Взятие талибами всей власти в Афганистане и позорное бегство американцев и их союзников требует масштабного обзора фундаментальных изменений в мировой геополитике. Афганистан в последние 50 лет был индикатором этих изменений. Именно с ним были связаны переломы в глобальной архитектуре мира. Конечно, это было не причиной геостратегических трансформаций, но, скорее, экраном, на котором яснее, чем где бы то ни было, отражались принципиальные переломы миропорядка.

Исламский фундаментализм в двухполюсном мире

Начнем с «холодной войны» и с роли в ней фактора исламского (прежде всего суннитского, салафитского) фундаментализма. Суннитский фундаментализм (как ваххабизм, так и иные параллельные формы радикального ислама — запрещенные в РФ) в отличие от более сложного и неоднозначного геополитически шиитского, служил Западу для противостояния левым, социалистическим или националистическим секулярным и чаще всего просоветским режимам. Как геополитическое явление исламский фундаментализм был частью атлантистской стратегии, работал на Sea Power против СССР как форпоста Land Power.

Афганистан был звеном этой геополитической стратегии. В центр внимания афганская ветвь исламского радикализма попала после вторжения в Афганистан советских войск в 1979 году. К этому времени в Афганистане уже разразилась гражданская война, где Запад и его тогдашние безусловные союзники — Пакистан и Саудовская Аравия — поддерживал как раз исламских радикалов против умеренных секулярных сил, склонявшихся к альянсу с Москвой. Никаких настоящих либералов или коммунистов там не было, но противостояние Запада и Востока было. От имени Запада выступали как раз исламские фундаменталисты.

Когда советские войска вошли в Афганистан, Запад стал еще более активно поддерживать исламских радикалов против «атеистических оккупантов». В Афганистан ЦРУ привезло Усаму бин Ладена и Аль-Каиду (запрещенная в РФ организация), которых открыто вдохновлял на войну с коммунистами Збигнев Бжезинский.

Откладываем этот период 80-х на геополитическом таймлайне: Афганистан в 80-е годы был полем противостояния двух полюсов. Светские лидеры опирались на Москву, муджахиды на Вашингтон.

Вывод советских войск из Афганистана Горбачевым означал конец холодной войны и проигрыш СССР. Захват Кабула враждовавшими между собой группировками муджахидов и казнь президента Наджибуллы в 1996 году — несмотря на хаос и анархию — означали победу Запада. Поражение в Афганской войне не было причиной распада СССР. Но это было симптомом конца двухполюсного миропорядка.

Исламские радикалы в однополярном мире: ненужные и опасные

Вторая геополитическая декада в нашем таймлайне приходится на 90-е годы. В это время утверждается однополярный миропорядок или однополярный момент (Ч.Краутхаммер).

СССР распадается, причем исламистские силы активно пытаются действовать и в бывших союзных республиках — прежде всего в Таджикистане и Узбекистане. Территорией войны проамериканских исламских радикалов становится и Российская Федерация. В первую очередь это касается Чечни и Северного Кавказа. Запад продолжает использовать своих союзников для наступления на евразийский полюс. В однополярном мире Запад — теперь уже единственный полюс — старыми средствами добивает (как казалось тогда, необратимо) поверженного противника.

В самом Афганистане в 90-е начинается подъем талибов (запрещенная в РФ организация). Это не просто одно из направлений фундаментализма, но это и сила, объединяющая самый крупный этнос Афганистана — кочевые племена пуштунов, потомков индоевропейских кочевников Евразии. Их идеология представляет собой одно из направлений салафизма, близкого к ваххабизму и Аль-Каиде (запрещенные в РФ организации). Талибам (запрещенная в РФ организация) противостоят другие силы — прежде всего суннитские, но отличные этнически — индоевропейцы таджики и тюрки узбеки, а также смешанный ираноязычный народ — хазарейцы, исповедующие шиизм. Талибы (запрещенная в РФ организация)наступают, их противники — прежде всего «Северный Альянс» — отступают.

Американцы стоят и за теми, и за другими, но «Северный Альянс» ищет прагматической поддержки у вчерашних врагов — у русских.

В 1996 году талибы (запрещенная в РФ организация) берут Кабул. США пытаются наладить отношения с талибами (запрещенная в РФ организация) и заключают договор о прокладке Трансафганского трубопровода. В течение 90-х Россия, бывший противоположный Западу полюс в двухполярном мире постоянно слабнет, и в условиях крепнущей однополярности радикальный исламизм, взращенный Западом, становится для него неприятным бременем, все менее актуальным в новых условиях.

Однако инерция исламского фундаментализма столь велика, что по первому приказу из Вашингтона он и не собирается исчезать. Более того, его успехи заставляют лидеров исламских стран встать на путь самостоятельной политики. В отсутствии СССР исламские фундаменталисты начинают осознавать себя самостоятельной силой и при отсутствии старого врага (просоветских левых режимов) обращают свою агрессию против вчерашнего хозяина.

Восстание против хозяина

Вторая декада нашего таймлайна заканчивается 9 сентября 2001 года, когда происходит террористическая атака на Нью-Йорк и Пентагон. Ответственность за нее возлагается на Аль-Каиду (запрещенная в РФ организация), лидер которой пребывает у талибов (запрещенная в РФ организация)в Афганистане. И снова Афганистан оказывается монитором радикального изменения миропорядка. Но теперь у однополярного полюса появляется экстерриториальный враг — исламский фундаментализм, который теоретически может быть везде, а следовательно, США как единственный полюс имеют все основания осуществить против этого вездесущего и нигде не закрепленного врага акт прямой интервенции. Для этого Западу больше ни у кого разрешения спрашивать не нужно. Россия же в то время еще представляется слабым и распадающимся недоразумением.

С этого момента американские неоконсы объявляют исламский фундаментализм — вчерашнего союзника Запада — своим главным врагом. Прямым следствием этого являются:

  • вторжение США и союзников в Афганистан (под предлогом поимки Усамы бин Ладена и наказания приютивших его талибов — запрещенной в РФ организации),
  • война в Ираке и свержение Саддама Хуссейна,
  • появление проекта «Великого Ближнего Востока», предполагающего дестабилизацию всего региона с переделкой границ и зон влияния.

Россия тогда не препятствует вторжению американцев в Афганистан.

Так начинается история двадцатилетнего присутствия ВС США в Афганистане, которое завершилось вчера.

Афганистан и закат Империи

Что происходило в эти 20 лет в мире и в его зеркале — в Афганистане? За это время однополярный мир если не рухнул, то как минимум вступил в стадию ускоряющегося распада. Россия при Путине укрепила свой суверенитет настолько, что справилась с внутренними угрозами сепаратизма и дестабилизации и вернулась как независимая сила на мировую арену (в том числе и на Ближний Восток — Сирия, Ливия, отчасти Ирак).

Китай, казавшийся полностью поглощенным глобализацией, оказался чрезвычайно умелым игроком, и шаг за шагом стал гигантской экономической силой со своей собственной повесткой дня. Китай Си Цзиньпин это восстановленная Китайская Империя, а не управляемая извне азиатская периферия Запада (как могло казаться в 90-е).

Исламские режимы — прежде всего Турция, Иран, Пакистан — прекрасно осознали прогрессирующее ослабление Запада и однополярной системы в целом и стали вести свою игру — все более и более не зависимую от Запада.

В это время менялся и статус исламского фундаментализма. Все реже США использовали его против своих региональных противников (хотя подчас — в Сирии, Ливии и т.д. — все же еще использовали), и все чаще антиамериканизм выступал на первый план у самих фундаменталистов.

Действительно, Россия перестала быть оплотом коммунистической атеистической идеологии и скорее придерживается консервативных ценностей, тогда как США и Запад продолжают настаивать на либерализме, индивидуализме и ЛГБТ+, сделав это основой своей идеологии. Иран и Турция по многим вопросам сблизились с Москвой. Пакистан наладил тесное партнерство с Китаем.

И никто из них больше не был заинтересован в американском присутствии — ни на Ближнем Востоке, ни в Центральной Азии.

Однополярность кончалась, и в таких условиях американская оккупация Афганистана и марионеточное проамериканское правительство стали анахронизмом.

Полная победа талибов (запрещенная в РФ организация) и бегство американцев означает конец однополярного мира и Pax Americana.
Как в 1989 году вывод из того же Афганистана советских войск означал конец мира двухполярного.

Мониторинг будущего

А что будет в Афганистане в следующей декаде? Это самое интересное. В однополярной конфигурации США контроль над этой ключевой геополитической территорией не удержали. Это необратимый факт. Теперь многое зависит от того, начнется ли цепная реакция распада для США и НАТО по аналогии с крахом социалистического лагеря, или США все же сохранят критический потенциал могущества, чтобы оставаться пусть не единственным, но все еще первым игроком в глобальном масштабе.

Если Запад рухнет, то мы будем жить в ином мире, параметры которого пока трудно даже себе представить, не говоря уже о прогнозах. Вот рухнет, тогда и подумаем. Более вероятно, что пока все же не рухнет (хотя кто знает — Афганистан это зеркало геополитики, и оно не врет). Но будем исходить, что пока США и НАТО остаются ключевыми инстанциями — но уже в новых — по сути многополярных — условиях.

В этом случае у них остается только одна стратегия в Афганистане. Та, которая довольно реалистично описана в последнем (8-ом) сезоне американского шпионского сериала «Родина». Там по сценарию талибы (запрещенная в РФ организация) подступают к Кабулу, а проамериканское марионеточное правительство бежит. Против параноидальных и заносчивых империалистов- неоконов в Вашингтоне представитель реализма в Международных Отношениях (кино-двойник Генри Киссинджера) Сол Беренсон настаивает на том, чтобы идти на переговоры с талибами (запрещенная в РФ организация) и пытаться перенаправить их снова против России. То есть для Вашингтона остается только вернуться к прежней стратегии, обкатанной в условиях «холодной войны». Если нельзя победить исламский фундаментализм, надо направить его против своих противников — новых и одновременно старых. И прежде всего против России и евразийского пространства.

Вот что обсуждает сегодня Джо Байден в Овальном кабинете: как добиться того, чтобы Афганистан под властью талибов направил свою агрессию на север. В этом и будут состоять афганская проблема в следующую декаду.

Афганский вызов для России

Что надо делать России? С геополитической точки зрения, вывод однозначен: главное не позволить американскому (разумному и логичному для них и для попыток сохранить свою гегемонию) плану воплотиться в жизнь. Для этого, конечно, надо устанавливать отношения с тем Афганистаном, который вот-вот утвердится. Первые шаги по переговорам с талибами (запрещенная в РФ организация) уже российским МИДом сделаны. И это очень разумный ход.

Кроме того, следует активизировать политику в Средней Азии с опорой на другие центры силы, стремящиеся к повышению своего суверенитета. Это прежде всего Китай, заинтересованный в многополярности и особенно в афганском пространстве, являющемся частью территории проекта «Один путь — один пояс». Далее очень важно сблизить позиции с Пакистаном, с каждым днем становящимся все более антиамериканским. Иран в силу близости и влияния на хазорейцев (и не только) может сыграть существенную роль в афганском урегулировании.

Россия безусловно должна защитить и еще более интегрировать в свои военно-стратегические планы союзников Таджикистан, Узбекистан и Киргизии, а также находящуюся в геополитической летаргии Туркмению. Если талибы жестко не выгонят турок в силу их участия в НАТО, то следует наладить консультации и с Анкарой.

И что пожалуй главное: очень важно убедить страны Залива и прежде всего Саудовскую Аравию и Египет отказаться играть снова роль покорного инструмента в руках исчезающей американской Империи, клонящейся к закату. У Москвы сегодня на всех этих направлениях есть достаточно инструментов.

Конечно, желательно и приглушить семантический шум явных и скрытых иноагентов в самой России, которые на разные лады примутся сейчас отрабатывать американский заказ. Его суть в том, чтобы блокировать проведение Москвой эффективной геополитической стратегии в Афганистане.

Образ будущего и основные черты нового миропорядка мы увидим в ближайшее время. И снова все там же — в Афганистане.

ИсточникНезыгарь
Александр Дугин
Дугин Александр Гельевич (р. 1962) – видный отечественный философ, писатель, издатель, общественный и политический деятель. Доктор политических наук. Профессор МГУ. Лидер Международного Евразийского движения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments