Шесть депутатов Госдумы от Татарстана, представляющие партию «Единая Россия», проголосовали против закона о единой системе публичной власти. Главное в этом законе то, что он запрещает главам субъектов называться «президентами» и наделяет президента России правом отстранять их от должности. На сегодняшний день Татарстан единственный субъект РФ, где руководитель все еще именуется «президентом».

Депутатов-националистов поддержал ряд татарстанских СМИ, угрожающих, что не будут использовать официальное наименование главы Республики и продолжат называть его «президентом Татарстана».

Я полагаю, что это последний в новейшей истории России рудимент сепаратизма. А ведь когда-то дело обстояло совершенно иначе — намного более тревожно и рискованно для судьбы России.

Напомню, что после развала СССР начался процесс распада РФ. Практически при согласии с этим федерального центра некоторые субъекты задумались о своём полном суверенитета. В первую очередь, это затронуло Чечню, где началась настоящая война, но одновременно на этом пути стояли Якутия, Татарстан и Башкирия. Это были субъекты, которые претендовали не только на статус национальных республик, но и, по сути, национальных независимых государств. Отсюда такое внимание к национальным языкам, статусу президента и к остальной атрибутике суверенитета. В Якутии даже объявили о создании своей армии и о визах для посещения Республики остальными гражданами РФ.

Фактически этот процесс был заторможен только войной в Чечне, когда Москва, несмотря на ранние симпатии президента Бориса Ельцина в его оппозиции союзному центру к сепаратизму внутри РФ (знаменитая агитационная фраза, обращенная к субъектам Федерации — «берите суверенитета, сколько хотите»), выступила всё же довольно жёстко (хотя и непоследовательно) против попытки выхода Чеченской республики из состава страны. Татарстан, Башкирия и в некоторой степени Якутия внимательно следили за тем, как происходит сохранение территориальной целостности России, чтобы выбрать момент и объявить о выходе из состава РФ. Но видя жесткий настрой Москвы, предпочитали выжидать и не обострять ситуацию. Такова была ситуация в 90-х.

Путин, когда пришёл к власти, по-настоящему занялся демонтажом этих сепаратистских настроений в регионах. Вторая чеченская кампания завершилась победой, которая поставила точку с проблемой сепаратизма в Чечне и сделала из граждан Чеченской республики наиболее лояльных Москве патриотов. Это привело к изменению в законодательстве в отношении национальных республик в соответствии с признанием неделимости и территориальной целостности РФ. Собственно, для этой цели были введены федеральные округа, ослаблен Совет Федерации, создан Госсовет. Путин последовательно, шаг за шагом, искоренял любые намеки на суверенитет субъектов РФ.

В 2000-е Путин продолжил эти реформы и предложил ликвидировать любые признаки суверенитета для того, чтобы искоренить остаточный сепаратизм, который сохранился хотя бы даже номинально в сознании интеллигенции, элит некоторых национальных регионов — в том числе в Татарстане. С этим была связана идея изменения статуса «президента» республики или субъекта РФ на статус «руководителя». Таким образом упразднялось ещё одно символическое наименование, которое позволило бы, пусть даже в отдалённой перспективе, рассматривать национальные республики как независимые государства.

Но в Татарстане были очень сильны националистическая фронда и даже экстремистско-исламские настроения. При первом президенте республики Минтимере Шаймиеве был теоретик Рафаэль Хакимов, с которым я встречался в 90-е и в начале 2000-х годов. Он и его многочисленные единомышленники были убеждёнными сторонниками независимости Татарстана. Тогда в 90-е татарский — точнее татарстанский — национализм процветал.

И за эти 30 лет в республике сформировались политические и экономические элиты. Сейчас все понимают, насколько сильны Москва, Путин и центростремительные настроения, но к упразднению статуса президента морально татары все еще не готовы.

Это патологично, на мой взгляд, потому что:

1) половина населения Татарстана — русские,

2) больше половины татар живут прекрасно в других регионах РФ, чувствуют себя полноценными гражданами.

Никакого давления на идентичность татар нет нигде даже в помине. Русские рассматривают их как братьев по созданию общей евразийской государственности. Может быть, разве что в Башкирии есть определённый довольно напряженный диалог между татарами и башкирами, но это внутренняя полемика между тюрками. Татары в целом безусловно лояльны России и русским, и наоборот.

Я считаю, что эту линию упразднения атрибутики суверенитета, безусловно, нужно доводить до конца. То есть татарских депутатов и журналистов нужно убедить, что они руководствуются фантомной болью, а эпоха Шаймиева, Хакимова и татарского национализма прошла и не вернётся никогда. И что если они хотят играть по правилам и чтобы их взяли в будущее, они должны полностью навсегда — даже в мечтах — отказаться от своего упрямства. Прессу, которая продолжит называть главу Татарстана «президентом», нужно признать иностранными агентами.

Сейчас, как мне кажется, та самая ситуация, когда Москва может действовать чуть-чуть более жёстко. Это не значит, что более грубо или агрессивно. Нужно настаивать на своём спокойно, с достоинством. Потому что статус президента региона — атавизм и рудимент, а российские татары (в том числе и уроженцы Татарстана), в каком бы они регионе не жили, это прекрасные лояльные патриотичные граждане.

От добра добра не ищут и в каком-то смысле я, может быть, к парочке депутатов, наиболее агрессивных, применил дисциплинарные меры. Конечно, шансов добиться своего у них ноль, но всё же — демарш выглядит атавизмом, совершенно бессмысленной и никому не нужной фрондой.

Времена, когда в Татарстане были сильны националистические, русофобские, сепаратистские настроения (с элементами салафитского экстремистского ислама) уже давно прошли. Абсолютно безвозвратно. Любой всплеск таких настроений мне кажется неуместным. Здесь Москва должна действовать очень последовательно.

Татарстан — это гордая, замечательная часть России. Если даже в нём сохранились остатки кругов с националистическими настроениями среди депутатов и журналистов , это не значит, что речь идёт о всей республике. Речь идёт об очень узком сегменте, который, как мне кажется, пора приструнить.

ИсточникИнфо24
Александр Дугин
Дугин Александр Гельевич (р. 1962) – видный отечественный философ, писатель, издатель, общественный и политический деятель. Доктор политических наук. Профессор МГУ. Лидер Международного Евразийского движения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments