Русский философ Виталий Аверьянов написал очень мощную книгу. «Ментальная карта и национальный миф» — это продолжение линии Н. Бердяева, его «Русской идеи». «Изборский клуб» — один из немногих российских «мозговых центров» (или «мыслительных танков», как это приятно сейчас называть), поднимающий тему пробуждения русской пассионарности, того самого русского реактора, без которого нам всем не подняться.

То, что сделал член Изборского клуба Виталий Аверьянов — это то, без чего невозможно осмысление реальности в её глубине и конкретике. Наука объясняет, как и почему мы живём. Но она не может объяснить «зачем». Это делает философия, которую нельзя относить к науке. Кто мы, откуда идём и куда? Кем сейчас являемся и в чём наша цель? Как нам пережить наше расколотое прошлое, в чём его объединительная сила? Простой язык и глубокие мысли — это редкость для такой литературы.

«Ментальная карта» — это не просто философская рефлексия от современности посткиберпанка, это рентгеновский снимок России, то, чего, как глотка воздуха, ищут патриоты, но не могут найти в силу господства либерального опиума для народа. Это сборник философских текстов, изложенных языком публицистики и в форме публицистики. Увы, но даже современный продвинутый читатель такую форму воспринимает легче и лучше.

Книга «Ментальная карта и национальный миф» — это не просто сборник докладов, интервью и размышлений, написанных в разное время для разных аудиторий. Это продолжение линии антропологического откровения от Достоевского через Бердяева к Аверьянову. С теми же философскими сюжетами подвижничества, социализма, почвенничества и религиозности.

Русским сейчас быть непросто, а русским философом — всегда непросто. Книга Аверьянова — это современное прочтение экзистенциальной проблематики русского духовного феномена. Это исследование архетипа восхождения от чудиков к чудотворцам. В русском архетипе все они праведники. Это извечная проблема православного понимания свободы воли и свободы выбора. Русского понимания антиномии свободы и любви, выраженные через духовные узлы русской ментальности.

В. Аверьянов поднимает тему синтеза советского модерна и русского традиционализма. Расколотость русской души, русской идеи лучше всего выражается в конфликте этих двух манифестаций. Но этот конфликт поверхностен, он растёт из одного корня. Социалисты и традиционалисты сегодня — это антиглобалисты, взыскующие всяческой правды: правды-любви, правды-справедливости, правды-откровения и правды-истины.

Русский социализм растёт не из немецкого протестантского корня, а из русского православного, из христианской общины с её соборностью, трудовой этикой и презрением к греху корысти.

Александр Проханов давно пытается снять этот конфликт между красными и белыми, как снят конфликт между славянофилами и западниками. Это разновидности патриотизма. Со всеми своими иллюзиями, правдами и заблуждениями. Это не либеральный дискурс, либералы — искренние враги тех и других. Это скорее разновидности почвенничества. Западники превратились в либералов значительно позже, когда исчезли сами носители этого спора. Нынешние либералы — это русофобы и в лучшем случае атеисты и агностики. Чаще всего они оккультисты, адепты самых тёмных культов. И всё меньше это скрывают.

Конфликт славянофилов и западников прошёл через конфликт красных и белых и вышел в конфликт двух площадей — Поклонной и Болотной. Уже в семантике этих символов противостояния заложена аксиология двух этих полюсов. Россия остро нуждается в синтезе Ивана Грозного и Сталина, понимая под этими символами Русский мир и противостояние Западу как нынешним Содому и Гоморре, поклоняющемуся золотому тельцу. Жёсткий разрыв с Западом, на который пошёл Сталин и о котором пишет В. Аверьянов, был спасителен для нашей страны. В этом было продолжение линии И. Грозного и А. Невского, протопопа Аввакума и С. Радонежского.

Первая Холодная война стала для русских холодным душем. Но даже потеряв Отечество, русские не вышли из наведённого либерального морока. Потерявшие веру русские впали в соблазн языческого культа потребления, уверовав, что на Западе живут лучше потому, что в их храмах сидят на богослужении и страны у них маленькие. Вторая Холодная война снова стала ледяным потоком на разгорячённые мечтами о потреблении головы. Оказалось, что жертва была напрасной. Отказ от права первородства не добавил чечевичной похлёбки.

Умение отличать правду от лжи — это то, над чем русская душа трудится с тех пор, как стала отличать себя и своих от разных чужих. Русский — это не этнос, это склад души. А душа эта болеет и страждет и поныне. Русская душа — не от мира сего. И в грехе, и в святости русская душа страждет и взыскует мира горнего. Метафизика русской души, её крайняя дуальность и цельность одновременно — это тот феномен, над разгадкой которого бьются чужеземные мудрецы, которым Русь остаётся веками непонятной.\

Русский народ болен. Для Запада он — Империя Зла, для себя — потерянная Пятая Империя. Русская ментальная карта пишется не линиями, а словами. Семантика ядра русского мифологического тезауруса — это семь кодов. Они описаны в этой книге. Эту книгу надо прочитать. После этого вы не будете прежним. Она из серии тех книг, прочтение которых меняет вашу жизнь на «до» и «после».

Её читают не спеша, с остановками, раздумьями, возвращением к прочитанному. Удовольствие от ощущения прирастания мудрости — даже если это подаренная мудрость — это тонкая материя. Эстетическое наслаждение. Однажды это ощутив, вы не сможете больше жить без этого. Аверьянова хочется читать ещё. Остаётся просто следить за анонсами.

Александр Халдей

comments powered by HyperComments