, оказывать давление на политических деятелей, которые, по мнению Пекина, противоречат его интересам, и приглушать критику Китая по таким вопросам, как свобода вероисповедания и подавление демократии в Гонконге.

Проблема Ирана

Разведсообщество США считает, что Иран будет представлять постоянную угрозу интересам США и их союзникам в регионе, поскольку он пытается ослабить влияние США и поддержать шиитское население за рубежом, укрепить свое влияние и проецировать власть в соседних государствах, отклонить международное давление и минимизировать угрозы к стабильности режима.

Хотя ухудшающаяся экономика Ирана и плохая региональная репутация препятствуют достижению его целей, Тегеран попробует использовать ряд инструментов — дипломатию, расширение своей ядерной программы, военные продажи и приобретения, атаки через посредников и партнеров — для достижения своих целей. Американцы ожидают, что Иран пойдет на риск, который может привести к эскалации напряженности и поставить под угрозу интересы США и их союзников в 2021 году.

Иран считает себя вовлеченным в борьбу с Соединенными Штатами и их региональными союзниками, которые, по их мнению, сосредоточены на ограничении геополитического влияния Ирана и проведении смены режима.

Действия Тегерана будут отражать его восприятие враждебности США, Израиля и государств Персидского залива; его способность проецировать силу с помощью обычных вооружений и марионеточных сил; и его стремление добиться дипломатических и экономических уступок от международного сообщества.

Что касается, в частности, интересов США, готовность Ирана к проведению атак, вероятно, будет зависеть от его восприятия готовности Соединенных Штатов к ответным действиям, его способности проводить атаки, не вызывая прямого конфликта, и перспективы поставить под угрозу возможное ослабление санкций США.

Лидеры режима, вероятно, будут неохотно участвовать в дипломатических переговорах с Соединенными Штатами в ближайшем будущем без санкций или гуманитарной помощи или без присоединения Соединенных Штатов к Совместному всеобъемлющему плану действий. Иран по-прежнему привержен противодействию давлению США, хотя Тегеран также опасается вовлекаться в полномасштабный конфликт.

Иран останется проблемным игроком в Ираке, который станет ключевым полем битвы за влияние Ирана в этом году и в течение следующих нескольких лет, а поддерживаемые Ираном иракские шиитские ополченцы будут по-прежнему представлять главную угрозу американскому военному персоналу.

Рост числа обстрелов с закрытых позиций и других нападений на объекты США или связанные с США конвои в Ираке в 2020 году в значительной степени приписывается поддерживаемым Ираном иракским шиитским ополченцам.

Иран будет полагаться на своих союзников-шиитов и связанные с ними политические партии, чтобы работать над достижением целей Ирана по противодействию присутствию США и сохранению своего влияния в иракских политических вопросах и вопросах безопасности. Тегеран продолжает использовать связи с иракскими шиитскими группировками и лидерами, чтобы обойти санкции США и попытаться заставить Соединенные Штаты уйти с помощью политического давления и кинетических ударов.

Хотя Тегеран остается влиятельным внешним игроком в Ираке, иракские политики, такие как премьер-министр Мустафа аль-Кадхими, будут пытаться уравновесить отношения Багдада с Ираном и Соединенными Штатами, чтобы избежать превращения Ирака в арену конфликта между двумя странами. Иран полон решимости сохранить влияние в Сирии.

Иран стремится к постоянному военному присутствию и экономическим сделкам в Сирии, поскольку конфликт там утихает. Тегеран почти наверняка хочет, чтобы эти вещи укрепили свое влияние в регионе, поддержали «Хезболлу» и угрожали Израилю. Иран останется дестабилизирующей силой в Йемене, поскольку поддержка Тегераном хуситов, включая поставку баллистических и крылатых ракет, а также беспилотных систем, представляет собой угрозу для партнеров и интересов США, особенно в виде ударов по Саудовской Аравии.

Тегеран по-прежнему представляет угрозу для Израиля, как напрямую через его ракетные силы, так и косвенно, благодаря поддержке «Хезбаллы» и других террористических группировок.

Иран будет хеджировать свои ставки в Афганистане, и его действия могут поставить под угрозу нестабильность. Иран публично поддерживает мирные переговоры в Афганистане, но его беспокоит долгосрочное присутствие США в Афганистане. Как результат, Иран налаживает связи как с правительством в Кабуле, так и с талибами, чтобы иметь возможность воспользоваться любым политическим исходом.

Разнообразный военный потенциал Ирана и его гибридный подход к ведению войны, с использованием как обычных, так и нетрадиционных возможностей, будут продолжать представлять угрозу интересам США и их союзников в регионе в обозримом будущем.

