Выступление на заседании Государственной Думы.

«Справедливая Россия – Патриоты – За правду» выступает против механического продления в пенсионных расчётах среднего времени жизни после достижения 60 лет. Нужно быть реалистами. Звучат уверения, что мы скоро победим коронавирус, и всё будет прекрасно. В бюджете уже заложено, что мы его вот-вот победим. Но это не соответствует реальности.

Коронавирус с нами, скорее всего, навсегда. Но самое главное – люди погибают не только от коронавируса, а от оптимизации здравоохранения, которая превратила его в здравозахоронение, и от ситуации, когда даже в Москве сложно получить квалифицированную медицинскую помощь.

Расходы на здравоохранение за последние 4 года выросли, но наращивание денег, вкладываемых в эту сферу, сопровождается ликвидацией медицинской помощи.

Помимо уничтожения медицины, людей убивает вымаривание страны искусственно созданным денежным голодом. Нам говорят, что нужно «по одёжке протягивать ножки», — но ведь по одёжке, а не по мерке гроба! У нас, по состоянию на 1 октября этого года, по официальным данным Минфина, нетронутыми лежат 18,9 трлн руб. неиспользуемых остатков — это фактически второй федеральный бюджет. При этом 72% населения имеет доходы ниже 25 тыс. рублей в месяц. А уж о том, что работа в России, в том числе нормально оплачиваемая, доступна для мигрантов, а не для наших граждан, не приходится и говорить.

Это не чья-то «государственная» политика повышает смертность, а наша — потому что мы — Государственная Дума, одобряем законопроекты. По данным Росстата, в прошлом году «сверхсмертность» — это официальный термин – на душу населения превысила число расстрелянных в 1937 году. Выходит, что мы для граждан России — хуже ежовских палачей. И относятся к нам сейчас за пределами залов Госдумы примерно так же.

Конечно, можно сравнивать проектировки бюджета с исполнением за восемь месяцев. Но если вы откроете данные Минфина, то увидите, что проект бюджета сокращает расходы на экономику на 8%, на здравоохранение – на 8,6%, на социальную политику – на 6%. А ведь это — президентские приоритеты, о которых 12 октября говорил Владимир Владимирович Путин. А мы по указке Минфина будем сокращать расходы на них. Когда мы в Георгиевском зале сидели и слушали президента, в 11 регионах в то же время прекратили или ограничили плановую медицинскую помощь. Это фактически убийство.

А продолжением этой политики, её одобрением и поощрением является предлагаемое нам утверждение отчётов трёх внебюджетных фондов: Пенсионного фонда (ПФ), Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) и Фонда социального страхования (ФСС). Более того: утверждением отчётов этих фондов де-факто одобряются людоедские законы и ужасные методики, по которым фонды функционируют. Но мы не слышим никакого протеста против этого от тех, кто порочность этих законов и методик видит лучше всех, — от самих этих внебюджетных фондов.

Все они получают средства из официальных фондов оплаты труда. Но ни один из них в своих отчётах не обратил внимания на главную проблему: огромная часть занятых граждан (до 40%) лишена реальных трудовых прав, работает без трудовых договоров или без должных трудовых договоров. В результате внебюджетные фонды недобирают колоссальные средства.

Вне Москвы, вне других крупнейших городов без трудовых соглашений работает до 90% занятых в строительстве, сельском хозяйстве и торговле. Эти люди полностью бесправны. По официальной оценке Росстата, годовой фонд оплаты труда занятых в «тени» составляет 12—13 трлн рублей. Таким образом, цена «нового рабовладения» – не менее 3,5 трлн рублей в год во все внебюджетные фонды.

«Справедливая Россия – За правду» многократно вносила законопроекты по защите трудовых прав граждан, и, соответственно, по увеличению доходов внебюджетных фондов. Но депутатское большинство блокирует все эти предложения, объективно выступая на стороне интересов «новых рабовладельцев».

Для вывода работающих людей из «тени» наша фракция предлагает введение прогрессивной шкалы налогообложения, но эта мера блокируется миллионерами и миллиардерами, которые не хотят платить налоги в «этой стране», как они называют Россию. А сейчас у нас регрессивная шкала. В частности, регрессивны обязательные взносы в Пенсионный фонд и ФСС: чем человек богаче, тем меньше он платит.

Пенсионный фонд теряет из-за этого не менее 600 млрд рублей в год, соцстрах – не менее 150 млрд, но они даже не ставят вопрос о необходимости нормализации обложения доходов граждан.

Профицит Пенсионного фонда – 576 млрд рублей. При средней пенсии 15 тыс. рублей в месяц — это дополнительно пенсии для 3,2 млн пенсионеров. Или же можно доплатить по 7 тыс. руб. каждому пенсионеру. Но где предложения Фонда по направлению этих средств на поддержку пенсионеров? Их нет. Получается, что Пенсионному фонду судьба пенсионеров безразлична.

К тому же, в России — колоссальное число людей, которые получали за свою работу слишком мало денег, они были слишком бедны, или же пропали документы, подтверждающие их трудовой стаж, и сейчас их за это наказывают, выписывая ничтожную социальную пенсию. Кто об этом знает лучше всех? Пенсионный фонд. Но мы не видим от него никаких предложений.

Остатки бюджета Пенсионного фонда, не связанные с накопительной пенсией, выросли за кризисный 2020 год в 2,7 раза, превысив 900 млрд рублей. Эти деньги лежат без движения или прокручиваются через легальные или нелегальные операции? Об этом не сообщается. Кому — ковид, а кому — мать родная.

Нет никаких данных об имуществе, которое находится в оперативном управлении ПФ. Зачем оно нужно, насколько эффективно используется – не говорится: полная непрозрачность в этом вопросе.

Удивительная проблема в международных пенсионных отношениях. Например, Литва в 2020 году не заплатила за наших пенсионеров, которые там проживают, 23% от положенной суммы. Почему? Нет информации. Почему Израиль заплатил за пенсии проживающим там нашим пенсионерам меньше, чем фонд выделил на них, непонятно.

Продолжается расточительное приобретение новых зданий Пенсионным фондом. Помимо этого, получено разрешение на «создание объектов»: на строительство новых зданий направлен 1 млрд рублей. И это в кризис! Здания Пенсионного фонда и так самые роскошные по всей России. Украшение городов не должно оплачиваться за счёт пенсионеров.

Трансферт средств из Минфина в ПФ вырос в 1,5 раза — до 4,8 трлн. Зачем, если бюджет Пенсионного фонда сведён с профицитом – более полутриллиона, и конкретно из этого трансферта 87 млрд рублей так и не использовано? Это что, лишние деньги? Их хватило бы на выплаты 485 тысячам пенсионеров.

Администрирование пенсий остаётся плохим. Фирменный ответ на вопрос: почему такая низкая пенсия, в ряде мест остаётся прежним: «так компьютер показывает, я ничего не знаю». Но люди должны знать, какая пенсия им полагается. Всё ли положенное они получают. На просветительскую работу в этой области потрачено больше миллиарда, но дело, похоже, свелось к рекламе, которая людей только раздражает.

Резерв Пенсионного фонда по обязательному пенсионному страхованию вырос до 171 млрд рублей, размещённых на банковских депозитах в рублях и в валюте. Как выбираются банки, куда размещают средства, какие доходы приносит размещение средств, как они используются? Информации по этим вопросам нет. И главное: эти резервы формируются не законами, а самим Пенсионным фондом, и за их прирост отвечает именно фонд.

Функции всех этих фондов нужно передать в правительство, которое справлялось с соответствующими функциями до создания фондов неизмеримо лучше, чем справляются сейчас эти фонды.

И наша фракция поддерживает премьера Михаила Мишустина в стремлении объединить внебюджетные фонды в единое социальное казначейство для наведения порядка в этих структурах.

Отдельно нужно сказать о ФОМСе. На начало 2021 года у него были колоссальные резервы — 4,9 трлн рублей. В 2020 году был профицит, так что эти резервы — не тронуты, ни на что полезное они не используются. Говорят, в федеральном бюджете денег не хватает, несмотря на почти 19 трлн неиспользуемых средств (по отчёту Минфина). Но вот, берите деньги, тут они лежат без движения.

ФОМС не исполняет свои обязанности по обеспечению контроля за медицинскими учреждениями, при этом занимается, по сути, административным террором. Именно он превратил врачей в писарей, утопающих в отчётах, и стал важным фактором лишения граждан доступа к реальной медицинской помощи. К тому же даже московские власти перед началом эпидемии коронавируса признали, что около 600 московских врачей не имеют высшего образования, то есть работали с фальшивыми дипломами, несмотря на контроль ФОМС.

В то же время для контроля за государственными медучреждениями ФОМС привлекает частные структуры, которые тоже развлекаются, как хотят.

И самое главное: если судить по отчёту, ФОМС – единственная организация в России, а то и во всём мире, которая вообще не заметила коронавируса. Единственные следы в отчёте, связанные с коронавирусом – это отмена онкодиспансеризации да пролонгирование действия старых свидетельств.

То есть как бюджет в 2019 году был принят, примерно также, без всяких изменений, он и был исполнен — никаких чрезвычайных расходов в связи с ковидом.

Перебои с лекарствами в больницах, мобилизация врачей и даже студентов, перепрофилирование больниц, массовые отказы в медпомощи, самоубийства медиков и разрушение их здоровья, психического в том числе, – весь этот кошмар прошёл мимо ФОМСа: если верить безмятежному исполнению фондом бюджета, ковид вообще никак его не коснулся.

2 млрд 750 млн, 15% средств, направленных ФОМСом на повышение зарплат медикам в регионах, в связи с отчаянной нехваткой медиков по всей стране, не использованы. По какой причине? Потому что из территориальных отделений ФОМСа не поступило заявок!

Но тогда не очень понятно, зачем нужна организация, до такой степени не связанная с реальностью.

Фонд соцстраха на этом фоне выглядит почти идеально. К сожалению, его сфера деятельности в наибольшей степени пострадала от коронавируса, да и от «коронабесия» тоже. Закрывались санатории, люди боялись туда ехать. В 1,7 раза к бюджетной росписи выросли расходы на выплаты по временной нетрудоспособности.

Но дефицит средств соцстраха по временной нетрудоспособности на 135 млрд покрыт остатками прошлых лет. То есть эти остатки есть. Как их используют, не сообщается, сколько их ещё есть, не говорится, и без кризиса мы бы о них даже, может быть, и не узнали.

По другим же направлениям страхования сложился профицит, но он механически аккумулирован на счетах, без оценки того, стоит ли ждать в следующие годы резкого роста выплат именно по этим направлениям, или же эти средства являются излишними, и их можно направить на другие цели.

Удовлетворительное исполнение бюджета Фонда соцстраха вызвано в том числе и тем, что реальные потребности, например, по помощи инвалидам, занижаются, в ряде случаев — в разы. И, несмотря на значительную экономию по соответствующей статье, из-за дезорганизации, вызванной коронавирусом, не исполнено 1,2% заявок на изготовление протезов, в которых люди, инвалиды, остро нуждаются.

Сейчас предлагают резко повысить налог на добычу полезных ископаемых, отменив чрезвычайные экспортные пошлины на металлы. Это — один в один конструкция «налогового манёвра», которым в 2018 году ударили по нефтяной промышленности.

Тогда бензин резко подорожал, причём все НПЗ стали убыточными, и бюджет сейчас дотирует их. Где гарантия, что не будет опять аналогичной ситуации, теперь уже в металлургии? И почему сверхприбыль олигархов изымается не из их экспортной сверхприбыли, а через повышение цен в условиях отсутствия антимонопольной политики — из карманов российских граждан?

Наконец, вводится акциз на жидкую сталь. Акциз – это налог на порок: табак, алкоголь, загрязнение воздуха личными автомобилями. Интересно: каким именно пороком Минфин считает жидкую сталь?

comments powered by HyperComments