«Всё на свете должно превосходить себя, чтобы быть собой» — сказал поэт. Нанесён ещё только первый штрих, а уже где-то живёт готовый портрет. Написана первая строка, а из неё неудержимо разрастается поэма. Освящён только фундамент храма, а в небе уже прозревается золотой купол, увенчанный крестом. Ещё идёт самоотверженная битва за Москву, а солдаты уже видят, как знамена поверженного врага падают к подножию Мавзолея. Звучит «Марш авиаторов», а в нём раздаётся гагаринский космический клич «Поехали!».

Что-то всегда идёт впереди наших дел. Что-то влечёт нас, придаёт нам сил. Какой-то таинственный горизонт продлевает путь, продлевает жизнь всему благому, делает бессмертными наши труды и подвиги, делает зримым ещё невоплощенное. Это не цель, не проект, не замысел. Всё это конечно, всё это имеет своё завершение во времени и пространстве. Проект и замысел можно воплотить, целей можно достигнуть – и сдать всё в архив, оставить в прошлом как ненужное ни грядущему, не настоящему.

Есть нечто большее, устремлённое в бесконечность. Есть комета, своим мерцанием указующая направление, есть голубь, пролагающий своим полётом небесный путь для Ковчега. Это – мечта. Именно с неё начинается любое наше действие. Мечта – не праздность, не маниловщина, не мечтательность. Мечта – огромная сила, способная преобразовывать реальность. Это новый взгляд на всё, новый масштаб для всего, новые смыслы, новый язык. Мечта – это будущее в настоящем.

Все народы имеют свою мечту. Для многих это власть над миром, могущество, или богатство, или бесконечное веселье, пир, карнавал. Русская же мечта – особая: жажда гармонии, созидания, справедливости. Русская мечта – жертвенная, самоотверженная. Русская мечта приближает землю к небу. В ней связуются века и поколения, в ней один за всех и все за одного, один ради всех и все ради одного.

Но как описать эту русскую мечту? Как для неё — такой загадочной, неуловимой, неохватной — найти слова? Как разглядеть её в нашей многоликой культуре, как расслышать её в нашем многоголосом прошлом? Русская мечта подобна мозаике, каждый фрагмент которой – то или иное воплощение русской мечты. Русская мечта – это атлас, куда каждый регион входит со своей картой русской мечты. В этой совокупности региональных «мечт» русская мечта предстанет во всей полноте.

Оренбуржье – уникальная карта в атласе русской мечты. Эта карта часто не совпадает с географическими, административными, ландшафтными картами, потому что мечта не знает границ и легко преодолевает любые преграды.

Оренбургская мечта – это Аксаковский род с его мыслью семейной, с его благоговением перед природой, русской дорогой, с его любовью к уютному дому, с его памятью о пращурах. «Семейная хроника» и «Детские годы Багрова-внука» — книги об Оренбургской мечте. «Аленький цветочек» как воплощение любви, бескорыстия, жертвенности, душевной красоты – символ Оренбургской мечты. В Аксаковых, чья жизнь связана с Башкирией, Самарой, Ульяновском, Москвой, Сербией и Болгарией, за независимость которых в боролся Иван Аксаков — Оренбургская мечта обретает единение с другими регионами России и пространствами русского мира.

«Капитанская дочка» Пушкина – ещё один ключ к мечте нашего края. Это мечта о чести, сбережённой смолоду, мечта о выборе, продиктованном честью. Мечта о том, что сила русского духа, русская удаль обратится в русское дело, а не в русский бунт – «бессмысленный и беспощадный». Оренбургская мечта – это три благословенных осенних дня Пушкина на оренбургской земле, которая оказалась озарена «солнцем русской поэзии», одухотворена пушкинским словом, пушкинской поступью. Оренбургская мечта – это пушкинский маршрут, проложенный ради «Капитанской дочки» и «Истории Пугачёва». По этому маршруту, конечной точкой которого был Уральск, Оренбургская мечта устремляется за поэтом.

«Толковый словарь живого великорусского языка» Даля – тоже Оренбургская мечта. Именно на нашей земле начался словарь: здесь было записано для него первое слово. Отсюда словарь разросся до целой языковой вселенной с её пословицами, поговорками, диалектами, сказками и легендами, охватил все русские губернии. Словарь Даля – это мечта о бессмертии русского языка, о вечной жизни русской речи, о смыслах, передаваемых только этим языком, об исторической памяти, зашифрованной в языке, о связи с предками. Даль – Казак Луганский – это борец за русское слово, который за полтора века до нынешних событий в славянском мире предвидел, что будут те, кому за русский язык придётся воевать. Оренбургская мечта летит на помощь этим нынешним воинам, укрепляет их в борьбе.

Оренбургская мечта – это жажда высокого, звёздного неба. Это гагаринский порыв увидеть Землю такой, какой узрел её Бог в седьмой день творения. Оренбургский мечтатель – авиатор, ставший космонавтом, человек-гигант, объявший своими руками целую планету, озаривший своей улыбкой весь мир. Это тот, кто своим движением по звёздному пути не нарушил вселенскую гармонию.

В подвиге Александра Прохоренко Оренбургская мечта распростёрлась до самой Пальмиры. Мечта о подвиге, о справедливости. Наш земляк стянул на себя силы тьмы. Наводя на противника авиаудар, он одолевал вселенскую тьму. Подвиг Прохоренко – это свет, развеявший мрак. Этим светом озарился весь мир. Этот свет разлился над оренбургской землёй, как сияние, что исходит от праведников.

Оренбургская мечта – это степь. Знойная, пьянящая ароматами, бескрайняя, безбрежная, будто океан. Степь и есть дно древнего, мифического океана, что шумел в ту пору, когда земля ещё не знала исторического времени, не знала человеческого летоисчисления. Спеть помнит этот океан, потому колышущейся ковыль так похож на пенную волну, потому так часто кажется, что оренбургский ветер доносит плеск нездешней воды. Всё на свете боится времени, но время боится степи. Мечте угодна эта свобода от времени и пространства. Мечте просторно в степи. Мечта любит степь.

Дыхание мечты живёт в нашем пространстве. Оренбургскую мечту можно услышать в казачьих байках и преданиях, разглядеть в узорах пухового платка, угадать во фронтовых песнях на стихи Алексея Фатьянова. Для Оренбургской мечты дорог каждый уголок, каждый человек, каждое благое дело. Оренбургский мечтатель – это и директор крупного завода, и тихий труженик, занимающийся уникальным промыслом или рукоделием. Это общность людей, сплочённых работой ради милосердия, ради помощи обездоленным. Это идеи, рождённые на нашей земле и способные преобразить всю страну. Это примеры межнационального и межконфессионального единения, братской любви.

Оренбургская мечта – наша «позитивная повестка дня». Оренбургская мечта одолевает уныние и скепсис, преумножает творческие силы, помогает отыскать единомышленников. Оренбургская мечта – образ всеобщего благоденствия. Его предстоит собирать, очерчивать, разгадывать.

ИсточникВечерний Оренбург
Михаил Кильдяшов
Кильдяшов Михаил Александрович (р. 1986) — русский поэт, публицист, литературный критик. Кандидат филологических наук. Секретарь Союза писателей России, член Общественной палаты Оренбургской области, председатель Оренбургского регионального отделения Изборского клуба. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments