Зачем опылительница цветных революций Виктория Нуланд прилетала в Москву? Как Россия оказалась на крючке у Турции, позволив Эрдогану формировать будущее Средней Азии? Для чего узбекам миллион гектаров нашей пахотной земли? С какой целью английские хлопцы решили отоварить украинских хлопцев смертоносными ракетами, а поляки собрались построить стену на границе с Белоруссией? Что будут искать в здании российского МИДа запрещённые в Москве талибы после задушевных разговоров в Дубае с ненавистными им американцами? Обо всём этом главному редактору «Аргументов недели» Андрею УГЛАНОВУ рассказал руководитель Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид ИВАШОВ.

— Министерства сельского хозяйства России и Узбекистана объявили, что Узбекистан в ближайшее время должен получить в аренду 35 тысяч гектаров российской земли. А когда эти гектары будут освоены, установлены необходимые логистические и другие связи, площадь возрастёт до миллиона гектаров. Причём речь идёт не абы о какой земле, а о пахотной в южных областях Российской Федерации. То есть своим гражданам по гектару на Дальнем Востоке, а узбекам — самый сладкий кусочек. У нас лишние земли образовались?

— Узбекистан — это динамично развивающаяся республика с таким же динамичным приростом населения, численность которого с момента распада Советского Союза увеличилась едва ли не в два раза. А обрабатываемых земель, не занятых хлопком, там недостаточно.

— А почему они вместо хлопка не выращивают другие культуры? Продовольственные?

— Потому что хлопок — это валюта для развития экономики и поддержания социальной сферы. В итоге проблема земли в том регионе стоит очень остро. Именно земельный вопрос был причиной межнациональных стычек узбеков с киргизами и казахами в Ошской области Киргизии и на границе с Казахстаном.

У Узбекистана есть отличие от всех соседей. Кто возглавлял эту республику? Один из руководителей Госплана СССР, бывший председатель Госплана Узбекской ССР Ислам Абдуганиевич Каримов возглавлял Узбекистан с 1989 года до своей смерти в 2016 году. На смену ему пришёл Шавкат Мирзиёев, человек из той же когорты, производственник. У таких людей особый склад мышления. Они думают не категориями «купить дешевле, продать дороже и повысить налоги, чтобы получить побольше денег». Они думают о развитии экономики и производства, в том числе и сельскохозяйственного. У нас, бывает, зайдёшь в магазин, спросишь что-нибудь наше, отечественное. Принесут. Присмотришься — а это китайская фирма с русским названием, только зарегистрирована у нас. В Узбекистане всё не так. У них даже шампанское своё. Пытались удержать самолётостроение, оставшееся от СССР, но не смогли — сказалась проблема кадров. Пищевые товары практически все свои, узбеки не падки на импортные продукты. Но им не хватает земли.

А для нас земля — это проблема. И чтобы справиться с этими проблемами, мы пытаемся их сузить: продать, отдать в аренду. Не обладая масштабным мировоззрением и не понимая, как эти масштабные ресурсы организовать так, чтобы они давали прибыль России, действуем просто — отдаём их в частные руки или вообще иностранцам. Так проще и легче. Денежки же в бюджет пришли? Значит, удачно поторговали. Политика сиюминутной выгоды. Наши пахотные земли и чернозёмы не используются, зарастают бурьяном и кустарником. Просто не знаем, что с ними делать. Лучше отдать, хоть какая-то польза. А узбеки — это земледельцы. Они на камнях сады выращивают. У них земля не пропадёт.

— То есть они не будут, как китайцы, заливать землю ядом, чтобы выжать из неё побольше и побыстрее, а потом вернуть нам мёртвую почву?

— Нет. Узбеки тоже достигают максимума возможного, но другими методами. На своих засушливых землях они выращивают фантастические дыни и виноград. Это не просто огромный труд, это настоящее искусство. Они не используют варварские методы, они любят землю. И в отличие от многих своих соседей они, как и мы, живут общинными принципами, коллективистским сознанием.

— Перейдём к другой точке земного шара. Только что в Москве побывала Виктория Нуланд. Загадочная женщина, которая когда-то работала на торговом судне с советским экипажем и научилась материться по-русски. Судьба вывела её в верхние коридоры американской власти, где она отвечала за работу с Россией. Нуланд ассоциируется с раздачей печенек на майдане, после чего Украина рухнула в кровавую чёрную дыру. И вот она в Москве. Зачем она приезжала?

— Много лет работая на международном поле, я прекрасно понимаю, что есть визиты, которые вообще не освещаются и проходят в тишине закрытых кабинетов. Есть визиты, значимость которых легендируется чуть ли не под туристическую поездку. Нуланд работает именно так. Когда нужно было раздуть костёр на майдане, она прибыла туда в частном порядке. Потому что то, что она делает, — это именно спецоперации. Все эти майданы и цветные революции — дело рук спецслужб. И наша задача — не танки двигать, а разгадать план и задачи такой спецоперации. Я полагаю, что госпожа Нуланд прибыла сюда в рамках спецоперации по договорённостям между Путиным и Байденом во время их встречи. Процентов 10 такой встречи обычно отводится на разговор тет-а-тет без средств массовой информации, а остальное проходит под камеры в полных составах. Эта же встреча президентов была исключительной, и как раз основное время её было проведено ими с глазу на глаз.

— Почему?

— Потому что её содержание не нужно знать ни нашей, ни американской общественности. Сейчас же пришло время наполнять те скрытые договорённости конкретным содержанием, согласовывать шаги. Именно за этим Нуланд и приезжала, по моему мнению.

— Все говорят о новом обострении в Сирии. Не успел Эрдоган уехать из Сочи после встречи с Путиным, как наши ВКС начали утюжить в Идлибе протурецкие группировки. Эксперты заговорили о полномасштабных боевых действиях. Что за хитросплетения там завязываются? Эрдоган с Путиным о чём-то не смогли договориться и это наша демонстрация неудовлетворения исходом переговоров?

— Эрдоган чувствует и ведёт себя дерзко, самоуверенно, даже на фоне всегда уверенного в себе Путина он выглядит гордецом. Потому что Россия у него на крючке, на который мы себя сами и посадили.

— «Турецкий поток»?

— Совершенно верно. Если мы с ним поссоримся, он просто перекроет трубу и скажет — заберите свою атомную станцию, обойдёмся без неё. Эрдоган ведёт себя как глава евразийского постсоветского пространства. Он чувствует себя хозяином положения. Все среднеазиатские республики, кроме Таджикистана, потому что таджики не тюрки, выстроились в очередь в Анкару. Эрдоган официально заявляет, что держит курс на создание армии Великого Турана. Он подбирает под себя это геополитическое пространство, оттягивая его от России. А кем и чем будут завтра недавно братские нам Казахстан или Узбекистан — сказать трудно. Потому что в тюркском мире созданы сотни учебных заведений, где изучают турецкие культуру и историю. А сколько там наших школ? Когда-то по предложениям Назарбаева, Каримова, Акаева там были созданы славянские университеты. Какое внимание мы им сейчас уделяем? Никакого. Мы отдаём Среднюю Азию Эрдогану. Он строит тюркский мир как основу будущей исламской цивилизации. А мы что строим?

— Русский мир.

— Наше население успешно вытесняется. И это касается не только русских. Коренные народы точно так же покидают свои земли, и на их место идут другие. Вице-премьер бодро рапортует, что достигнута договорённость и гастарбайтеров теперь будут привозить организованно, поездами. И речь идёт о пяти миллионах! А для них нужно место. А что делать с пятью миллионами коренных? Происходит это от недомыслия и неспособности объять эти масштабы и просчитать последствия своих шагов.

— Что ждать от китайцев в отношении Тайваня? Начались бесконечные военные учения, китайские генералы в стиле Павла Грачёва заявляют, что для взятия Тайваня им хватит одного парашютно-десантного полка. Они уже вернули себе Гонконг и Макао, на очереди Тайвань. Американцы обещают тайваньцам — мы вас защитим. Афганцы с гор посмеиваются над такими обещаниями. Дело идёт к войне?

— Тут надо понимать Китай. Это самая древняя на Земле цивилизация. За исключением разве что Индии. Уже 4 тысячи лет Китай существует как монолитная и практически мононациональная цивилизация. Китай никогда ничего не забывает. В том числе о территориях, которые когда-то принадлежали их империи. Они делают то, что Сталин делал когда-то перед войной и после войны, — стараются вернуть исконные земли в состав своего государства. И в этом нет неожиданности. Можно посмотреть решения китайских партийных съездов — в них это прописывалось ещё десятки лет назад. Другое дело, что китайцы ничего не делают в спешке. Вопросы с Гонконгом и Макао они решили без всякой войны. Я полагаю, что и сейчас войны не будет. А что делают американцы? Они пытаются создать антикитайский альянс, привлекая Японию, Индию, Австралию, Новую Зеландию. Но индусы отказались. Япония тоже не в восторге и не горит желанием воевать за американские интересы.

— Что нужно англичанам на Украине? Они собираются поставить Киеву ракеты. Есть у них что-то, что могло бы нас удивить?

— Я много изучал и историю англосаксов, и их отношение к мировому лидерству, и их болезненное отношение к тому, что это лидерство перешло к другим представителям «морской цивилизации» — США. Их традициям в этом плане можно позавидовать. Долгие годы и даже десятилетия на втором плане не вытравили из них ощущение, что Британия важнее Америки. Они неслучайно ушли из Евросоюза. Там доминирует их вечный враг — Германия. Они по-прежнему мечтают если не о мировом господстве, то о глобальном влиянии. Сейчас американцы скукоживаются и по своей мощи, и по своему международному авторитету. И это шанс для Англии заполнить пустеющую нишу и вернуться в те регионы, где они традиционно имели огромное влияние — Ближний Восток, Кавказ, и, думаю, глядят вперёд вплоть до Монголии. Обязательно начнут играть и с Китаем. Я в этом уверен. И разумеется, они торят тропинки в свою старую колонию — Индию.

— Ещё одна вечная загадка для нас — братья-славяне поляки. Сейм принял решение ассигновать 400 миллионов евро на строительство заградительной стены между Польшей и Белоруссией. Получается, что, не признавая белорусским кусок земли, который Сталин у поляков отобрал и вернул белорусам, они отгораживаются от него стеной и, таким образом, фиксируют статус-кво. Зачем они это делают?

— Полагаю, что это фейковое решение. Оно будет упираться в финансовую проблему, но в головах и противников, и сторонников засядет прочно и будет поддерживать антироссийский и антибелорусский синдром. Я не думаю, что эта стена будет реально построена. Для XXI века это слишком смешное сооружение.

— Переместимся чуть южнее. Запрещённый в России «Талибан» за три месяца захватил всю страну. И вскоре после победы талибы встречаются в Дубае с американцами, которых только что вроде бы победили. А ещё через несколько дней МИД России вдруг заявляет, что запрещённый у нас «Талибан» прилетает в Москву. Вырисовывается удивительная конструкция — треугольник с вершинами в Москве, Вашингтоне и Кабуле. Объясните это с точки зрения геополитики, потому что с точки зрения обычной логики это объяснению не поддаётся.

— Выдам тайну. Она не государственная, поэтому можно. Кроме традиционных методов разведки есть и нетрадиционные. Комиссия Конгресса обсуждает бюджет на следующий год. Кроме прений на заседании Конгресса конгрессмены обсуждают статьи бюджета между собой, с представителями министерства финансов и другими людьми. И вот эти обсуждения и делаются достоянием органов разведки. Из них становится известно, что Центральному разведывательному управлению увеличивают бюджетные назначения. Уточняем, какому конкретно отделу. Выясняется, что тому, который ведёт Афганистан и соседние страны. Значит, намечается некая спецоперация. Помните, после 11 сентября испуганный бен Ладен говорил, что это Аллах покарал Америку, а не мы, отказываясь от «чести» быть виновником атаки на Всемирный торговый центр. Это было уже не важно, Афганистан был назначен крайним, потому что это требовалось по условиям спецоперации. Я по своей службе занимался этим и видел, что «Талибан» (запрещён на территории РФ. – Прим. «АН») захватил и Кабул, и ряд провинций. А мы тогда работали с Ахмад-Шахом Масудом, который был министром обороны официального правительства Раббани. Американцы признавали это правительство, но работали с ним в режиме санкций. А с талибами они работали очень плотно и активно, и это знала и наша разведка, и китайская. И когда ООН объявляла «Талибан» под запретом, американцы занимали очень мягкую, если не сказать лояльную, позицию. Это их детище, это их инструментарий, это подконтрольные им силы. И сейчас, уходя из Афганистана, американцы привели к власти именно ту группировку талибов из трёх имеющихся, с которой наиболее плотно сотрудничали. Сейчас вопрос состоит в том, для чего американцы оставили там столько оружия. Трудно поверить, что они это сделали просто в спешке и не успели забрать. Они ничего не делают случайно.

— Мы как-то противодействовали планам Соединённых Штатов окопаться в Центральной Азии, нашей зоне жизненно важных интересов?

— В июне 2001 года официально оформляется Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Кроме шести членов туда приглашаются Индия, Пакистан, Иран. Мы с китайцами создали ШОС в ответ на девиз американцев, обозначенный в стратегии национальной безопасности США, гласящий, что Евразия объявляется жизненно важным пространством для Соединённых Штатов, что Центральное командование США отвечает за американские интересы в этом регионе. Создание ШОС не могло не насторожить американцев. Их ещё англичане научили — уходя откуда-то, оставайся там. Это их принцип. Выводя танки, американцы оставляют в стране какие-то силы, структуры, подконтрольные им. Нам нужно разгадать, какие именно. Поэтому встречаться с талибами нужно. Вопрос — на каком уровне и в какой степени открытости.

— Зачем создан альянс США – Австралия – Англия? Они демонстративно «опустили», как говорят на зоне, французов с их атомными подводными лодками для Австралии, в результате чего французы потеряли 40 миллиардов. Получился чисто англосаксонский альянс. Американцы решили нам на радость закрыть НАТО?

— Нет, НАТО они не закроют. В последнее время главным вопросом американцев в отношении НАТО и Евросоюза был вопрос «Северного потока — 2». И я, честно говоря, считал, что Европа не выдержит давления. В вашей газете писалось, что при Обаме США запустили два глобальных проекта — Транстихоокеанское соглашение и Трансатлантическое. В американской прессе появлялись выступления разных конгрессменов с жалобами на то, что их не подпускают к документам Трансатлантического соглашения — настолько оно было секретным. Это была битва за то, чтобы американские товары неограниченно шли на европейские рынки. Европейцы это соглашение не подписали. Это прозвенел первый звоночек. Вторым был «Северный поток — 2». Европа его отстояла. А что делать теперь американцам? В лице вчерашних союзников они получили мощного оппонента. И американцы запустили обратный процесс в виде создания своего, чисто англосаксонского мира, чтобы Америке не остаться в изоляции.

— А о Японии там речи не идёт? Всё-таки это мощный союзник, который ещё и у нас как заноза в заднице сидит со своими претензиями к «северным территориям». Их новый премьер не успел проспаться после выборов, как заявил, что наши Курильские острова находятся под юрисдикцией Японии.

— Они это больше полувека говорят.

— С 1956 года.

— Верно. При Сталине всё было решено раз и навсегда. Безоговорочная капитуляция, и всё. Никто рта открыть не мог. А что случилось в 1956 году? Началась кампания по полной дискредитации Сталина. Хрущёв со своими двумя классами образования решил вписать своё имя в историю и заткнуть за пояс и Сталина, и Ленина. Сомнению и даже оплеванию подвергалось всё, сделанное Сталиным. И японцы тут же воспрянули духом — значит, можно подвергнуть пересмотру и результаты их поражения и капитуляции. На конференцию по Японии в Сан-Франциско советскую делегацию не пригласили. Мы потеряли авторитет. При Брежневе в период, когда страну на международной арене представлял политический великан Громыко, мы заставили оппонентов замолкнуть. При Горбачёве мы начали стремительно слабеть. А при Ельцине Бурбулис вообще готов был пресмыкаться перед всеми. При нём пошли унизительные разговоры о том, что нам позарез, мол, нужен мирный договор с Японией. С 1945 года жили без этого договора, а теперь вдруг понадобился.

— И всё же почему первыми словами японского премьера были слова о том, что Курильские острова наши?

— Для них это ритуальная тема, как для украинцев — Крым. Любой украинский политик, который надеется достичь успеха на выборах, должен повторять заклинание: Крым наш, мы его вернём, при этом отлично понимая, что этого никогда не произойдёт. Но сказать нужно обязательно. Так и в Японии, ты не можешь сказать, что Курилы — это Россия. Иначе ты просто умрёшь как политик. А что ты думаешь по этому поводу на самом деле, никого совершенно не волнует.

ИсточникАргументы недели
Леонид Ивашов
Ивашов Леонид Григорьевич (р. 1943) – российский военный, общественный и политический деятель. Генерал-полковник. В 1996 – 2001 гг. начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны. Доктор исторических наук, профессор. Президент Академии геополитических проблем. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments