— Иван, как считаете, у человека есть предназначение? И в чём видите своё?

— Человек рождён стать Богом, ведь для этого когда-то Бог стал человеком. Меня, как и всех остальных, Господь создал по своему образу и подобию. Я считаю, что это высокая честь и высокая цель — уподобиться Ему. Но в чём я могу уподобиться Богу, кроме любви? А где любовь, там жертва. Словами песни Вячеслава Бутусова — «Видишь там, на горе, возвышается крест?.. Повиси-ка на нём…»

— Любовь — это скорее энергия или чувство?

— И то и другое. Я бы дал ещё одно определение: любовь — это жизнь в полноте.

— Если бы вы писали свой философский словарь, какое определение дали бы Богу? Как бы рассказали про него ребёнку?

— Бог — это всё. Здесь и сейчас, тогда и потом. Он в пении птиц, в сиянии снежинки, в прикосновении кончиками пальцев к губам любимого человека. В фактах истории, в ценах на молоко. Бог — это само существование. Целое, которое значительно больше своих составляющих. Его нельзя назвать, потому что Он — больше Своего Имени.

Ребёнку я бы ничего не стал объяснять — дети не понимают абстракции, им нужен живой контакт. Я бы привёл ребёнка в храм, чтобы он сам прикоснулся к Богу, сам услышал, сам почувствовал.

— Говорят, что люди, пришедшие к духовенству из других профессий, имеют больше опыта для руководства паствой. Например, военный, ставший священником, лучше другого священника поймёт солдата. Согласны с этим мнением?

— Как подсказывает мой личный опыт, статистически значимой разницы нет. Иногда юный выпускник духовной академии без какого-либо жизненного опыта обладает чем-то таким, что заставляет огрубевшие солдатские сердца таять. Церковь — это территория чуда.

— Было ли какое-то событие, перевернувшее ваше сознание?

— Было. Я сидел на руинах Херсонеса Таврического, смотрел на горизонт, где море сливалось с небом. И вдруг ударил колокол, и я как будто стал каждой частицей во Вселенной — испытал чувство глобального единства и такой всплеск счастья, что едва не сошёл с ума. Это произошло во мне за долю секунды, но я десятилетиями надеюсь испытать это вновь.

Наверное, всё можно объяснить с научной точки зрения, хотя я предпочитаю мистический вариант. Тем более что в нашей мультиреальности всё возможно одновременно.

— Концепция креационизма исключает эволюцию?

— Конечно. Сначала Бог создал законы мироздания, то есть физику, химию, биологию и т.д., а потом в соответствии с этими законами продолжает создаваться мир.

— Жизнь Вселенной циклична и бесконечна? Как вы понимаете конец света?

— Жизнь конкретной нашей Вселенной, разумеется, имеет свои начало и конец. Конец света я понимаю как эпоху заката данной цивилизации. И думаю, начало было положено уже в конце прошлого века. Наше сознание слишком «кинематографично»: мы «монтируем» решающую схватку и сразу захватывающий финал без учёта реального времени. А время — главное действующее лицо этой драмы. Мы не стали другими. Своим кумиром мы провозгласили материальное благополучие и почти уничтожили институт семьи, сознательно растлили своих детей, изуродовали Землю. Ответственность за это лежит на всех в равной степени.

— Добро и зло — две противоборствующие силы или зло — это инструмент в руках Бога?

— Добро — от Бога, зло — от нас. Даже дьявол — проявление нашей свободной воли, дарованной нам Богом.

— Может ли человек прийти к Богу без страдания, не из-за страха смерти?

— Я так пришёл. На момент моего появления в храме в силу беспечной юности и дикой самоуверенности я не боялся смерти. В храм меня привело желание поблагодарить кого-то за всё, что у меня было. Я понимал, как это много, как это здорово, азартно, удачно, осмысленно. Жизнь казалась сказкой. Слава богу, я был такой дурак!

— Есть ли у вас какая-то цель, масштаб которой явно не позволяет её реализовать при жизни?

— Конечно. Я хотел бы, чтобы Россия стала Великой Российской империей, взяла под свой протекторат весь мир и навсегда покончила с войнами. Чтобы не было никаких стран — только человечество в целом.

— Какая книга на вас повлияла больше всего?

— «Три мушкетёра» Александра Дюма. Я так был счастлив, когда мне одноклассники дали её почитать, что это счастье распространилось на всю литературу. Я полюбил чтение.

— Что для вас счастье?

— Сладко засыпать после тяжёлого трудового дня. Тонуть в дремотной сказке с желанием проснуться завтра.

— Наступит ли время, когда люди начнут понимать друг друга? Что ждёт нас в будущем?

— Люди себя не понимают, как они могут понять других?! Единственный вариант — принять ближнего таким, какой он есть, — уставшим, озлобленным, глупым, некрасивым, больным, эгоистичным, одиноким. А это сложно. Это доступно лишь редким, истинно верующим людям всех традиционных религий. Человечество обречено однажды исчезнуть, как это происходит со всем остальным в бесконечном круговороте Божественного Творения. Во всяком случае, так мне подсказывает здравый смысл.

ИсточникАргументы недели
Иван Охлобыстин
Охлобыстин Иван Иванович (р. 1966, Тульская область) — российский актёр, режиссёр, сценарист, драматург, журналист и писатель. Священник Русской Православной Церкви, временно запрещённый в служении. Креативный директор компании Baon. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments