Нелегкое бремя выбора

Александр Нагорный

Заседания Высшего Евразийского Экономического Совета (ВЕЭС) и Совета глав государств СНГ в Минске 24-25 октября обозначили целый ряд новых тенденций и явлений в развитии евразийской интеграции, связанных как с глобальными, так и с внутренними процессами в странах-членах Евроазиатского экономического сотрудничества (ЕврАзЭС) и Содружества Независимых Государств.

СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ПРОРЫВ ПУТИНА?

Радикальное расширение Таможенного союза и формирование новой политической общности в мировой системе международных отношений — такую оценку дают многие международные эксперты минской встрече Путина, Назарбаева и Лукашенко, на которой проявились значительные интеграционные тенденции в виде заявлений Армении и Киргизии о вхождении в ТС, а также в практическом интересе к союзу со стороны Индии и Турции. Как гром среди ясного неба разразилось заявление Назарбаева о своих переговорах с Эрдоганом по этому вопросу, что тут же было поддержано Путиным, который в свою очередь сообщил о результатах переговоров с индийским премьером Манмоханом Сингхом. Более того, на фоне многочисленных утверждений западных политиков и экспертов о том, что СНГ мертв, а Шанхайская Организация сотрудничества ничего из себя не представляет, на заседание глав государств СНГ приехали девять первых лиц из одиннадцати, а в Пекине российский премьер заключил целую серию соглашений, которые превращают КНР в главного энергетического партнера РФ, замещающего ослабевшую экономически и политически Европу.

Путинский стратегический прорыв на международной арене лишь только обозначился, он находится лишь в начальной стадии развития и может быть торпедирован как извне, так и внутренней "правительственной оппозицией" либералов. Но его результаты находят выражение прежде всего в темпах самой евразийской интеграции, пусть даже они признаются недостаточными и отстающими от первоначальных планов. Это касается как Таможенного союза, так и организации ЕврАзЭС, которую президент Казахстана Нурсултан Назарбаев призвал вообще ликвидировать как устаревшую и дублирующую будущий Евразийский экономический Союз (ЕАЭС). При этом Таджикистану и Киргизии как членам ЕврАзЭС он предложил предоставить статус государств-наблюдателей в Таможенном Союзе, зато принять туда Турцию как полноправного члена. Казахский президент обосновал это предложение не только большим экономическим потенциалом Турции, но и тем, что евразийская интеграция не должна ограничиваться пределами бывшего СССР и восприниматься как форма восстановления Советского Союза.

Конечно, этот "разворот" Назарбаева в сторону Турции, 75-миллионного исламского государства и члена НАТО, не был спонтанным экспромтом. Он наверняка был согласован с Путиным, который тут же обозначил в качестве перспективного партнера Таможенного Союза и полуторамиллиардную Индию, обладающую потенциалом, на порядок превосходящим турецкий. Фактически, перед нами — как бы сама по себе — открылась новая страница перспектив сотрудничества "незападного мира" через проекты, которые будут постепенно разрушать или, вернее, замещать изживающие себя формы западного и, в первую очередь, американского доминирования в глобальной экономике, включая отказ от доллара как мировой валюты.

Назвав инициативу своего казахстанского коллеги интересной и своевременной, согласившись с нецелесообразностью дублирования функций многочисленными межгосударственными структурами на постсоветском пространстве, Путин указал на то, что просто «взять и отменить» ЕврАзЭС не получится, поскольку правовая база Таможенного союза во многом основывается на соглашениях, заключенных еще в рамках ЕврАзЭС, и в случае упразднения последней без внесения соответствующих изменений в документы ТС «всё повиснет в воздухе». Что же касается «турецкой инициативы», то, как заявил российский президент, «в очереди» на вступление в Таможенный союз стоит не только Турция, но и Индия, чей потенциал неизмеримо превосходит турецкий, население превосходит миллиард человек. «Мы должны крайне аккуратно подходить к расширению нашего союза,.. и условия должны быть для всех одинаковыми», ― резюмировал Путин.

УКРАИНСКИЙ ЦУГЦВАНГ

Действия официального Киева за последние недели, на первый взгляд, поражали своей противоречивостью и непоследовательностью: арест пророссийского политика Игоря Маркова в Одессе по давно забытому делу семилетней давности ― и канитель в Верховной Раде с законопроектом, принятие которого позволило бы Юлии Тимошенко выехать из тюрьмы для лечения в Германию, отказ от «реверсных» поставок газа из Европы ― и разного рода обвинения против России, выдвигаемые через министров кабинета Азарова.

Однако, по сути своей, тем самым «команда Януковича» демонстрировала Кремлю наличие некоего поля для переговоров, постоянно подчеркивая, что стремление к «европейской интеграции» и подписание в ноябре в Вильнюсе соглашения об ассоциированном членстве Украины с Евросоюзом не являются непреодолимым препятствием для развития отношений с Россией и Таможенным союзом. Украинский президент на встрече в Минске старался доказать, что подписание ассоциации с Евросоюзом ничего не изменит в экономических отношениях с Россией и Таможенным Союзом, что только украинские товары будут идти в страны ТС. Но позиция российского президента тоже оставалась неизменной: или Европа и соглашения в Вильнюсе ― но тогда дорогой газ и таможенные барьеры на границах ТС, или Россия и Таможенный союз ― но тогда никакого «евровектора».

То есть Путин ясно дал понять Януковичу, что время сидения на двух стульях сразу и геостратегии по принципу «ласковое теля двух маток сосет» для Киева закончилось. Или ― или.

Самое смешное, что то же самое украинские лидеры теперь слышат и с другой стороны. Так, проездом из Молдавии, министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский и его шведский коллега Карл Бильдт поставили перед Януковичем и Ко настоящий политический ультиматум: или вопрос с освобождением Юлии Тимошенко будет срочно решен, или соглашения в Вильнюсе не утвердит ряд стран ЕС, без чего оно не будет считаться принятым и обещанных от Евросоюза денег Украина не дождется. «Последний срок ― это 18 ноября, когда пройдет заседание Совета министров иностранных дел ЕС. Времени для блефа у нас нет. Время активно действовать», ― сказал он. То, что Нидерланды, Великобритания и Швеция не поддержат предоставление Украине статуса ассоциированного члена ЕС, если ситуация с Тимошенко не разрешится до 18 ноября (одновременно это и срок окончания спецмиссии наблюдателей Европарламента Пэта Кокса и Александра Квасьневского, обсуждающих условия освобождения Юлии Тимошенко), подтвердил и Карл Бильдт, отметив, что Украина «прошла большой путь» по выполнению требований Евросоюза, но: «решение об ассоциации с Украиной зависит от миссии Кокса―Квасьневского: если от неё будет зелёный свет – то будет зелёный свет и для Украины».

В общем, сегодня Украина оказалась перед тем же выбором, что и в середине XVII―начале XVIII века. И тогда «Европы» в лице Речи Посполитой рассматривали предков нынешних украинцев как «быдло», и сегодня ― то же самое. И тогда вновь обретшая после Смуты государственную субъектность Россия не предлагала предкам нынешних украинцев молочных рек с кисельными берегами, но считала их «своими», и сегодня ― то же самое.

«Нэзалэжна» ныне оказалась в закономерном геополитическом цугцванге, когда любой её ход: хоть на Запад, хоть на Восток, ― приведет к утрате «нэзалэжности». Но в первом случае Украина может рассчитывать только на роль «прислуги за всё» у европейских господ, а во втором ― на роль, скажем так, «блудного сына» из евангельской притчи, который вернулся в родную семью. Если уж Грузию, развязавшую полноценный военный конфликт с Россией в Южной Осетии пять лет назад, «батька» Лукашенко при молчаливом согласии Путина призвал после выборов нового президента вернуться в СНГ, то Украине, как говорится, сам Бог велел. Что лучше ― решать не Януковичу и не другим украинским политикам, а всему народу Украины. Политики же, и это отчетливо видно по нынешней ситуации «вибрируют» между двумя прямо противоположными и уже несовместимыми путями. Переговоры в Минске между Путиным и Януковичем ни к какому определенному результату опять не привели, то же самое касается и блиц-визита украинского президента в Сочи 27 октября. И последнее. Путин на примере с Украиной еще раз смог убедиться, что настоящей дружбы с Германией и Польшей добиться не удастся, а отсюда и логический поворот к КНР как главному экономическому союзнику и потребителю российской энергии. А следовательно, и политическому партнеру.

КИТАЙСКИЙ СЛЕД В ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Представители Пекина на встречах в Минске физически и юридически отсутствовали, но фактически их присутствие было более чем ощутимо. Новые масштабные договоры между «Роснефтью» и китайской компанией Sinopec, подписанные во время визита Дмитрия Медведева в Поднебесную, означают еще 100 миллионов тонн «черного золота» для КНР и 85 млрд. долл. для руководимой Игорем Сечиным российской «естественной монополии». В Белоруссии китайские товарищи договорились о строительстве гигантского технопарка, а на Украине ― об аренде 3 млн. гектаров земель сельскохозяйственного назначения. Всё это ― не просто деньги и активы. Это новая политика Китая, выходящая далеко за пределы его границ и традиционных сфер влияния.

Стоит отметить, что одновременно руководство КНР приступило к глобальной экспансии юаня, «подписав» в качестве одного из агентов-распространителей своей национальной валюты Лондон, и заявило о том, что ноябрьский пленум КПК примет программу «беспрецедентных экономических и общественных реформ». Пока трудно сказать, какой именно характер будут носить эти «беспрецедентные реформы», но точно, что с горбачевской «перестройкой» и «рыночными реформами» по образцу России начала 90-х годов прошлого века, они не будут иметь ничего общего.

Что сулят нашей стране и процессам евразийской интгерации эти перемены в КНР? Более активная внешняя политика Пекина потребует от Москвы куда большей определенности геополитических приоритетов. Здесь ― на другом уровне и несколько в другом качестве ― может повториться нынешняя ситуация с Украиной. России предстоит четко на практике продемонстрировать свой выбор: стратегическое партнерство с Китаем в противовес враждебному Западу и в первую очередь США как глобальному лидеру всей «западной» цивилизации. В этом случае Китай, несомненно, будет поддерживать и поощрять процессы евразийской интеграции вокруг России. Но если московская либеральня проамериканская агентура по прежнему будет тормозить и саботировать экономические программы, то может возникнуть и подрыв новой путинской стратегии. С этой точки зрения действия Пекина на всем постсоветском пространстве сейчас направлены в пользу евразийской интеграции, которая в ее нынешнем формате вовсе не мешает ему пробивать два энергетических и транспортных коридора: через Сибирь к Европе и к Ирану через республики Центральной Азии.

ВМЕСТО ВЫВОДОВ

В целом для России складывается весьма благоприятная внешнеполитическая ситуация, когда на основе идей равноправного партнерства и сотрудничества, предложенных нашей страной в начале 2000-х годов, формируется несколько контуров незападных межгосударственных объединений: ШОС, БРИКС, Таможенный союз, ― в каждом из которых роль Москвы является либо важной, либо вообще главенствующей.

Всё более реальные черты обретают процессы евразийской интеграции, а также предложенный Евгением Примаковым еще в 1999 году «треугольник» в составе Индии, Китая и России как противовес «треугольнику» в составе США, Европы и Японии. Визиты Дмитрия Медведева в Пекин и Манмохана Сингха в Москву завершились подписанием многомиллиардных контрактов, реализация которых позволит решить множество экономических, финансовых, энергетических, оборонных и других проблем трех великих держав современного мира.

Это тем более важно на фоне углубляющегося раскола в блоке западных держав, который серьезно проявился в ходе развития сирийского конфликта. Скандалы с прослушкой американскими спецслужбами мобильного телефона канцлера ФРГ Ангелы Меркель и еще более чем 30 лидеров государств мира, беспрецедентная конфликтность отношений между Саудовской Аравией и США ― по инициативе саудовской стороны, незавершенность проблем госдолга и бюджетного дефицита в самих Соединенных Штатах как результат противостояния правительства Обамы с республиканским большинством Конгресса, ― всё это объективно работает в пользу России и её союзников.

Но никакой уверенности в том, что эти благоприятные моменты будут эффективно и своевременно использованы. Прежде всего потому, что нынешняя либерально-монетаристская модель отечественной экономики, скроенная в первой половине 90-х годов по лекалам «вашингтонского консенсуса», предполагает полную зависимость России от Запада, США и доллара Федерального резерва. На обслуге и охране этой модели стоит, по сути, вся государственная машина РФ. Разница между «либеральной» и «силовой» схемами внутри этой государственной машины не так велика: первые предполагают полную политическую смердяковщину с передачей под «международный», т.е. западный контроль территорий, месторождений и стратегических объектов России; а вторые хотят гарантированно получать свою долю от этих богатств. Всё остальное, очень похоже на то, их интересует мало. По крайней мере, пока.

И если Путин действительно «перерос» эту систему как политик и государственный деятель, то он обязан не зарплаты своим министрам и прочей чиновной братии без конца повышать в надежде «купить» их лояльность (хотя большинство из этих незаменимых кадров давно обзавелось «запасными аэродромами» на том же Западе), а развернуть корабль государства российского совсем на другой курс. Разумеется, с полной «чисткой» всей «властной вертикали». Но пока цены на услуги и товары растут, тарифы ЖКХ повышаются, отчуждение между властью и обществом не становится меньше. А значит ― весьма велика вероятность и опасность того, что вовремя среагировать на очень удачную для нашей страны «волну событий» и «оседлать» её нынешним российским властям так и не удастся.

Завтра 31.10.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нагорный
Нагорный Александр Алексеевич (р. 1947) ‑ видный отечественный политолог и публицист, один из ведущих экспертов по проблемам современных международных отношений и политической динамике в странах с переходной экономикой. . Вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Постоянный член и заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее...