В 200-летие писателя закономерно подвести итог и спросить: в чём главная заслуга Достоевского? Почему он так востребован? Достоевский создал образ личности осевого человека, — человека оси, подвижного центра истории, понятого как «осевое время» (К.Ясперс, А.Вебер).

Это не «всечеловек» (коего нет), а именно конкретный этнический и социальный тип, в котором он воплотился, двигаясь вдоль этой оси. Этот тип среди цивилизационных типов прежде всего характерен для русских, и вообще славян, со своими, конечно, недостатками и крайностями. Поэтому его закономерно также называют христианским.

Достоевский создал образ осевого человека, — не только через добрых героев, которые призваны быть в какой-то мере его образцами, — но и через крайние патологические варианты личной судьбы осевых людей, — «подпольного человека», раскольниковых, «бесов», нигилистов и других. Это тоже осевые люди, но сорвавшиеся со своей духовной и социально-бытовой оси.

Причина появления этих извращений осевого типа, у которого всего есть риски крайности, Бездны, на то он и «осевой» («широк русский человек, надо бы сузить»), — лишение естественной среды общения и воспроизводства в привычных группах диффузного общения, индивидуалистическая изоляция, деформирующая личность.

Достоевский специально помещал своих героев в эту извращённую позицию, ставя над ними жестокие эксперименты (согласно Л. Шестову, он за гранью добра и зла, как, скажем, Ницше). Не зря основой для изучения и типизации психики всегда была психопатология, поскольку описать нормальную личность в её глубине сложно, — она ускользает в «негатив».

В свою очередь индивидуалистическое отчуждение (и депривация) и изоляция вызвана влиянием запада и западной культуры на русских подпольных людей, — через Петербург, искусственную эгоистическую среду правящего класса (петербургско-московскую Россию), чиновничество — аналог носителя западной рациональности в России, и т.д.

Конечно, осевой тип как индоевропейский тип изначально был присущ и западным людям, но они утратили его в своих культурных героях, точнее для нас антигероях, — завоевателей, стяжателей и рационалистов-«Фаустов», Наполеонов и т.д.. Остался только у «простецов»-коллективистов и у части образованных. Поэтому на западе Достоевский, — тоска по своему утраченному.

Достоевский стал одним из создателей современной («модерной») версии русской цивилизационной оптики («мировоззрения»), которая во второй половине XIX века ещё только создавалась. «Оптика» — «умная» большая русская литература и философия, философская и религиозная антропология (в условиях, когда традиционные оптики, такие, как Церковь, богословие уже перестали работать и утратили власть). В этой оптике и в осевом типе героев Достоевского русские, наконец, могли понять и увидеть себя, отделить от цивилизационных «отходов», «шлака» или «брака».  Достоевский нам ассиметрично «заменил» немецкую классическую философию для Германии.

Сама его личность, игрока, «пророка» (В. Соловьёв), творца, — пример осевого человека в мире модерна, — своего рода принадлежность этой оптики.

Стиль Достоевского — поэтика личностного мышления, это тоже часть оптики, — крайне насыщенный, плотный, заряженный и яркий текст межличностного мировоззренческого диалогического (Бахтин) общения, который сам по себе доставляет неимоверное удовольствие, (которое можно испытать, например, при чтении «Бесов). В ней только и рождается настоящая философия.

Именно за всё это Достоевского просто проклял Альфред Розенберг в своём «Мифе XX века», для которого собирательный герой Достоевского стал главным противником нацистского проекта, и его типа личности, — типа западного зверо-рационалиста. И он таки им стал! (Но уже в виде советских патриотов). Настоящий «ариец» прошлого, и человек будущего, — человек Достоевского. Кстати, его не любит и Чубайс.

Празднование 200-летия Достоевского со стороны России, оказалось явно слабоватым, — как многие справедливо здесь пишут. А ведь это же мощнейшее гуманитарное оружие! Самый известный русский автор, и один из вообще самых известных русских, может, после Ленина и Сталина. Может, помешали другие заботы типа обороны перед нарастающей военной опасностью, и ковид-пропаганды. Скорее всего, нарочитая мировоззренческая и идеологическая небрежность ответственных лиц — эффективных менеджеров.

Я вообще противник праздновать дни рождения умерших людей, наверно, это не православно (отсутствует понимание реального состояния «кумиров»), но в данном речь идёт скорее о наследии Достоевского, которое мы обязаны помнить, поскольку это наше оружие.

Сергей Баранов
Баранов Сергей Дмитриевич (р. 1967) — политический социолог, этносоциолог, философ. Кандидат социологических наук. Эксперт по русской этнологии и славянской цивилизации, по российско-украинским отношениям; специалист по выборам. Член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments