Время пришло — говорят сегодня многие. Время пришло, то есть ждать дальше нельзя. Время пришло — значит, пришло время действовать. Но совместное действие предполагает консолидацию, консолидация — некий общий фундамент, то есть, говоря проще, идеологию.

Что вообще такое идеология? Слову этому, не столь уж и старому, давали разные определения. Дадим и мы: национальная идеология — это, если совсем кратко, проекция национальной идеи на непосредственную реальность, выражение её на понятном конкретному времени языке.

Национальная идея всегда незримо «зашита» в глубинных культурных кодах народа. И когда речь идёт о выживании, бывает необходимо найти нужные слова и выразить внутренне понятное всем в простых, ёмких формулах. Так появляется идеология. Сегодня, очевидно, именно такой случай, именно такое время.

События в мире, особенно в общественно-политической и культурной сферах, развиваются столь стремительно, что почти не оставляют возможности эти изменения осознать и адекватно на них отреагировать. Говорят о входе в новый технологический уклад, или даже новый мироуклад, «конце капитализма», движении к эре трансгуманизма, новой электронной реальности под властью Искусственного Интеллекта и т.д.

Народы (и не только русский, но народы всей Европы) взбудоражены тектоническими, даже апокалиптическими по своему «гулу» процессами. И как потрясённому сознанию, когда оно мечется от наличного хаоса к иллюзорному будущему и обратно, найти опору? В такой ситуации лучше всего сесть в мысленный лифт, чтобы, поднявшись на достаточную высоту, увидеть над хаосом то общее, что можно охватить взглядом как единый процесс.

Что же мы увидим из окна нашей высотки? Нечто, гораздо более отрезвляющее, нежели взгляд в иллюзорное будущее: мы увидим идущее на нас — цунами… То, что прежде мы называли «западом», «золотым миллиардом» (но уже перестало быть таковым), трещит под напором «новой нормальности» и разноликой миграции: отмена традиционной семьи, культуры, образования, трансгендеризм, мультикультурализм, прочий квир-либерализм БЛМ-ЛГБТ повесток. Падающие с постаментов Платон и Данте

Да, это цунами… И, если уж называть вещи своими именами, речь идёт не просто о каком-то культурном смешении, но об атаке на самые основы греко-римской цивилизации, об отмене человека традиционной культуры как такового. И венчает этот тотальный накат, эту широкую фронтальную атаку на традиционный (европейский, прежде всего) мир, — глобальный пандемический локдаун. Тем временем, пока идёт тотальное уничтожение национальных культур, нации Европы разделяют и связывают, загоняя их в одиночные карантины, сажая под домашний (пока ещё) арест, заговаривая зубы всевозможными медиа-страхами, чтобы лишить их всякой возможности осознать настоящую опасность, лишить их всякой возможности к сопротивлению.

Понятно возбуждение людей, понятна волна возмущения, идущая из самых глубин глубинных народов Европы. И даже если порой реакция эта, через накачку страхов, принимает гротескные формы, она, в сущности, верна. Можно сказать: это «душа-христианка» чует приближение своего извечного врага. А можно сказать и так: это в белом человеке, наследнике Христианской церкви, Римской империи и Эллинской культуры, заговорила, наконец, память поколений, его, воспитанное тысячелетиями, духовное чутьё, да и, наконец, элементарное чувство самосохранения…

И вот навстречу этому хаосу, этому потопу, навстречу шествию Великого апокалиптического дракона поднимается сопротивление, Европа пробуждается. Но… что может она сегодня, ослабленная и порабощённая, пропущенная через тотальное ку-ар-кодирование и посаженная под домашний арест? Какой-то малый, консолидированный отпор этому апокалиптическому зверю способны ещё оказывать лишь немногие патриотические силы Венгрии, Польши, Италии… И, в сущности, у христианской цивилизации есть сегодня один-единственный шанс на выживание, и шанс этот зовётся — Россия.

Из всех стран Европы только Россия способна сегодня на государственном уровне занимать независимую позицию, озвучивать альтернативную повестку, выдвигать противоположную «новой нормальности» систему ценностей, поднимать флаг сопротивления тому босхианскому кошмару, в который европейский мир день за днём погружается.

И действительно: мы видим, как напряжение между Россией и «глобальной повесткой» нарастает с той же стремительностью, с которой она перемалывает традиционную Европу. И хотя в плане введения локдаунов и куар-кодов Россия пока ещё не слишком-то отстаёт от мировых трендов, во многих иных вопросах она начинает проявлять всё больше и больше самостоятельности.

Возьмём лишь последний месяц: валдайские заявления Путина, ставшие фактически презентацией новой российской идеологической повестки… Климатический форум в Глазго, который Россия просто проигнорировала… Заявления Путина в МИДе о необходимости сохранять градус высокого напряжения с Западом… Кажется, всё это знаки того, что Россия вспоминает о своей миссии эсхатологической империи (третьего Рима!), судьба которой — рано или поздно сразиться с Великим апокалиптическим драконом.

В этом смысле событие, произошедшее 24 ноября в Москве — совершенно особого свойства. Событие, говорящее о том, что Россия действительно готовится к чему-то важному, судьбоносному для себя. Что же произошло 24 ноября?

В этот день ведущие патриотические интеллектуальные клубы страны собрались, чтобы выработать совместный стратегический план действий, итогом которого должно стать формирование новой национальной идеологии России. В сущности, речь идёт о создании единой, постоянно действующей интеллектуальной площадки, которая, в прямом взаимодействии с властью, приступает к выработке национальной стратегии развития страны. «Переломное время: Идеология, которая объединит нацию» — под таким именем прошла эта встреча, в которой приняли участие Изборский, Сретенский и Зиновьевский интеллектуальные клубы, Всемирный русский народный собор, Институт социально-политического прогнозирования им. Менделеева, Институт экономических стратегий Отделения общественных наук РАН, Коллегия военных экспертов России, «Русское собрание», Федеральный народный совет и др.

Широко была представлена и пресса: Россия 24, Рен ТВ, Радио КП, Известия, Газета.ру, Лента.ру, РАПСИ, интернет-газета Взгляд, Лайф.ру, Русская народная линия и др. прислали своих журналистов и откомментировали событие.

Выступавшие говорили о насущной необходимости «собора» русских мыслителей перед лицом грозящей миру опасности (А. Проханов), создании «центра формирования идеологии для властвующих элит» (С. Глазьев), развития системы идеологического «целеполагания и прогнозирования» (А. Агеев), развития собственных цифровых экосистем как неизбежного условия суверенитета будущего (М. Делягин) и, в конечном счёте, осознании Россией себя «голосом цивилизации, имеющей свою историческую миссию в мире» (В.Аверьянов). Сверхзадачей подобных встреч, по мнению В.Аверьянова, должно в идеале стать объединение ведущих «мозговых центров» России под эгидой специально созданного официального Стратегического совета РФ.

Каковы же сами фундаментальные основания, на которых предлагается строить новую Россию? Они были представлены в интегральном докладе Изборского клуба «Идеология Победы как национальный проект«, аккумулирующем исследования и нарративы многих лет работы не менее пяти десятков авторов. Доклад этот, крайне насыщенный, вводит такие новые, или еще малознакомые понятия, как: «цивилизационный код России», Россия как «цивилизация Ковчега», «смыслократия» (как контрэлита, интегрирующая мировоззренческие смыслы), «новое жречество» (актуальный «образ врага», имеющего гностическое мировоззрение и стремительно захватывающего власть в международных институтах). Наконец, доклад формулирует «Образ Будущего» России как всеобъемлющего имперского мира, имеющего собственные позиции и собственный взгляд на все без исключения протекающие в мире процессы: свой образ развития и прогресса, свой образ человека и мира, свой образ культуры и социальных отношений, свои ответы на вопросы экологии, демографии, развития информационных технологий, принципов и форм международных отношений и т.д.

Все эти вносимые докладом новации основаны на традициях русской мысли: понимании человека как существа прежде всего духовного, вертикального и социума как необходимой такому человеку духовной общности. А также понимании развития (в том числе технологического) не как спонтанного, но как подчинённого, прежде всего, духовно-творческим целям.

Скажем, те же цифровые технологии (когда их не возводят на роль новой высшей субъектности – Искусственного интеллекта и его жрецов как «великих гуру человечества») могут быть направлены на введение меритократии (власти самых способных и лучших). И это явная антитеза нынешней цели, реально преследуемой транснациональными «цифровизаторами»: установления глобального контроля над личностью. Наука в представленном образе будущего интегрируется в качественно новую систему, способную на колоссальные прорывы, на действительное совершенствование человека как существа духовного, а не как пациента психоаналитика и заключённого цифрового концлагеря. Всё это зависит от того, в чьих руках окажутся технологии и рычаги власти.

Целью же (миссией) России в мире, как постулирует доклад, является удержание планеты от глобальной катастрофы и построение гармоничного мира, основанного «на глубинной эмпатии или, как говорил Достоевский, отзывчивости русских по отношению к другим мирам».

В сущности, речь идёт о чем-то гораздо большем, чем идеология. Идеология здесь оказывается вопросом фундаментального самосознания: Кто мы? Откуда? Куда мы идём? А сам разговор переходит в плоскость мироучения, мировидения, необходимости создания новой большой русской философии, включающей в себя антропологию, философию истории, учение о мире и государстве, взятые в парадигме Традиции.

Проще говоря, если гностическое сектантство «нового жречества» требует свержения с постаментов Гомера, Платона, Данте, Шекспира, Баха как не отвечающих стандартам «новой нормальности», то наша задача — сохранить и приумножить культурное богатство человеческой цивилизации, стать, если угодно, итоговой Европой, подлинным и высшим культурным миром в наступающем всесокрушающем варварстве. В этом контексте понятны и звучащие в докладе слова о «Диктатуре культуры», суть которой в необходимости сохранения и защиты всемирного культурного наследия от воинствующего варварства.

Возможно, именно концепту «Диктатуры культуры» суждено стать тем всё объединяющим, всё стягивающим акцентом патриотической повестки, которая дойдёт, наконец, до внимательных ушей власти. В самом деле, в мире, в котором культура оказалась главной целью атаки и объектом уничтожения, какой ещё идее, как не идее защиты культуры (а, отсюда, и – защиты нации, государства, цивилизации) стать центральной и всеобъемлющей? Да, возможно, именно она станет завтра тем знаменем, которое объединит вокруг себя все здоровые силы планеты: Европы, Америки, Азии. И кому как не России с её всечеловеческой культурой, известной всему миру, культурой Рублева, Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского, Чайковского, – это знамя поднять, и с этим знаменем — победить?

comments powered by HyperComments