Удержать любой ценою, Объяснений не приму.
Устоишь — к звезде Героя, А отступишь — пристрелю.
За потери не осудим, Дан приказ, и выполняй.
Паникёров, если будут, Перед строем расстреляй.
Паникёров, если будут, Перед строем расстреляй.

А. Филатов. КОМАНДИР СТРЕЛКОВОЙ РОТЫ.

По ВЦИОМ-овским опросам (ВЦИОМ. Новости: Теории заговора — и что люди о них думают?), в российском обществе есть 12 % тех, кто считает, что прививки в принципе бесполезны и 9 % тех, кто полагает, что они вредны. А еще есть 2 % уверенных, что Земля плоская (по некоторым другим опросам, таких вообще чуть ли не половина населения), и еще — 13 % считающих, что инопланетяне посещают Землю, только власти это от народа скрывают, а еще 28 % — уверенных, что инопланетяне Землю посещают, но сами это ото всех скрывают.

4 % считают, что ВИЧ не существует, а 8 % — что он есть и есть у многих, только вреда здоровью не приносит.

А еще (ВЦИОМ. Новости: Вера в необъяснимое: мониторинг) — 31 % общества верит в способность отдельных людей предсказывать судьбу, 33 % — просто верит в приметы, 31 % верит в колдунов, 15 % — в гороскопы и астрологию, 20 % в то, что на земле появились летающие тарелки, 13 % — в общение с душами умерших, а еще 22 % предпочитает лечить болезни гипнозом.

Ну, и так далее. Впрочем — данным науки вообще на сегодня доверяют меньше 80 % граждан (ВЦИОМ. Новости: Наука и общество: авторитет и доверие): что не удивляет, учитывая массовую ломку сознания в конце 80-х гг, унижение и нищенское состояние ученых и педагогов в последнее тридцатилетие, безумные эксперименты власти в области образования и провозглашение властью создание квалифицированного потребителя, как главной образовательной задачи страны.

Отсюда — и вопрос, а чем собственно обоснована необходимость антиковидной вакцинации… Собственная эмпирическая база у людей мала: своих близких большая часть людей еще не хоронила, трупы на улицах — не видела. Пандемия — как бы на экране, как нечто толи существующее, то ли не существующее.

О необходимости вакцинации говорит власть — но она много что говорит: даже Путину доверяет на сегодня лишь две трети населения, власти в целом — от силы процентов 40. Власть много чего обещала за последнюю треть века, и даже просто за последние десять лет: были и Майские Указы, и обещания подъема уровня жизни, и клятвы в том, что пенсионный возраст не будет увеличен. И формально ни из чего вытекает, что она и на этот раз просто фантазирует: власть попалась в ту же ловушку, в которой оказался мальчик, слишком часто кричавший «волки, волки!» Она слишком много лгала, отрекалась от обещанного и когда возник тот критический момент, когда она, отбросив суетно, стала предупреждать о реальной опасности и говорить правду — получилось то, что получилось.

О необходимости вакцинироваться говорят врачи и ученые, — но сама власть треть века так мордовала их и держала в черном теле, что для общества стало неясным, — а они то кто такие? Кто такие сегодня ученые и врачи — если и не нищие, то явно бедные… То есть, «неудачники»: «Если ты такой умный, то почему ты такой бедный…»

Получается, и им оснований верить не то, чтобы нет, но и не так много. А в целом, об уровне здравости и научности сознания современного российского общества — данные были приведены выше…

Безусловно, вопрос вакцинации — вопрос жизни и смерти людей и национальной безопасности общества. Безусловно, ответственность за это, как и за всю сферу национальной безопасности лежит на государстве. А значит — является предметом воли государства и власти, его эффективности и способности к твердым мерам, обеспечивающим безопасность страны и подавление сопротивления этой вакцинации.

С известной степенью условности можно понять человека, не верящего в необходимость вакцинации, — как и не верящего, что Земля круглая, зато общающегося с душами умерших и верящего в инопланетян. А еще — не верящего в опасность курения у бензоколонки. Только если человек не верит, что курить у бензоколонки нельзя — это не основание не принуждать его к исполнению техники безопасности.

А даже более того: если бы и предположить, что необходимость вакцинации — спорна, в ситуации подобного рода, когда решаются вопросы жизни и смерти, власть и государство, несущие ответственность за эти вопросы — обязаны не впадать в транс и безвольно обсуждать, нужно это или не нужно, а принимать на себя ответственность за решении е и избрание основной рабочей версии действия, одновременно подавляя и любые попытки сопротивления ей, и любые попытки организации дискуссии ан тему: «верна ли эта версия или нет». Потому что если остановить действие и уйти в дискуссию о его возможных вариантах, — ни до какого варианта действия дело вообще не дойдет.

Поэтому не правы те, кто говорит, что необходимо публично озвучить все существующие точки зрения и на глазах у всего обществ устроить отрытую публичную дискуссию. Потому что в результате такой дискуссии общество лишь придет к выводу, что ни власть, ни ученые сами еще не разобрались в том, что нужно делать — а потому и выполнять никакие рекомендации и требования не нужно.

Тяжелый ход вакцинации в стране во многом вызван и тем, что полтора года назад, с весны 2020 года и власть и СМИ начали устраивать публичные обсуждения всего, чего можно по этому поводу, а когда на экране тех ил иных центральных каналов в одной и той же студии одни ученые твердили, что маски носить нужно, другие — что нужно, но только в некоторых случаях, а третьи — что не нужно и так далее, и одни твердили, что Ковид опасен, а другие — что не очень, а третьи — что не опасен, — именно с этого и началось не слишком серьезное отношение людей ко всем объявляемым требованиям антипандемийного характера. И, что еще хуже, когда все же официально было объявлено, что маски носить нужно, — оказалось, что власть не решается и неспособна проконтролировать исполнение этого требования.

Если власть демонстрирует неуверенность в том, что сама требует — уже никто не будет воспринимать ее требования всерьез. И если она к этому добавляет безволие в реализации своих требований — над ее требованиями будут только посмеиваться: как в печальном советском анекдоте о диссиденте, которого выпускают после воспитательной беседы в КГБ, а он выходя бросает: «И патроны у них тоже кончились».

Сейчас признано необходимым ввести QR-коды для каждого человека: верно оно или неверно, но чего будет стоить эта норма, если власть не сумеет и не решиться обеспечить ее контроль и исполнение…

Власть с самого начала заняла позицию в стиле не то Временного правительства Александра Керенского, не то режима власти Михаила Горбачева, сведя свои функции принуждения к стилю уговаривания.

По факту — тот, кто отказывается от вакцинации, и тем более тот, кто призывает к отказу от вакцинирования и даже тот, кто признает, что вакцинация нужна, но должна быть добровольной — все они потенциальные убийцы. И отвечать должны как убийцы. Если мы признаем, что первое право человека — его право на жизнь, мы должны признать и то, что тот, кто создает угрозу для этого права — преступник. И обязанность государства — защитить своих граждан от этих преступников, а не водить последних на экскурсии в Красную зону. Разве что — именно без защитных комплектов и масок — пусть вдохнут поглубже.

Потому что эти люди, обладающие публичной известность и медицинской безграмотностью — выстраивают свое антиваксерство, как инструмент эпатажа и самолюбования.

Как верно недавно публично сказал в отчаянии один из врачей: отказавшихся от прививки или тем либо иным путем, противодействующим вакцинации нужно как минимум, просто лишать при последующем заражении медицинской помощи. Е если кто-то заявляет, что вакцинироваться или не вакцинироваться — его право и его личное дело, то, выбрав смерть, он выбирает ее сам и на помощь от общества и государства уже рассчитывать не может: твое право умирать — так умри, лечить не будем.

Хотя, опять же, вина за разворачивающуюся драму — в первую очередь на власти и тех ее идеологов, которые все твердят о «недопустимости репрессий».

Человек имеет право на жизнь. Эпидемия угрожает жизни человека. И тот, кто тем или иным образом мешает борьбе с эпидемией — покушается на жизнь людей, он убийца и отвечать должен как убийца и террорист.

А когда государство вместо серьезного разговора с обществом подменяет его невнятной позиций: «Вакцинироваться обязательно нужно, — но только добровольно! Необходимо вакцинировать к весне 80 % населения — но без всякого принуждения или ограничения прав…», — то общество сморит и не понимает, чего от него хотят: то ли обязательности, толи добровольности, то ли вакцинироваться нужно, потому что обязательно, то ли не очень, потому что добровольно… А раз добровольно, то значит можно и не вакцинироваться, то есть — не обязательно…

Но если тех, кто не верит в необходимость вакцинации еще как-то понять можно, поскольку они и в круглую Землю не верят, и с душами умерших общаются, — понять, но не позволить им вести себя в соответствии с их экстравагантными представлениями, потому что иначе они становятся угрозой жизни людей, пусть и сами с этим не согласны, — то расценивать то, что заявляют те, кто говорит, что против вакцинации не выступает, но протестует против мер принуждения к ней, как «ограничивающий свободу выбора свободной личности» — можно только в качестве провокации и сознательной террористической деятельности.

Потому что если некий субъект признает, что пандемия есть, угроза жизни есть, а вакцина от этой угрозы защищает, — но объявляет защиту от угрозы и от невольного распространения вируса личным делом личности, — значит он объявляет личным правом каждого отдельного субъекта разносить вирус и передавать его другим людям. То есть, объявляет личным правом каждого заражать и убивать всех остальных людей — и настаивает на свободе заражать и убивать тех, кто просто окажется на его пути.

Ровно то, что делали всякого рода «стрелки» — керченский, казанский и иные… Они — такие же убийцы, террористы и самовлюбленные психопаты, и их место там, где и должны находиться убийцы, террористы и психопаты.

Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments