— На днях Донецкая Народная Республика отметила 7 лет с момента обретения независимости. Какие главные достижения за это время можно выделить? Можем ли мы говорить о том, что Республика состоялась как государство?

— Можно однозначно говорить, что и Донецкая, и Луганская народные республики состоялись, потому что подавить их не получилось и уже не получится. Я понимаю, что оппоненты могут возразить, что, дескать, без России у нас бы этого не вышло. Ну и что? Украина и Грузия полностью зависимы от Америки. Просто каждый выбрал свой полюс. Мир становится биполярным. Наконец-то Россия вошла в эту фазу.

Сейчас экономика ДНР начинает потихонечку стабилизироваться. У нас начал обратно запускаться ДМЗ. Все негативные слухи, которыми нас достаточно долго травили о том, что все шахты закроют, так слухами и остались. Сейчас это не обсуждается. Наоборот, мы прорабатывали информационные программы по вопросу того, как сообщить людям в ДНР, что специалистам отсюда уезжать не стоит, что здесь работа есть и будет. А это хорошо, учитывая, что война еще не завершилась. К нам регулярно приезжают официальные представители из регионов Российской Федерации, которые привозят достаточно интересные предложения по поводу экономического сотрудничества. Первый рецепт, который все предлагают, это перезнакомить между собой предпринимателей и завязать между ними связи. Потому что предприниматели — люди активные и привыкли решать многие вопросы в принципе сами без помощи государства. И это совершенно правильно.

Я знаю много предпринимателей здесь в Донецке, которые смогли наладить классный бизнес и сейчас собираются выходить в Россию. Да, к сожалению, это не тотальные случаи. Но я так понимаю, что после ковида и в России бизнес достаточно пошатнулся. Но здесь в ДНР экономическая ситуация постепенно выравнивается.

Вот у меня, например, многодетная семья. Я вам могу сказать, что социальные гарантии стали явно выше. То есть, элементарно пособия по многодетности у нас в ДНР выглядят понятнее и прозрачнее, чем, допустим, в соседней Ростовской области. Когда мы с женой получили российские паспорта, то мы смотрели на что мы там можем претендовать как граждане России. Я не хочу критиковать власти Ростовской области, но я могу сказать точно, что у нас в ДНР это прозрачнее, и что у нас многодетная семья реально может получать даже иногда больше материальной помощи, чем в России. Да, мы далеки пока от идеальной жизни, и я не думаю, что у нас в Республике классная потребительская корзина. Я не думаю, что у нас люди прямо ничего не хотят и не голодают. Я знаю, что у нас очень серьезная проблема с трудовой миграцией, потому что люди продолжают отсюда уезжать. Да, это все есть. Но я надеюсь, что этот процесс начнет достаточно скоро и ощутимо останавливаться. Потому что здесь возникают перспективы. И это самое главное достижение, которое будет сделано, во-первых, благодаря системным действиям центральной власти; во-вторых, благодаря непрерывной помощи Российской Федерации; и, в-третьих, а то на самом деле и в главных, благодаря стойкости и безграничному терпению людей, которые здесь живут. Потому что здесь большинство людей все-таки действительно патриотичны, терпеливы и понимают, что это все не так просто.

А что касается основных проблем, мы в принципе, их уже обозначили. Если не будет войны, если не будет трудностей у наших ближайших соседей, в первую очередь у России, как у самого большого и мощного нашего союзника, как у самого главного нашего брата, то Донбасс снова станет классным и процветающим регионом. В данный момент он таковым не является, потому что невозможно жить в условиях войны и рассказывать, что ты классный и цветущий регион.

— С какими регионами Российской Федерации выстраивается сотрудничество и в каких сферах?

— В первую очередь это культура, образование и медицина. То есть, сначала ребята у нас экстернатом заканчивали образование и получали два диплома –ДНР и Российской Федерации. А теперь эта ситуация выглядит лучше. В этом году впервые, подчеркиваю, наши школьники имеют возможность здесь в ДНР пройти ЕГЭ. И, соответственно, если кто-то захочет учиться в российском вузе, то все необходимые для этого документы он получает прямо здесь.

— То есть, в этом году впервые выпускники ДНР смогут сдавать ЕГЭ, не выезжая за пределы Республики?

— В Донецке, Макеевке и Горловке будут организованы пункты для сдачи единого госэкзамена. Но самое главное – это, конечно, выдача российских паспортов. То есть, если человек не хочет на четырех стульях сидеть, то, получив российский паспорт, он может решить многие свои проблемы.

Что касается регионального экономического сотрудничества, то здесь несколько сложнее обозначать конкретику. Есть, например, шахтная отрасль, представители которой подписывают свои договоры, свои контракты с партнёрами в РФ. И так в каждой отрасли. В каждом регионе Российской Федерации уже есть экономические партнеры ДНР. Это объективный факт. Или возьмём сотрудничество в вопросах медицины. Откуда мы взяли вакцину? И не только вакцину. Откуда вообще берется всё здесь, благодаря чему лечат людей? Не важно, от чего, будь то простудное заболевание, ковид или ранение на передовой.

— Недавно в Донецке проходили форумы «Русский Донбасс» и «Единство русских». Какое значение они имели для Республики, что принципиально важного на них было обозначено и какой станет практическая реализация того, что было озвучена в рамках этих мероприятий?

— Практическая реализация происходит, по сути, каждый день. Мы с каждым днем становимся все ближе и ближе к России. Если такие вещи вообще озвучиваются и самое главное, что сюда приезжают и представители Государственной думы и, как это принято сейчас говорить, лидеры общественного мнения, это что-то значит. Допустим, когда Сергей Михеев приезжал, мне посчастливилось с ним провести несколько часов. Его тут узнавали, подходили к нему, задавали вопросы.

Если мы акцентируем внимание на последней конференции по вопросу прав русских на территориях, которые отпали от Советского Союза, и где происходит ущемление этих прав. А ведь это не только ведь Украина. Там одна Прибалтика чего стоит. Такие вещи должны проговариваться и декларироваться. Они должны концептуально вырабатываться, и потом эти концепции всё равно будут работать.

А что касается ДНР, то я считаю, что ДНР – это уже давно Россия. Даже несмотря на то, что ещё не все здесь получили российские паспорта. Несмотря на все сложности, о которых мы постоянно говорим, мы реально интегрируемся в Россию. Я предлагаю вспомнить всем, кто будет читать это интервью 2014-2015 годы. Если вы были в Донбассе, то знаете, что люди оставались работать в вузах, не получая по полгода зарплату. Студенты не знали, какие они вообще получат дипломы. То же самое первый год было с аттестатами. То есть, все получали ДНРовские документы, но что означают эти ДНРовские документы, тогда в 2014-2015 гг., было совершенно непонятно. Теперь подписаны договоренности о том, что эти документы взаимно признаются ДНР, ЛНР и Российской Федерацией. То есть, беда всегда в том, что мы хотим побежать немного впереди паровоза и хотим, чтобы все эти вещи начали работать несколько быстрее, чем они работают в реальной жизни. Потому что нам бы очень хотелось быстрее. Да, субъективно, чисто по-человечески, и мне хотелось бы получить материнский капитал и вложить его в жилье уже здесь и сейчас легально в Донбассе. Но пока это невозможно. Пока. Но я понимаю, что это временно, и скоро это будет возможно. Вот в этом и заключается наша интеграция в Российскую Федерацию. Сейчас она происходит кластерами. Образование и медицина уже работают по единому стандарту. Или возьмём спортивные соревнования. Наши донецкие ребята постоянно выезжают на соревнования в Россию. И если раньше они участвовали без символики, с опаской и оглядкой, то теперь они приезжают с флагами. А когда выходят на помост, то там объявляют, что участвует спортсмен из Донецкой народной республики.

— На форуме «Единство русских» также шла речь о гуманитарных программах по оказанию помощи людям, которые проживают на территориях Донбасса, временно оккупированных Украиной. Что это за помощь?

— Это гуманитарная программа по воссоединению народа Донбасса, которая сейчас была перезапущена. В неё еще была добавлена помощь тем, кто нуждается в прививке от ковида и т.д. Она продолжает работать. Не все относятся к ней хорошо, потому что иногда говорят: «Нам тут самим плохо, чего это мы им должны помогать». А им – это кому? Людям, которые живут в Краматорске? Мне кажется, им надо помогать, потому что у них тоже проходил референдум, они также за Республику голосовали

— А насколько эффективна эта гуманитарная программа?

— Не знаю. Мне сложно судить обо всех ее аспектах. Но давайте вспомним, что мы вроде бы внутри православной цивилизации живем. Так вот по-православному это все правильно. А что касается частностей, если начать искать огрехи, к чему придраться, то кто-нибудь расскажет, что вот в больнице бесплатно лечили того, кто по гуманитарной программе и за деньги того, кто не по ней. Возможно, где-то такое имело место, я не спорю. Но система она нигде не совершенна.

— Весь март и апрель активно подогревались слухи о готовящемся украинском наступлении в Донбассе? Возможно ли в самом обозримом будущем полномасштабное военное противостояние?

— Украина как-то странно ведет себя в этом плане. Вообще, реальные действия Украины в принципе всегда похожи на шизофрению, но в этот раз ещё сильнее, чем обычно. С одной стороны, они сами сюда стянули танковые клинья. Потом Россия на территории, близкой к Украине, провела военные учения. В Киеве увидели, с какой стороны может зайти российская армия, и чем всё это может для них закончиться. Тем более, что их честно предупреждали: ребята, это несовместимо с вашей государственностью. Эти слова произносились на самом высшем уровне власти в России. А теперь они всё рассказывают, что «мы готовы выдержать российскую агрессию». Ребята, а кто сюда танки привел? Откуда эти кадры с поездами, которые вы сюда средь бела дня гнали с броней и со всем остальным? Это ваши поезда, это они сюда приехали. Это вы обстреливаете территорию Донецкой Народной Республики на Пасху и в День Победы. Это вы таким образом «российской агрессии» противостоите здесь, когда из снайперской винтовки убили деда на огороде? Это же бред какой-то! Поэтому, мне кажется, что украинская сторона приложит все усилия для того, чтобы не ввязываться в реальный конфликт. Они увидели все, что им было показано в том числе с помощью российских учений, все возможные последствия и т.д.

— Дело в том, что украинская сторона не субъектна. Что им прикажут хозяева из Вашингтона, то они и исполнят

— Вот если внутри этой несубъектности еще сохраняется здравомыслящий генералитет, который все-таки хочет жить, и до тех пор, пока он сохраняется, войны с Украиной у нас не будет. Если вдруг это действительно случится в ближайшее время, в ближайшие месяцы, то я очень удивлюсь. То есть, еще месяц назад могли возникнуть какие-то сомнения. Сейчас видно, что Украина, наоборот, отрабатывает только повестку, что «Россия — агрессор», и что они готовы эту «агрессию» отразить. Чем и как они готовы – это тоже отдельный интересный и смешной вопрос. Но тот факт, что это они сюда масштабно пригнали свои войска, начали их тут располагать в танковые кулаки и клинья, а теперь рассказывают, что они готовы тут чего-то отразить. Ну не идиоты, ли? Мы ни единого выстрела не сделали по Днепропетровску или Киеву. Что они собираются отражать? То, как они обстреливают у нас Коминтерново и Зайцево? Тут нет слов, понимаете…

— Республики очень часто критикуют якобы за отсутствие свободы слова. Насколько обоснована такая критика? На самом ли деле у нас всё так плохо, как Вы считаете?

— Я не думаю, что плохо. Я знаю, что у нас Монтян уже больше месяца здесь находится, и никто ей ничего не говорит. Хотя, при этом многие наши оппозиционные блогеры (обратите внимание, они есть!) говорят, что она – агент СБУ. Мол, зачем вы ее водите здесь по предприятиям, показываете людей, лица, адреса и т.д. Вы же ей все сдали, а она теперь вас сдаст всех в СБУ.

С одной стороны, любая воюющая сторона всегда имеет определенные ограничения. С другой стороны, здесь в ДНР нет каких-то серьезных ограничений. Мы на парад Победы аккредитовали агентство Reuters. Они приехали и работали здесь. Что мы еще хотим знать о свободе слова? В мире есть страны, в которых почти нельзя уже сказать о том, что ты просто хочешь быть обычным нормальным мужчиной, который хочет иметь нормальную семью без всяких двойных или тройных половых идентичностей. И там как бы есть свобода слова. А у нас ее почему-то нет. Как это так? Почему Tik Tok блокирует видео с донецкого парада Победы? Это разве свобода слова? Про YouTube я вообще молчу. Попробуйте в Facebook написать слово «хохол» и посмотрите, что с вами будет…

— Или попробуйте в Facebook запостить ссылку на News Front, хотя бы на наше с Вами интервью…

— Это свобода слова? Нет, это не свобода слова. То есть, на этот счёт я могу сказать, что если в Донецке кто-нибудь начнет пропагандировать наркотики или рассказывать, что нужно убить всех, кто, по его мнению, не такой, то этот человек понесет ответственность однозначно. Но если какой-нибудь блогер-придурок из Макеевки записывает откровенно идиотские видео, за которые, с моей точки зрения, по рукам надо бить. Однако к нему и за ним никто не приехал, и никто его по рукам не ударил. Он как жил, так и живет, еще и неплохо на своем блоге зарабатывает. Есть и политизированные блогеры, которые приезжают и говорят: «О, давайте сегодня посмотрим вместе с вами цены на рынке и сравним…». Есть разные блогеры, которые выпускают сюжеты, в том числе и некомплиментарные по отношению к ДНР. Но никто их ни в чем не обвиняет, и никто за ними не приходит.

— Варламов, по-моему, сюда своих «казачков» засылал. Они тут что-то не самое хорошее и приятное про ДНР снимали

— Здесь делается много самого разного медиапродукта, и он не контролируется. Нас порой сравнивают чуть ли не с Северной Кореей. Я, кстати, не уверен, что в Северной Корее нет свободы слова. Я там не был, поэтому не могу сказать ничего хорошего или плохого. Но что у нас нет свободы слова — это бред. Понятно, что если вы сотрудник государственного СМИ, то вы будете соблюдать определенный свод правил, которые предъявляются к тем, кто сотрудничает с официальной властью. А покажите мне страну, в которой это не так? Может быть, на Украине? Пусть там попробуют сказать по телевизору, что Путин – хороший парень. Что будет? Это безграничная тема. Но если коротко и ясно, то в Донецкой Народной Республике свобода слова есть.

— Против Вас СБУ недавно возбудила уголовное дело. Ваше отношение к этому?

— Они мне сообщили «пидозру», слово такое нецензурное… Вы знаете, я к этому не отношусь как к чему-то сверхъестественному. У нас очень много коллег, в том числе и по журналистскому цеху, на которых заводились подобного рода смешные уголовные дела. СБУ же надо там как-то свой хлеб оправдывать. У них же там целые отделы, штаты и центры информационно-психологических операций. И мне кажется, что у них там есть план, в котором на месяц разбито, когда и на кого заводить дела. Вот и моя очередь пришла, они на меня дело завели, и кто-то там, благодаря этому, получил аванс или зарплату. Вот и всё.

Вообще, если смотреть с такой точки зрения, тогда реально вся ДНР населена исключительно «террористами», которые совершают какую-то «агрессию» против украинского государства. Моя «агрессия» по отношению к украинскому государству заключается только в том, что я никогда не принимал и никогда не приму их бандеровско-американские ценности. И мне кажется это нормальным.

При этом, если читателю не лень, он может найти все мои выступления и интервью. И пускай попробуют хотя бы где-нибудь обнаружить, чтобы я призывал кого-то там утопить в крови. Я такое никогда не говорил, и никогда не скажу. Хотя бы потому, что на Украине живут русские люди. Рано или поздно нам с ними предстоит снова жить вместе. Зачем же бить все горшки?

— У них же буквально на днях Зеленский подписал закон, по которому можно осудить человека заочно без объявления в международный розыск…

— Это как раз касается тех, кто живёт в ДНР и ЛНР. Это как раз к вопросу о свободе слова, о свободе личности и о правах человека вообще. То есть, Украина – это территория, которая окончательно вышла из всего этого. Если бы Евросоюз, ООН и все остальные, кто закрывают глаза на все, что творится в Украине, беспристрастно взглянули, то эту страну следовало бы уже причислить к Лесото или Уганде. Или, может быть, я зря обижаю Лесото, и там еще неплохо люди живут. То есть, Украина сейчас бесправнее, чем Центрально-Африканская республика, Мьянма или другие самые нищие страны мира. И по сравнению с ними ДНР – это реально островок стабильности. И я очень рад, что судьба сложилась таким образом, что мы смогли отстоять свою часть Донбасса. И я уверен, что рано или поздно весь остальной Донбасс, да и вся остальная Украина тоже будут нашими.

Беседовал Дмитрий Павленко

ИсточникNews Front
Артём Ольхин
Ольхин Артем Борисович (род. 16 декабря 1981 года) — редактор сайта МИА «Новороссия», исполнительный секретарь Изборского клуба Новороссии, главный редактор журнала «Новая Земля». Подробнее...
comments powered by HyperComments