Иран продемонстрировал свою обычную военную стратегию, которая в первую очередь основана на сдерживании и способности нанести ответный удар атакующему, запустив несколько баллистических ракет по базе, на которой размещены силы США в Ираке, в ответ на убийство в январе 2020 года командующего иранского Корпуса стражей исламской революции. Силами Кодс (КСИР-QF) Касема Сулеймани.

У Ирана самые крупные ракетные силы в регионе, и, несмотря на экономические проблемы Ирана, Тегеран будет стремиться к совершенствованию и приобретению новых обычных вооружений.

Нетрадиционные военные операции Ирана и сеть боевых партнеров и доверенных лиц позволяют Тегерану продвигать свои интересы в регионе, сохранять стратегическую глубину и обеспечивать асимметричные варианты возмездия.

По оценкам разведсообщества США, Иран по-прежнему заинтересован в развитии сетей внутри Соединенных Штатов — цель, которую он преследовал более десяти лет (на самом деле, это старые страхи американцев, знакомые по фильму “Дом из песка и тумана”(2003 г.), об иранских офицерах, бежавших в США из своей страны после свержения шаха Пехлеви – авт.). Но наибольший риск для жителей США существует за пределами Родины, особенно на Ближнем Востоке и в других странах.

В течение последних нескольких лет правоохранительные органы США арестовали множество лиц, связанных с Ираном в качестве агентов влияния или для сбора информации об иранских диссидентах в Соединенных Штатах , а силы безопасности Ирана были связаны с попытками убийства и заговорами по похищению людей в США.

Иран, вероятно, может наиболее легко атаковать интересы США на Ближнем Востоке и в Южной Азии, потому что у него есть активы и доверенные лица в регионе с доступом к оружию и взрывчатым веществам.

Американская разведка продолжает считать, что Иран в настоящее время не предпринимает ключевых мероприятий по разработке ядерного оружия, которые, по их мнению, были бы необходимы для создания ядерного устройства (недавние действия союзника США — Израиля по организации взрыва центрифуги говорят о том, что разведка так считает только для открытых докладов – авт.). Однако после выхода США из соглашения всеобъемлющий план действий (СВПД) в мае 2018 года иранские официальные лица отказались от некоторых обязательств Ирана и возобновили некоторые ядерные мероприятия, которые превышают пределы СВПД. Если Тегеран не получит послабления санкций, иранские официальные лица, вероятно, рассмотрят различные варианты — от дальнейшего обогащения урана до 60 процентов до проектирования и строительства нового 40-мегаваттного тяжеловодного реактора.

Иран постоянно заявлял о своем возобновлении ядерной деятельности как обратимый ответ на выход США из СВПД и заявлял, что он вернется к полному соблюдению, если Соединенные Штаты также выполнят свои обязательства по СВПД. С июня 2019 года Иран увеличил размер и уровень обогащения своих запасов урана сверх ограничений СВПД. С сентября 2019 года Иран игнорировал ограничения на исследования и разработки передовых центрифуг и возобновил операции по обогащению урана на глубоко захороненном объекте в Фордо. В январе 2021 года Иран начал обогащение урана до 20 процентов и начал НИОКР с заявленным намерением производить металлический уран для топлива исследовательских реакторов, а в феврале 2021 года в лабораторных экспериментах он произвел количество металлического природного урана в граммах.

Опыт Ирана и его готовность проводить агрессивные кибероперации делают его серьезной угрозой для безопасности сетей и данных США и их союзников. Иран имеет возможность проводить атаки на критически важную инфраструктуру, а также оказывать влияние и осуществлять шпионскую деятельность.

Согласно сообщениям прессы, Иран был ответственен за многочисленные кибератаки в период с апреля по июль 2020 года на израильские водные объекты, которые привели к неопределенным краткосрочным последствиям. Иран все активнее использует киберпространство для проведения операций влияния, в том числе агрессивных операций влияния, нацеленных на президентские выборы в США в 2020 году, и разведка США ожидает, что Тегеран сосредоточится на скрытом онлайн-влиянии, таком как распространение дезинформации о поддельных угрозах или скомпрометированной избирательной инфраструктуре и повторное использование антиамериканских идей.

Проблема Северной Кореи

По мнению американского разведсообщества лидер Северной Кореи Ким Чен Ын может предпринять ряд агрессивных и потенциально дестабилизирующих действий, чтобы изменить региональную среду безопасности и вбить клин между Соединенными Штатами и их союзниками — вплоть до возобновления испытаний ядерного оружия и испытания межконтинентальной баллистической ракеты (МБР).

Американцы считают, что «Ким рассматривает ядерное оружие как окончательное средство сдерживания от иностранного вмешательства и полагает, что со временем он получит международное признание и уважение как ядерная держава». Он, вероятно, не считает нынешний уровень давления на его режим достаточным, чтобы потребовать кардинального изменения его подхода.

Ким также стремится достичь своих целей по завоеванию престижа, безопасности и признания в качестве ядерной державы за счет усилий по модернизации обычных вооружений, разработки ядерного оружия и ракет, иностранного участия, уклонения от санкций и кибер-возможностей. Военный потенциал Северной Кореи будет представлять растущую угрозу для Соединенных Штатов, Южной Кореи и Японии, поскольку она продолжает совершенствовать свои обычные военные возможности, предоставляя Киму разнообразные инструменты для достижения его политических целей или нанесения тяжелых потерь в случае нападения на Северную Корею.

Пхеньян продемонстрировал растущие и более разнообразные стратегические и тактические ракетные силы во время военных парадов в январе 2021 года и октябре 2020 года. ОМУ Северная Корея в обозримом будущем будет представлять собой угрозу ОМУ, потому что Ким по-прежнему твердо привержен ядерному оружию страны, страна активно участвует в исследованиях и разработках баллистических ракет.

Несмотря на объявление о прекращении добровольного моратория Северной Кореи на испытания ядерного оружия и межконтинентальных баллистических ракет в декабре 2019 года, Ким до сих пор не проводил испытания ракет большой дальности и оставил дверь открытой для будущих переговоров с США о денуклеаризации. Ким, возможно, обдумывает, возобновить ли в этом году ракетные или ядерные испытания большой дальности, чтобы попытаться заставить Соединенные Штаты иметь с ним дело на условиях Пхеньяна.

Пхеньян, судя по его операциям за последнее десятилетие, вероятно, обладает опытом, позволяющим вызывать временные ограниченные сбои в работе некоторых критически важных инфраструктурных сетей и нарушать работу бизнес-сетей в Соединенных Штатах, и, возможно, он сможет проводить операции, которые ставят под угрозу цепочки поставок программного обеспечения.

По информации американской разведки «Северная Корея провела кибер-кражу финансовых учреждений и криптовалютных бирж по всему миру, потенциально похитив сотни миллионов долларов», вероятно, для финансирования государственных приоритетов, таких как ядерные и ракетные программы.

Проблема пандемии COVID-19

Разведсообщество США ожидает, что COVID-19 останется угрозой для населения во всем мире до тех пор, пока вакцины и терапевтические препараты не будут широко распространены. Экономические и политические последствия пандемии будут ощущаться в мире долгие годы. Пандемия усиливает геополитическую напряженность, и великие державы борются за преимущество и влияние. Государства изо всех сил пытаются сотрудничать, а в некоторых случаях подрывают сотрудничество, чтобы отреагировать на пандемию и ее экономические последствия, особенно когда некоторые правительства закрываются в себе и ставят под сомнение достоинства глобализации и взаимозависимости.

По мнению разведки, Китай и Россия используют предложения о поставках медикаментов и вакцин, чтобы попытаться повысить свое геополитическое положение. Экономические последствия пандемии могут создать или усугубить нестабильность по крайней мере в нескольких, а может быть и во многих, странах, поскольку люди становятся все более отчаявшимися перед лицом взаимосвязанного давления, которое включает в себя устойчивые экономические спады, потерю рабочих мест и нарушение цепочек поставок.

Хотя мировая торговля демонстрирует признаки восстановления после спада, вызванного COVID-19, экономисты предупреждают, что любое восстановление в этом году может быть нарушено продолжающимися или расширяющимися эффектами пандемии, что заставляет правительства многих стран сосредоточить внимание на внутренней экономической стабильности.

В апреле 2021 года Международный валютный фонд подсчитал, что мировая экономика вырастет на 6 процентов в этом году и на 4,4 процента в 2022 году.

Возрождение инфекций COVID-19 в начале этого года может иметь еще большее экономическое воздействие, поскольку испытывающие трудности предприятия в таких сильно пострадавших секторах, как туризм и ресторанный бизнес, падают, а правительства сталкиваются с растущей бюджетной нагрузкой.

Последствия для развивающихся стран — особенно тех, которые в значительной степени зависят от денежных переводов, туризма или экспорта нефти, могут быть серьезными и долгосрочными.

Число людей, страдающих от острого отсутствия продовольственной безопасности, удвоилось со 135 миллионов в 2019 году до примерно 270 миллионов в прошлом году и, по прогнозам, вырастет до 330 миллионов к концу 2021 года.

Связанные с COVID-19 сбои в предоставлении основных медицинских услуг, таких как вакцинация, оказание помощи и программы охраны здоровья матери и ребенка, увеличивают вероятность возникновения дополнительных чрезвычайных ситуаций в области здравоохранения, особенно среди уязвимых групп населения в странах с низким уровнем доходов. Например, пандемия помешала лечению и профилактике ВИЧ/СПИДа в Африке к югу от Сахары, а также кампаниям вакцинации против кори и полиомиелита в десятках стран.

Население мира, включая американцев, останется уязвимым для новых вспышек инфекционных заболеваний, поскольку сохраняются факторы риска, такие как быстрая и незапланированная урбанизация, затяжные конфликты и гуманитарные кризисы, вторжения людей на ранее незаселенные земли, расширение международных поездок и торговли, а также недоверие общества к правительству и медицинским работникам.

Проблема изменения климата и деградации окружающей среды

По оценкам разведки, последствия изменения климата и деградации окружающей среды создадут сочетание прямых и косвенных угроз, включая риски для экономики, повышенную политическую нестабильность, перемещение людей и новые площадки для геополитической конкуренции, которая будет разыгрываться в течение следующего десятилетия и далее.

Ученые также предупреждают, что повышение температуры воздуха, земли и моря приводит к более частым и изменчивым экстремальным погодным явлениям, включая волны тепла, засухи и наводнения, которые напрямую угрожают интересам США.

2020 год стал самым жарким годом за всю историю наблюдений, после десятилетия повышения температуры с 2010 по 2019 год. Минимальное покрытие морского льда в Арктике достигло второго самого низкого уровня за всю историю наблюдений в 2020 году.

В 2020 году шесть атлантических штормов преодолели «порог быстрого усиления» из-за повышения температуры, представляя более разрушительные штормы, которые дают меньше времени населению, а также военным объектам США на побережье Мексиканского залива для эвакуации или подготовки.

Сезон штормов 2020 года особенно сильно ударил по Центральной Америке. В регионе уже несколько лет чередуются засуха и ураганы, что увеличивает возможность крупномасштабной миграции из региона.

Ухудшение состояния окружающей среды из-за загрязнения и неэффективного управления земельными ресурсами будет по-прежнему угрожать здоровью людей и создавать социальные волнения. Загрязнение воздуха было четвертым по значимости фактором риска преждевременной смерти во всем мире в 2019 году, в результате чего умерло около 7 миллионов человек, и было обнаружено, что оно увеличивает восприимчивость и серьезность инфекций COVID-19. Несмотря на временное улучшение качества воздуха во всем мире в 2020 году в результате блокировки COVID-19, к сентябрю 2020 года загрязнение воздуха вернулось к допандемическому уровню.

Угроза изменения климата будет усиливаться, поскольку глобальное потребление энергии и связанные с ним выбросы продолжают расти, что ставит под угрозу цели Парижского соглашения. Даже в разгар глобальной пандемии, которая закрыла страны и значительно сократила количество поездок, глобальные выбросы CO 2 снизились менее чем на 6 процентов в 2020 году. К декабрю 2020 года они вернулись к предыдущим месячным уровням, поскольку страны начали вновь открываться.

Проблемы технологий

После десятилетий инвестиций и усилий многих стран, которые увеличили свой технологический потенциал, лидерство США в новых технологиях все чаще сталкивается с проблемой, в первую очередь со стороны Китая.

Новые технологии, быстро распространяющиеся по всему миру, передают все более сложные возможности в руки небольших групп и отдельных лиц, а также расширяют возможности национальных государств. Хотя демократизация технологий может быть полезной, она также может дестабилизировать в экономическом, военном и социальном плане. По этой причине достижения в таких технологиях, как вычисления, биотехнология, искусственный интеллект (ИИ) и производство, требуют особого внимания, чтобы предвидеть траектории новых технологий и понимать их значение для безопасности.

Китай ставит перед собой цель достичь лидерства в различных новых технологических областях к 2030 году. Китай выделяется как главный стратегический конкурент США, поскольку у него есть хорошо обеспеченная ресурсами и всеобъемлющая стратегия приобретения и использования технологий для достижения своих национальных целей.

Пекин сосредоточен на технологиях, которые он считает критически важными для своего военного и экономического будущего, в том числе на широких перспективных технологиях, таких как биотехнологии, передовые вычисления и ИИ, а также на нишевых технических потребностях, таких как безопасная связь.

Проблема киберугроз

Государства используют кибероперации для кражи информации, влияния на население и нанесения ущерба промышленности, включая физическую и цифровую критически важную инфраструктуру.

Хотя такими возможностями обладает все большее число стран и негосударственных субъектов, разведсообщество США по-прежнему больше всего беспокоят Россия, Китай, Иран и Северная Корея.

По мнению аналитиков разведсообщества, многие опытные иностранные киберпреступники, нацеленные на США, поддерживают взаимовыгодные отношения с этими и другими странами, которые предлагают им безопасное убежище или извлекают выгоду из их деятельности. Все более широкое использование государствами киберопераций в качестве инструмента национальной власти, в том числе более широкое использование вооруженными силами по всему миру, повышает перспективу более разрушительной и разрушительной киберактивности. По мере того как государства предпринимают более агрессивные кибероперации, они с большей вероятностью затронут гражданское население и воодушевят другие государства, стремящиеся к аналогичным результатам.

Авторитарные и нелиберальные режимы во всем мире будут, по мнению американской разведки, все чаще использовать цифровые инструменты для наблюдения за своими гражданами, контроля за свободой выражения мнений, а также для цензуры и манипулирования информацией для сохранения контроля над своим населением (любопытно, что о таком контроле мировое сообщество впервые узнало из материалов Сноудена про АНБ США, а не из Китая, или России – авт.).

Проблема транснациональной организованной преступности

Пандемия создала некоторые проблемы для торговцев наркотиками, в основном из-за ограничений на передвижение, но они оказались легко адаптируемыми, и количество смертельных передозировок увеличилось.

Мексиканские торговцы доминируют в контрабанде кокаина, фентанила, героина, марихуаны и метамфетамина в Соединенные Штаты. Они производят героин, марихуану и метамфетамин в Мексике, а кокаин получают от поставщиков из Южной Америки. Они почти наверняка добьются прогресса в производстве высококачественного фентанила в этом году с использованием химических прекурсоров из Азии.

По данным Центров по контролю за заболеваниями, общее количество смертей от передозировки увеличилось с 2018 по 2019 год, и опиоиды, особенно фентанил, являются причиной более чем половины этих смертей. По состоянию на июль 2020 года предварительные данные показывают, что общее количество смертей от передозировки продолжало расти.

Транснациональные преступные организации будут продолжать использовать кибер-инструменты для кражи у американских и иностранных предприятий и использовать сложные финансовые схемы для отмывания незаконных доходов, подрывая доверие к финансовым учреждениям.

Проблема миграции

Силы, движущие глобальную миграцию и перемещение, включая экономическое неравенство и последствия экстремальных погодных условий и конфликтов, почти наверняка будут способствовать миграции и потокам беженцев, но ограничения пандемии останутся сдерживающим фактором для трансграничных перемещений. Миграция и перемещение повысят гуманитарные потребности, увеличат риск политических потрясений, усугубят другие риски кризиса в области здравоохранения, а также помощь в вербовке и радикализации групп боевиков, особенно в связи с тем, что COVID-19 затрудняет глобальные механизмы гуманитарного реагирования и финансирование.

Многие беженцы и внутренне перемещенные лица вряд ли вернутся в свои дома. Число людей, перемещенных в пределах своих национальных границ, продолжает расти, что еще больше ограничивает возможности правительств заботиться о своем внутреннем населении и смягчать общественное недовольство.

Транснациональные организованные преступные группы эксплуатируют мигрантов посредством вымогательства, похищения людей и принудительного труда, а также способствуют миграции, чтобы отвлечь внимание от другой незаконной деятельности. В Западном полушарии совокупное воздействие пандемии и ураганов, а также предполагаемые изменения в иммиграционной политике США и сезонные возможности трудоустройства в Соединенных Штатах, создают экономические и физические условия для возобновления миграции в США, особенно если уровень заражения COVID-19 в Соединенных Штатах снизится. В прошлом году ограничения мобильности, связанные с COVID-19, первоначально сдерживали миграцию из Центральной Америки на юго-западную границу США, но в середине 2020 года количество мигрантов снова начало расти. Высокий уровень преступности и слабые рынки труда остаются основными факторами, подталкивающими к миграции из Центральной Америки в США, поскольку страны происхождения не в состоянии решать эти проблемы. Миграция из стран Ближнего Востока и Северной Африки в Европу продолжала снижаться с момента своего пика в 2015 году, и ограничения на поездки COVID-19, вероятно, еще больше подавят потоки мигрантов в этом году.

Возобновление конфликтов на Ближнем Востоке может вызвать рост миграции. Предыдущие волны разжигали националистические настроения во многих европейских странах. Страны становятся свидетелями роста числа политиков-популистов и партий, выступающих за утрату суверенитета и идентичности. Некоторые европейские страны пытаются уравновесить миграцию и озабоченность COVID-19 необходимостью того, чтобы работники пополняли свою стареющую рабочую силу.

Проблема глобального терроризма

Разведка США считает, что ИГИЛ и Аль-Каида остаются важнейшими суннитскими террористическими угрозами интересам США за рубежом. Они также стремятся проводить атаки внутри Соединенных Штатов, хотя постоянное давление со стороны США и их союзников в значительной степени снизило их способность делать это. Базирующиеся в США одиночки и небольшие ячейки с широким спектром идеологических мотивов представляют собой более серьезную непосредственную внутреннюю угрозу. Эта угроза со стороны одиночек проявляется как внутри доморощенных воинствующих экстремистов, так и у тех, которые вдохновлены Аль-Каидой и ИГИЛ, а также внутренними воинствующими экстремистами, которые совершают террористические акты с идеологическими целями, проистекающими из внутренних влияний, таких как расовые предубеждения и антиправительственные настроения.

Ливанская «Хезболла» может атаковать интересы США и их союзников в ответ на рост напряженности на Ближнем Востоке и в рамках своих усилий по вытеснению Соединенных Штатов из региона. Распространение террористической угрозы в глобальном масштабе, конкурирующие приоритеты для многих стран и в некоторых случаях сокращение помощи западным союзникам, вероятно, расширит возможности для террористов и предоставит им возможность оправиться от недавних неудач.

ИГИЛ по-прежнему способно вести продолжительные повстанческие действия в Ираке и Сирии и возглавить свою глобальную организацию, несмотря на потери высшего руководства. Хотя наблюдается снижение количества атак, инициированных ИГИЛ, на Западе с момента их пика в 2017 году, такие атаки остаются для группы высоким приоритетом. Атаки, вдохновленные ИГИЛ, с большой вероятностью останутся основной угрозой ИГИЛ для США в 2021 году.

ИГИЛ попытается расширить свое повстанческое движение в Ираке и Сирии, где оно нападает на видных местных лидеров, элементы безопасности, инфраструктуру и усилия по восстановлению.

Идеология ИГИЛ почти наверняка останется привлекательной, даже если она понравится более узкой аудитории. Группа продолжит использовать свои СМИ для поощрения глобальных сторонников к совершению атак без указаний руководства ИГИЛ, но ухудшенные медиа-возможности ИГИЛ, вероятно, ограничат ее способность вдохновлять предыдущие высокие темпы атак и привлекать новобранцев и новых сторонников.

Высшее руководство Аль-Каиды понесло серьезные потери за последние несколько лет, но оставшиеся лидеры будут поощрять сотрудничество между региональными элементами, продолжать призывать к нападениям на Соединенные Штаты и другие международные цели и стремиться продвигаться вперед.

Региональные филиалы Аль-Каиды будут использовать местные конфликты и неуправляемые пространства для угрозы интересам США и Запада.

Филиалы Аль-Каиды в Сахеле и Сомали добились успехов за последние два года, но группа испытала неудачи в других местах, включая потерю ключевых лидеров или управление лишь ограниченными операциями в Северной Африке, Южной Азии, Сирии и Йемене.

Разведка ожидает, что «Хезболла» в координации с Ираном и другими шиитскими боевиками, поддерживающими Иран, будет продолжать развивать террористический потенциал в качестве средства сдерживания, ответных мер и инструментов принуждения против своих противников. «Хезболла» нацелена на сокращение влияния США в Ливане и на Ближнем Востоке после убийства командира КСИР Касема Сулеймани.

«Хезболла» сохраняет возможность как прямо, так и косвенно атаковать интересы США внутри Ливана, в регионе, за рубежом и, в меньшей степени, в Соединенных Штатах.

Насильственные экстремисты по расовым или этническим мотивам, мотивированные целым рядом идеологий, которые не связаны с террористическими организациями джихадистов, такими как Аль-Каида и ИГИЛ, и не вдохновлены ими, представляют повышенную угрозу для Соединенных Штатов. Этот разнообразный набор экстремистов отражает все более сложный ландшафт угроз, включая угрозы на расовой или этнической почве, а также угрозы, направленные против правительства или властей. Среди них воинствующие экстремисты, которые придерживаются часто пересекающейся смеси сторонников превосходства белой расы, неонацизма и исключительных культурно-националистических убеждений, имеют наиболее устойчивые транснациональные связи через зачастую свободные онлайн-сообщества с единомышленниками и группами на Западе. Угроза, исходящая от этого диффузного движения, на протяжении десятилетий угасала, но с 2015 года усилилась. включая угрозы на расовой или этнической почве, а также угрозы, направленные против правительства или властей.

С 2015 года воинствующие экстремисты, пропагандирующие превосходство белой расы, несут ответственность за не менее 26 смертельных нападений, в результате которых погибло более 141 человека, и за десятки разрушенных заговоров на Западе. Хотя эти экстремисты часто считают себя частью более широкого глобального движения , большинство атак было совершено отдельными лицами или небольшими независимыми ячейками.

Австралия, Германия, Норвегия и Соединенное Королевство считают белых агрессивных экстремистов по расовым или этническим мотивам, включая неонацистские группы, самой быстрорастущей террористической угрозой, с которой они сталкиваются.

Одинокие субъекты, которые по определению не склонны вступать в сговор с другими относительно своих планов, все чаще выбирают слабые, знакомые цели для своих атак, ограничивая возможности правоохранительных органов для обнаружения и разрушения.

Проблема внутренних и межгосударственных конфликтов и нестабильности

Соревнование за власть и ресурсы, этнические разногласия и идеология вызовут повстанческое движение и гражданскую войну во многих странах. Также будут вспыхивать межгосударственные конфликты, начиная от пограничных «спаррингов», таких как конфликт между Китаем и Индией, до потенциально более продолжительных ожесточенных столкновений.

Проблема Афганистана

Разведка США полагает, что перспективы мирного соглашения останутся низкими в течение 2021 года. Талибан, вероятно, одержит победу на поле боя, а афганское правительство будет изо всех сил пытаться сдержать талибов, если коалиция откажется от поддержки. Кабул продолжает сталкиваться с неудачами на поле боя, и Талибан уверен, что сможет добиться военной победы.

Афганские силы продолжают обеспечивать безопасность крупных городов и других правительственных опорных пунктов, но они по-прежнему связаны оборонительными миссиями и изо всех сил пытаются удержать захваченную территорию или восстановить присутствие в районах, оставленных в 2020 году.

Проблема войны между Индией и Пакистаном

Война маловероятна, по мнению разведсообщества , но кризисы между ними, вероятно, станут более интенсивными, что может привести к эскалации цикла. Под руководством премьер-министра Нарендры Моди Индия с большей вероятностью, чем в прошлом, ответит военной силой на предполагаемые или реальные пакистанские провокации, а обострение напряженности повышает риск конфликта между двумя соседями, обладающими ядерным оружием.

Проблема Ближнего Востока

Регион останется характеризующимся повсеместными конфликтами, с активными мятежами в нескольких странах, спорами между Ираном и другими странами, а также непрекращающимся терроризмом и протестными движениями, порождающими случайные вспышки насилия. Внутренняя нестабильность будет сохраняться, поскольку недовольство населения и социально-экономическое недовольство продолжают расти, особенно когда регион борется с экономическими последствиями пандемии COVID-19, а его лидеры изо всех сил пытаются оправдать общественные ожидания в отношении политических и экономических реформ. В результате некоторые государства могут столкнуться с дестабилизирующими условиями, которые могут подтолкнуть их к краху.

По мнению разведки США, конфликты, которые накалились, могут вспыхнуть, особенно если вмешаются Россия, Турция и другие страны, увеличивая риск эскалации и просчетов.

Проблема Ирака

Правительство Ирака почти наверняка будет продолжать бороться с ИГИЛ и контролировать поддерживаемые Ираном шиитские ополчения. Багдад полагается на поддержку США и других сторон извне, чтобы преследовать лидеров и ячейки ИГИЛ. Поддерживаемые Ираном шиитские ополченцы, вероятно, продолжат атаки на цели США, такие как февральский ракетный обстрел международного аэропорта Эрбиль, чтобы заставить американские войска уйти, если иракское правительство не достигнет соглашения с Вашингтоном о графике вывода войск.

Персонал США также столкнется с опасностью, если народные протесты против коррупции в правительстве и спада в экономике примут более жестокий оборот или если Багдад окажется втянутым в более широкий региональный конфликт.

Проблема Ливии

Временное правительство национального единства столкнется с непреходящими политическими и экономическими проблемами, а также проблемами безопасности, которые помешали предыдущим правительствам продвинуться к примирению. Нестабильность и риск возобновления боевых действий в гражданской войне в Ливии сохранятся в этом году, несмотря на ограниченный политический, экономический прогресс и прогресс в области безопасности, и могут перерасти в более широкий конфликт, поскольку ливийские соперники изо всех сил пытаются разрешить свои разногласия, а иностранные игроки оказывают влияние.

Египет, Россия, ОАЭ и Турция, вероятно, продолжат финансовую и военную поддержку своих доверенных лиц. Потенциальной точкой возгорания станет то, будут ли Россия и Турция соблюдать перемирие, заключенное при посредничестве ООН в октябре 2020 года и требующее вывода иностранных войск.

Проблема Сирии

Конфликт, экономический спад и гуманитарные кризисы будут преследовать Сирию в течение следующих нескольких лет, и угрозы для вооруженных сил США будут усиливаться. Президент Башар аль-Асад твердо контролирует ядро ​​Сирии, но он будет бороться за восстановление контроля над всей страной против остаточного повстанческого движения, включая усиленные турецкие силы, исламских экстремистов и оппозицию в провинции Идлиб.

Асад, по мнению американцев, будет тормозить «конструктивные» переговоры и рассчитывать на поддержку России и Ирана. Курды столкнутся с усиливающимся давлением сирийского режима, России и Турции, особенно по мере ухудшения курдских экономических и гуманитарных условий и в случае вывода войск США. Силы США на востоке Сирии столкнутся с угрозами со стороны группировок, связанных с иранским и сирийским режимами, в основном в виде серьезных атак. Террористы попытаются атаковать Запад из своих убежищ в стране, и усиление боевых действий или экономический коллапс могут спровоцировать новую волну миграции.

Проблема Азии

Февральский захват власти бирманскими военными, задержание государственного советника Аунг Сан Су Чжи, и объявление годичного чрезвычайного положения ознаменовало перерыв в переходе к демократии в этой стране и возвестило новую социальную нестабильность и широкомасштабные народные протесты на фоне экономической напряженности, связанной с COVID-19.

Проблема Латинской Америки

Западное полушарие почти наверняка увидит в наступающем году горячие точки нестабильности, включая оспариваемые выборы и насильственные народные протесты. В Латинской Америке в этом году пройдут несколько президентских выборов и выборов в законодательные органы, некоторые из которых, например, Гондурас и Никарагуа, проходят в условиях сильной поляризации, в которых, вероятно, возникнут обвинения в мошенничестве.

Общественное недовольство нарастает в связи с глубоким экономическим спадом после пандемии COVID-19, что также усугубляет обеспокоенность общественности по поводу преступности и широко распространенной официальной коррупции. Колумбия, Гватемала и Перу стали свидетелями протестов во время пандемии.

И без того высокий уровень преступности и незаконного оборота наркотиков, вероятно, будет расти по мере усугубления бедности и сокращения ресурсов полиции и судебных органов, что может способствовать попыткам миграции в Соединенные Штаты.

Политический и экономический кризис в Венесуэле будет продолжаться, поддерживая отток венесуэльцев в остальную часть региона и добавляя напряжения правительствам, борющимся с одними из самых высоких показателей инфицирования COVID-19 и смертности в мире.

Проблема Африки

Восточная Африка будет бороться с этническим конфликтом в Эфиопии, борьбой за власть в рамках переходного правительства в Судане и продолжающейся нестабильностью в Сомали, в то время как нестабильная смесь межобщинного насилия и терроризма будет угрожать стабильности Западной Африки. Конфликты, неуправляемые пространства, маргинализация некоторых общин и постоянная коммуникационная связь, вероятно, будут подпитывать терроризм в следующем году, особенно в Сахеле и некоторых частях восточной и южной частей Африки. По всей Африке к югу от Сахары.

***

Какие выводы можно сделать после прочтения отчёта?

1. Как при Трампе, так и при Байдане заметных отличий в аналитических оценках Китая, России, Ирана как самых опасных для США государств не наблюдается. Перезагрузку отношений США и этих стран разведсообщество рекомендовать не будет.

2. По тексту отчёта видно, как разведсообщество США встревожено военно– технологическим и военно–космическими прорывами Китая. Похоже, что разведка США понимает, что здесь видна «ахиллесова пята» Америки. Поэтому сближения США и Китая, как того ждали многие аналитики от демократической партии, не предвидится.

3. Также не предвидится резкого изменения миграционной политики при Байдане в отличии от Трампа. По всей видимости Байден тоже начнёт «закручивать гайки».

4. Потакание протестным настроениям и прямому анархизму и бандитизму со стороны демократов во время президентства Трампа бумерангом вернулось администрации Байдена и усугубило ситуацию с организованной преступностью и экстремизмом.

5. Иранская, афганская, сирийская, ливийская политика Байдена тоже мало чем будет отличаться от того, что делал и намеревался сделать Трамп.

6. Всю политику Байдена для оправдания своих трудно решаемых проблем будет пронизывать поиск и разоблачение врагов народа Америки. Поэтому разведсообщество так рекламируется и превозносится.

ИсточникЗавтра
Владимир Овчинский
Овчинский Владимир Семенович (род. 1955) — известный российский криминолог, генерал-майор милиции в отставке, доктор юридических наук. Заслуженный юрист Российской Федерации. Экс-глава российского бюро Интерпола. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments