Валдайский клуб — явление таинственное, загадочное, восхитительное. Кавказские горы, покрытые лесом. Огромные осенние склоны. Высокие поднебесные пики с голубыми ледниками. Струйка водопада. Присевшее на вершине перламутровое облако. И в этих горах — роскошный отель, дворец из дерева, камня, с великолепной охраняемой дорогой с серпантинами, туннелями. И тебе кажется, что ты попал в тибетский монастырь, окружённый горами, среди тайных трепетов земли и неба.

Сюда раз в год со всех концов земли съезжаются мыслители мира: профессора, директора исследовательских институтов, бывшие послы и министры, знатоки экономики, военного дела, культурологи, цифровики — сонм умачей, которые слетаются сюда, в горы, для одной-единственной задачи: исследовать исторический процесс, добыть из этого процесса сокровенные знания, вручить эти знания своим правительствам, чтобы те, обогащённые знаниями, эффективнее управляли историей.

Валдайский клуб — один из элементов управления историей. Исторический поток — это огромная река без устья и истока. И в этой реке плывут рыбы: огромные, малые, совсем крохотные мальки. Осетры и севрюги, акулы, вуале­хвосты, щуки, крохотные живородящие гуппи и едва заметные глазом голубые или изумрудные рыбёшки.

Эксперты Валдайского клуба — это экзотические птицы, которые уселись на берегу реки, именуемой историческим процессом, и клювами выхватывают из этой реки рыбин — те или иные сиюминутные события, наполняющие текущий исторический процесс. У этих птиц разные хвосты и разные клювы: тонкие и длинные, как у цапель. Тяжёлые и могучие, как у пеликанов. Загнутые, как пинцеты, у кроншнепов. Остренькие, как у куликов. Грозные, как у орлов. И они суют свои клювы в реку, выхватывая то огромную серебряную рыбину, то крохотного малька. Распушив свои птичьи хвосты, добывают из реки истории сокровенные знания.

Нынешний Валдайский клуб, как всегда, разливался своими высокомудрыми мыслями по древу. Возможна ли в ближайшее время высадка китайцев на Тайвань, что станет прелюдией большой мировой войны. Приведёт ли потепление климата к триумфу зелёной энергетики и разрушению мировых газовых и нефтяных империй? Как меняет мир китайско-американское соперничество, и где в этом соперничестве место Европы, России, Пакистана и Индии? Победа талибов* в Афганистане есть триумфальное завершение исламской мировой революции, или эта революция будет продолжена в России, в Европе, в Америке? И какие формы в этом случае обретёт мировой терроризм?

Дискуссии клуба, выступления на панели напоминали огромное варево идей, предположений, осторожных суждений, которые вскипали, бурлили в котле Валдайского клуба. Заключительным было выступление президента Путина, который всыпал в этот котёл утончённые специи, интеллектуальные мировоззренческие деликатесы, что и делает валдайское кушанье неповторимым яством.

Было высказано несколько суждений, связанных с ковидным состоянием человечества. Ковид заставил государства закрыть свои границы, обособиться, сосредоточиться на себе, отчуждаясь от соседей и ставя крест на том, что называлось глобализмом, то есть одним громадным мировым государством, у которого нет границ и нет правительств. Государства, борясь с ковидом, вынуждены прибегнуть к насильственным ограничениям, к жёсткой регламентации общественной жизни: с наблюдением и слежкой за социальными группами и отдельными гражданами. Это ставит крест на традиционных либеральных представлениях о свободе, усиливает в каждом отдельно взятом государстве и в мире в целом тенденции централизма, что в сочетании с цифровыми технологиями приводит к новому электронному авторитарному типу управления государствами и обществами.

Удар, нанесённый ковидом по экономикам, ослабил эти экономики, сбил их с толку, привёл к дезорганизации, поставил вопросы об эффективности нынешних форм мирового экономического уклада, о пересмотре этого уклада, породил разговоры о крахе капитализма. В результате всё выше поднимает голову зелёная энергетика. «Зелёные», солнцепоклонники вступают в схватку с газопоклонниками. Эти две формы хозяйствования, эти два мировоззрения, две неназванные религии порождают новые религиозные войны.

Большинство высоколобых Валдайского клуба и Путин в своём заключительном выступлении констатировали, что в сегодняшнем мире резко возрастает роль государства. Государство становится высшей ценностью. Россия после 1991 года, мучительно преодолевая катастрофу и полное разрушение государства, последовательно восстанавливает это государство. И российское государство, пройдя несколько стадий своего восстановления, такие как сбережение территориальной целостности, восстановление армии и оборонной промышленности, приходит к очень важному этапу восстановления: Государство Российское формулирует свою идеологию, ибо только идеология обеспечивает существование государства, какую бы роль при этом ни играли армия, институты или экономический уклад.

Идеологией современной России является категория Победы. И той, что была одержана в 1945 году, и той Победы Побед, которую русский народ одерживает на протяжении всей своей бесконечной истории. Победа 1945 года — это одоление ада райскими светоносными силами. Это победа света над тьмой. Это возможность человечества двигаться к своему идеалу, к совершенному бытию, к Царствию небесному — к идеалу, сбережённому от идеала ада.

Категория Победы есть синоним Русской Мечты. Идеология Победы, введённая в ядро сегодняшней российской государственности, означает, что в этом ядре утвердилось представление о Русской Мечте. Изборский клуб, в отличие от Валдайского клуба, занят разработкой этой современной победной идеологии Государства Российского. Изборяне благодарны валдайцам за то, что те своими изысканиями и суждениями помогают всё отчётливее и яснее формулировать религию Русской Победы.


*талибы, «Талибан» — террористическая организация, запрещённая в РФ

comments powered by HyperComments