На наших глазах фактически построен трехполярный мир. Уже не важно, какая политическая сила, преобладает в Америке — глобалисты (как сегодня Байден) или националисты (как вчера Трамп). Возможность сохранять американскую мировую гегемонию не зависит больше от ориентации правящей в США элиты. Китай и Россия стали настолько очевидно суверенными геополитическими и цивилизационными образованиями, что отрицать это более не возможно.

Конечно, либералы в битве с Трампом пытались обвинить его в том, что это он способствовал (и даже вполне осознанно) укреплению независимости России Путина. Это и стало одной из главных линий в американских выборах. Но теперь очевидно, что это был чисто политический трюк: дело не в симпатиях Трампа к Путину и не в во вмешательстве России в американские выборы. Дело в том, что США не могут более в одиночку править миром. И Байден здесь находится ровно в таком же положении, как и Трамп: стратегический предел однополярности достигнут, никаких ресурсов для ее сохранения и укрепления больше нет. Не мытьем, так катаньем, не Трампом, так Байденом — но мы переместились в трехполюсный мир.

В этом мире есть три центра принятия полностью суверенных решений:

  • США, которые сегодня представляют уже не весь Запад, а скорее англосаксонскую ось (отсюда АУКУС и КВАД) + их региональные сателлиты;
  • Россия, которая не смотря ни на что только укрепляет свои позиции на международной арене, стараясь найти новые точки приложения как на постсоветском пространстве, так и в других регионах;
  • Китай, который с успехом выдерживает всю тяжесть нарастающего экономического и военно-стратегического противостояния с англосаксами, всерьез приступившими к региональному сдерживанию Китая в Юго-Восточной Азии.

Между этими законченными центрами силы осциллируют

  • растерянный Евросоюз, поставленный на грань энергетической катастрофы провальной политикой Вашингтона и , по сути, выброшенный из англо-саксонского блока;
  • методично наращивающие свой региональный потенциал Турция, Иран и Пакистан;
  • Япония и Индия, стремящиеся усилить свои позиции, прагматично используя противостояние США с Китаем (при этом Индия совершенно рационально продолжает сохранять стратегическое партнерство с Россией);
  • исламские страны Ближнего Востока и Магриба, оторвавшиеся от США и отныне пытающиеся решить локальные противоречия уже без оглядки на Вашингтон;
  • африканские режимы, все активнее отвергающие европейский и, шире, западный неоколониализм (ярче всего это воплощено в новой волне антиевропейского панафриканизма — такого как Панфриканский Императив (Urgences Panafricanistes) Кеми Себа)
  • страны Латинской Америки, фактически брошенные США на произвол судьбы и ищущие нового места в мировой системе в модели глобального Юга;
  • растущие игроки Южной Азии — Индонезия, Малайзия, Южная Корея и т.д.

Так между тремя столпами трехполярности, обладающими на сегодня безусловным, хотя и ассиметричным превосходством, начинается движение вторичных полюсов, чуть менее состоявшихся и завершенных. И тем не менее у некоторых из них — прежде всего у Индии и у некоторых стран Латинской Америки — потенциал очень высок, и переход их в высшую лигу вопрос не продолжительного времени.

И вот тут начинается самое интересное. У этого трехполярного, а завтра уже в полном смысле многополярного мира, есть два аспекта.

С одной стороны, кое-какие технологические аспекты цивилизации — в системе коммуникаций, в энергетике, в моделях развития цифровых сетей и виртуальной экономики — будут — пусть на некоторое время — общими для всех полюсов — больших и малых. И за счет этого можно будет достичь — пусть минимальной, но — стандартизации отношений между полюсами — обосновать.

Это позволит установить прагматически особую признаваемую всеми (или почти всеми) модель протоколов и правил, отражающих новые условия. Да, ни у кого не будет монополии на единоличное решение проблемных ситуаций.

Любое решение может быть оспорено другим полюсом или ситуативным альянсом полюсов. В такой ситуации ни у кого не будет эксклюзивного права настаивать на чем бы то ни было. Сила одного будет ограничена лишь силой другого. А остальное вопрос переговоров.

Фактически это означает начало многополярной демократии.

Все, конечно, будут заинтересованы в том, чтобы существовали некоторые устойчивые алгоритмы международного взаимодействия, но правила будут постоянно меняться, так как каждый полюс будет заинтересован в том, чтобы изменить ситуацию в свою пользу. Но определенный — хотя и ограниченный «универсализм» (чисто технического характера) — явно будет всеми затребован.

А вот с другой стороны, каждый полюс будет заинтересован в том, чтобы укрепить именно свою цивилизационную идентичность. И здесь ситуация будет еще более интересной.

Три главных уже полностью оформленных полюса — англосаксы, Россия и Китай — явно будут настаивать каждый на своей исторической идентичности. На своем Логосе.

И тут нас ждут сюрпризы. Совершенно не очевидно, что США, например, пусть и вместе с Британией и Австралией, продолжат курс на ультралиберализм, постгуманизим, ЛГБТ+ вырождение и т.д. Эта глобалистская модель совершенно провальна. От нее все больше отшатываются и в США, и в Европе. Поэтому не стоит сбрасывать со счетов вероятность возвращения Трампа и трампизма (шире, популизма) в США. Очень показательно, что символ мирового успеха Илон Маск взялся за чтение Эрнста Юнгера. Лёд тронулся.

Элита миллиардеров и на интересный — и явно консервативный — интеллектуальный вираж.

Другой миллиардер Питер Тиль давно читает мои геополитические тексты и труды Карла Шмитта. Да, еще есть Сорос, Гейтс, мета-Цукергберг, Бернар-Анри Леви и Джэф Бэзос с бесноватыми уродцами из Google и Twitter, но на них скоро объявят глобальную охоту, за попытку установить свою монополии. И то же, глядишь, возьмутся за Юнгера.

В Европе восходящий тренд нового консерватизма представлен такой фигурой как Эрик Земмур, звездой французский выборов. Земмур радикально отвергает ЛГБТ+ и либерализм, призывает полностью закончить с миграцией, вернуться к французской идентичности, голлизму и к евразийскому союзу с Россией. Венгрия и Польша в Восточной Европе демонстрируют, что либерализм начинает работать в холостую и здесь. Поэтому совершенно не факт, что в условиях трехполярности постгуманисты, постмодернисты, технократические маньяки и либеральные извращенцы сохранят монополию на западный Логос. Вполне вероятен и консервативный поворот. И вот это уже может стать интересным. Но все равно, такой консервативный поворот будет основан на западных ценностях. Да, они будут не столь агрессивными и навязчивыми, как тоталитарная и совершенно уже безумная линия либералов-глобалистов. Но все же это будет новое утверждение именно Запада — со всеми вытекающими.

У Китая с его многотысячелетней цивилизацией и совершенно оригинальной социально-политической системой тут снова огромное преимущество.

Не просто экономика и жесткий политический контроль КПК — залог успеха китайского Логоса. Китайское общество — как государство, так и сам народ — это сплоченная система ценностей, имеющих имперское измерение, этику и своего рода китайскую метафизику. Дело не только во власти, дело в том, что между властью КПК и собственно китайским обществом находится целый континент традиционной китайской культуры — антропологической, этической, духовной. И Китай будет только укрепляться и расширять свое влияние на соседние регионы.

Самое время России задуматься о Русском Логосе. О русской идентичности, об историческом самосознании, о нашей системе ценностей, не менее оригинальной и самобытной, нежели западная или китайская.

Увы, мы пока очень мало уделяем этому внимания. Но стоит обратиться к русской истории, к бесценным сокровищам православия, традиции, к нашей литературе и искусству, к нашей религиозной философии, к русской этике справедливости и солидарности — и перед нами откроются грандиозные очертания русской цивилизации.

И здесь надо быть решительными: пусть это не всеобщая, не общечеловеческая истина, за то она наша родная, русская. Кто готов ее принять, милости просим. Кто нет, ну что же, пусть мир будет богаче и полнее за счет разнообразия и самобытности.

И снова три Логоса — западный, китайский и русский — как три цивилизации — станут лишь полюсами многополярности. Исламская или индийская, африканская или латино-американская цивилизации во всеми локальными особенностями получат возможность умножать свои Логосы, отстаивать и развивать свою идентичность, строить свои государства, культуры, системы.

Конечно, на этом пути будут трудности. Но иногда важно обратить внимание прежде всего на новые горизонты, не сводя все к конкуренции, конфликтам, столкновениям и ноющему скепсису: ничего, мол, у человечества не получится, так как никогда ничего не получилось.

Это ложь — иногда и получилось, и человечество знает величайшие взлеты, достижения, подвиги и высоты, хотя и тяжкие падения и катастрофы тоже.

Стоит смотреть в многополярный — сегодня трехполярный — мир с ответственностью и благими намерениями. В конце концов, мы живем именно в том мире, который сами и создаем. Так давайте сосредоточимся на поисках Русского Логоса.

ИсточникНезыгарь
Александр Дугин
Дугин Александр Гельевич (р. 1962) – видный отечественный философ, писатель, издатель, общественный и политический деятель. Доктор политических наук. Профессор МГУ. Лидер Международного Евразийского движения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments