Разведка боем в Сталинграде

Александр Нотин

I

Сбылось! Делегация "Изборского клуба" завершила свой очередной до предела насыщенный визит в город-герой Сталинград. Я не оговорился, это не опечатка. Мы были не в Волгограде. Единодушно, естественно и осознанно мы сошлись в том, что эти три дня путешествовали именно по сталинградской земле, дышали сталинградским воздухом. Мерили шагами балки и распадки, обильно политые кровью советских солдат зимой 1942 года (именно здесь, в этих степях при освобождении Сталинграда погиб боец штрафбата, отец нашего председателя Александра Проханова). С замиранием сердца, сквозь седой утренний туман прозревали величественные очертания Родины-Матери на Мамаевом кургане, кланялись могилам бойцов. Там же соборно молились в храме Всех Святых, где отныне будет находиться привезенная клубом в Сталинград икона Георгия Победоносца с его святыми мощами. Любовались недавно воссозданной фреской Генералиссимуса в главном зале городского Планетария. И всюду в течение 4 ноября — Дня единства России для земного мира и Дня Казанской Божьей Матери для мира небесного, всюду мы возлагали цветы в память о павших героях Сталинградской битвы…

В наш легкомысленный и рассеянный век кто-то наверняка спросит: зачем всё это делалось? Зачем полтора десятка серьезных людей — писателей, священников, ученых, философов, общественных деятелей, вместо того, чтобы отдыхать на дачах, вылетают из Москвы в такую даль? Что ими движет, какая нужда? И чем им плох Волгоград?

Признаюсь, и я поначалу задавал себе подобные вопросы. Не потому, что искал ответа. Тут другое. Наверное, я все-таки в душе уже знал ответ на этот вопрос, просто не давал себе труда хорошенько задуматься. А вот, когда побывал "на месте", ощутил кожей, а не умом только, силу, исходящую из сталинградских руин, силу живую, дремлющую, жаждущую вырваться из плена забвения и поругания, чтобы послужить вековечному русскому мессианству…, последние сомнения исчезли прочь, они рассеялись, как тот туман, что до поры скрывал от "изборцев" вознесенный к небу меч Матери-Родины.

Сталин остановил сатану Гитлера, "удержал" начало Апокалипсиса. Ибо та война была не просто мировой бойней — она стала первой в истории рода людского агрессией, когда напавшая сторона ставила своей задачей не оккупацию чужой территории, не захват чужих богатств, а истребление целого народа, его культуры, самой памяти о его существовании. Однако Гитлер, в моем понимании, был вторым по счету врагом, которого поразил Сталин; сначала ценой невероятного, выше человеческого напряжения сил, воли и политического искусства ему пришлось переломить хребет другой многоголовой гидре — большевистской, ленинско-троцкистской. "Судите их по делам их" — учит Писание, и, когда мы по-настоящему честно, без идеологических и любых иных предвзятостей всматриваемся в то, что сделали с православной Россией так называемые "революционеры первой волны", как без суда и следствия, по одной только сословной принадлежности они истребляем миллионы русских людей, как бесовским "пролеткультом" уничтожали светоносную русскую культуру, как взрывали храмы, насаждали в коммунах свальный грех и ставили памятники Иуде… — мы понимаем, мы просто обязаны признать: это была та же самая нечисть, что и Гитлер, только в ином обличье.

В 1917 году не просто рухнуло самодержавие. Главное поражение тогда потерпела Русская Православная Церковь, не уследившая за тем, как истинное христианство, пользуясь горькими словами Тихона (Задонского), "неприметным образом уходило из России". И вселенское инфернальное зло, удерживаемое везде и всюду только благодатью Христа, тут же воспользовалось этим "упущением": оно с визгом, со свистопляской заполнило опустевшие без Бога души русских людей злобой, завистью и братоубийственной ненавистью. В 1917 году не Бог от вернулся от людей, а люди отказались от Бога.

Кем же все-таки был Сталин? Тираном, самовлюбленным людоедом, исчадием ада, как его рисуют не только псевдо либералы, но и, увы, некоторые православные "аналитики", ревностные не по разуму. Неужели Гитлеру противостоял служитель Князя воздушного? Если допустить такое, придется признать, что дьявол воевал сам с собой, что он "разделился сам в себе"! Но ведь это чепуха и ересь!

Или другой вопрос: дожила бы вообще Россия до Второй мировой, останься клика Коминтерна у руля вплоть до 30-х годов — то есть в случае отсутствия "феномена Сталина"? Думаю, тогда и Гитлера не потребовалось бы. Силы, натравлявшие "бесноватого" на СССР, были теми же, что породили большевизм. С помощью Гитлера они делали еще одну попытку сломить Святую Русь, брали реванш за провал "ленинско-троцкистого проекта".

Сталин, в моем понимании, был воином-монахом, и именно эту правду мы обязаны явить миру. Не первым и не последним в России. Как князь Александр Невский, как дворянин Пересвет, как генералиссимус Суворов. Говорю это не от себя: не по Тришке кафтан. Восприятие образа Сталина равнозначным и равновеликим святым воинам России формируется в таинственных глубинах оскорбленной русской души — и не только в протестном, но и в созидательном ключе. Именно поэтому до сего дня, хотя со дня его убийства прошло более шестидесяти лет, имя его вызывает лютую, до пены у рта, до беснования ненависть у одних, и трепетную, невыразимо чувственную любовь у других. Имя Сталина нет нужды "реанимировать". Оно не умирало. Оно жило и будет жить в мудрой и прозорливой народной памяти в качестве "Имени России", и никакие измышления и ухищрения наследников действительных служителей ада не сотрут его былинного, и уст в уста передаваемого величия. Нам же, православным блудным сынам "красных империй" и "перестроек", пора отрешиться от штампов и предрассудков, рождаемых страстной и больной природой нашей, испросить у Господа дара различения духов, чтобы ощутить, где в нашей истории место свету, а где — тьме.

Волгоград никогда не был и по-настоящему не может быть городом-героем: не к нему обращен предсмертный крик "За Родину, за Сталина!", не его защищали сотни тысяч павших святых героев.

Не в Волгограде завещал похоронить его герой-полководец маршал Чуйков, написавший в 1981 году: "Чувствуя приближение конца жизни, я в полном сознании обращаюсь с просьбой — после моей смерти прах похороните на Мамаевом кургане в Сталинграде". Не на Волгоград, а именно на город, носивший имя Сталина — символа Русской правды и Русской победы, в исступлении рвался Гитлер, отбрасывая прочь даже соблазн легко, с налета, из-под Истры взять обескровленную Москву. Он хотел стереть с лица земли и этот город, и это имя… Получается, что в результате подлого и историчного переименования, исподтишка затеянного Хрущевым в 1961 голу в режиме чуть ли не спецоперации (письменного согласия на нее не дал даже номинальный глава Советского Союза, тогдашний председатель Верховного Совета Л.И. Брежнев, признавшийся в узком кругу, что не сделают этого, боясь, что его "закопают" свои же друзья-однополчане) было, по сути, сделано то, о чем мечтал Гитлер: город Сталина был стерт с карты мира.

К слову, эта юридическая ничтожность и человеческая подлость деяния Хрущева не прошла мимо внимания "изборцев". О ней и еще о десятках исторических, идейных, метафизических и смысловых аспектов "проблемы Сталинграда" на круглых столах с участием губернатора Боженова, областной и городской администрацией, ветеранов и других заинтересованных представителей общественности горячо и профессионально говорили А.Фурсов и В. Аверьянов, Н. Нарочницкая и С. Черняховский.

II

Как и следовало ожидать, первая публикация о посещении "Изборским клубом" Волгограда с предложением вернуть городу имя Сталина вызвала у наших читателей горячие и неоднозначные отклики. Больше положительных. Но все-таки…

"Господи помилуй! Вы о чем говорите? Какой воин-монах? В 1937 году, по-Вашему, И.В. Джугашвили (Сталин) был в летаргическом сне? Название города — как имя нарицательное, как символ силы русского оружия, силы духа советских воинов, детей и внуков воинов Российской империи — это действительно феномен. Не знаю как сейчас, но я застала то время, когда в ГДР люди вздрагивали, услышав из чьих-то уст: Сталинград. И есть другой феномен: человек — И.В. Сталин. В правление которого страна была залита кровью! В правление которого строилась страна без Бога ( а значит с диаволом), ибо нет другой, некоей промежуточной силы! Сможете посмотреть в глаза членам семей новомученников и исповедников Российских и сказать: "Сталин — это воин-монах"? Неужели сможете? Сталинград — это не город Сталина, это бывший Царицин, где Господу было угодно остановить врага нашего Отечества. Мы знаем из ряда документов, что И. Сталин изменил свое отношение к Церкви во время ВОВ. Можно надеяться, что Господь его принудил вспомнить о Себе…".

Вы правы, уважаемая Елена Петровская, совершенно правы! Но согласитесь, даже если это и в самом деле было "принуждением" Сталина, так ведь произошло оно от Бога, а Он "наказует" (по-земному принуждает) только тех, кого любит. Мое сравнение Сталина с воином-монахом во многом носит, во-первых, совершенно не богословский, а, во-вторых, вполне интуитивный и эмоциональный характер: так уж, простите, я чувствую ту ситуацию и… эту великую душу. Что касается "потоков крови", то и они, оказывается, бывают разными. Хирург, когда вырезает обширную опухоль, да еще и с множественными метастазами, тоже "проливает потоки крови", но Вы же не станете отрицать, что он при этом не убивает, а спасает. Да, многие невинно пострадали. Почти каждая советская семья хранит память о "Большом терроре". Но все-таки, чем этот террор представлял собой в категориях Промысла? Вы полагаете, что виной всему был тиран Сталин. Но если копнуть глубже, станет ясно: причина Большого террора кроется в масштабах той страшной беды, той духовной опухоли, что в 1917 году парализовала российское общество, его "низы" и "верхи". Угроза "Третьему Риму" была столь велика, что потребовалась срочная Божественная хирургия, и скальпелем в Ее руках стал Сталин.

Кто-то ведь и Ленина до сих пор жалеет и превозносит. Вот, к примеру, наш читатель Олег Гуреев сетует: мол, вон они какие, православные, хотят, "чтоб имя Ленина (как и начало советского государства) было прочно забыто. Этого же хочет и нынешняя власть".

Кто здесь прав, а кто нет — токмо един Бог знает. "Ин суд Божий и ин суд человеческий". Между тем, даже самое общее, самое поверхностное сравнение "ленинского" и "сталинского" этапов большевизма в России (Хрущев и все, что было после него, это уже не большевизм) выявляет настолько существенные и диаметрально направленные векторы политики двух этих "коммунистических вождей", что любая попытка отыскать им "общий корень", "преемственность" или "идентичность" граничит с вульгарным невежеством и чревата с неизбежными ошибками. Другое дело, когда человек не хочет видеть очевидного — тут уж, как говорится, "хозяин — барин".

Нам же нужна правда и только правда. В Волгограде я, признаюсь, и предложил "изборцам" заняться ровно этим: строго, научно и предметно, отбрасывая всякие "соображения" и, наоборот, максимально используя достоверные факты, дать оценку Сталину и его эпохе в истории России.

Это нужно всем нам по одной простой и очевидной причине. Нет у нас, современных русских державников и патриотов, ведущих в родной стране, по сути, партизанскую борьбу за выживание, какой-либо другой, равновеликой — по безупречности служения и масштабу свершений — личности, способной послужить кристаллом нашей мобилизации и сплочения. Имя Сталина — наше последнее и решающее средство: а) пробуждения; б) собирания; в) мобилизации во имя национального спасения и возрождения. Ложные символы, будь они принудительно поставлены на это место, ни к чему доброму не приведут — только усилят и без того болезненные и досадные раздоры и интриги в патриотических кругах.

Повторюсь: именно это, практическое и созидательное, зовущее вперед и дающее средства значение Сталина больше всего "напрягает" наших врагов в лице "пятой колонны" и ее сюзеренов на Западе. Имя Сталина как фактор объединения патриотов и создания коалиции в этом контексте… безальтернативно!

Переправа 06.11.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нотин
Нотин Александр Иванович – русский общественный деятель, историк, дипломат. Руководитель культурно-просветительского сообщества «Переправа». Руководитель инвестиционной группой "Монолит", помощник губернатора Нижегородской области В.П. Шанцева. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...