Русский народ не нацист

Максим Шевченко

О.ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, наш гость сегодня в необычное для себя время, но, тем не менее, это традиционный наш гость журналист Максим Шевченко. Здравствуйте, Максим.

М.ШЕВЧЕНКО: Здравствуйте.

О.ЖУРАВЛЁВА: Скажите, пожалуйста, Максим, как вам кажется, Жириновскому и эти слова тоже сойдут с рук как и все остальные?

М.ШЕВЧЕНКО: Да, думаю, что всё сойдет с рук, потому что мы уже даже слышим по такой вялой реакции Государственной Думы. Там уже какой-то Комитет из Народного фронта – фамилию не помню – мы сейчас сидели с вами, слушали, что «да, мол, вот так вот сказано. Но вместе с тем проблема есть» и так далее. Такой междусобойчик такой номенклатуры законодательной, которая, собственно говоря, не реагирует на то, что вице-спикер Государственной Думы призывает… Я просто не общими словами, а конкретно что он сказал? «Ограничить рождаемость граждан РФ, исходя из их этнического, регионального, религиозного происхождения». То есть, вот, Жириновский говорил…

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, это (НЕРАЗБОРЧИВО) называется?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, я не знаю, у Муссолини такого не было. Это называется «нацизм».

О.ЖУРАВЛЁВА: Нацизм. Так?

М.ШЕВЧЕНКО: Да. Потому что Муссолини не призывал никого ограничивать, поэтому мы слово «фашизм» употребляем и так, и сяк. Я в передаче с ним сказал, что это Нюрнбергские законы, законы крови, которые были в нацистской Германии, где тоже по крови там евреям нельзя было, полукровкам каким-то, цыганам нельзя, еще что-то нельзя было.

И главное, меня не только поражает то, что это можно говорить в России на уровне вице-спикера Думы, но то, что этот мерзавец (я этого слова не побоюсь и готов за него где угодно ответить – это мое личное высказывание, это не заведомо ложное высказывание, а я уверен, что этот человек тот, как я его сейчас назвал, мерзавец).

О.ЖУРАВЛЁВА: Это оценочное суждение.

М.ШЕВЧЕНКО: Это оценочное суждение, да. Он дерзает говорить от имени русского народа.

О.ЖУРАВЛЁВА: Я вам скажу, почему.

М.ШЕВЧЕНКО: Но русский народ не нацист. Русский народ по-другому думает, русский народ по-другому видит ситуацию. Русский народ – это православный народ по преимуществу, в первую очередь, который не враг другим народам России, который никогда в русской культуре никогда на русском языке кроме, наверное, каких-нибудь солдат батальона Дирлевангера, понимаете, которые сжигали белорусские деревни и которые созвучны мнению Жириновского, не говорил о том, что другие народы надо ограничить в рождаемости. Никогда этого не было. Это противоестественно русской культуре. Поэтому я оскорблен как русский православный человек. Хотя там в программе… Я потом посмотрел, я же там не видел, какой-то его приголубленный им прихлебатель (Жириновского) сказал, что я – иудей (это на всю страну), принявший христианство и перешедший в ислам. Ложь, клевета, гнусь, гной, помои, которые изрыгает Жириновский и его голубки, которых он приголубливает вокруг себя. Они уже достали просто всех.

Я для всех – и для Жириновского, и для его голубят – повторяю, что я абсолютно русский человек. Мать моя русская, сибирячка, отец мой украинец. Я не еврей, не был евреем, никакого отношения к евреям не имею. Я православный человек. Ислам никогда принимать не собирался и не хотел. Мне оскорбительно за русский народ. То, что он говорит, не может звучать от имени русского народа. Поэтому я, конечно, не верю ни одной секунды, что Следственный комитет или прокуратура, которая с ним там вась-вась, в хороших отношениях, или Государственная Дума, которая тоже очень гордится тем, что в ее рядах есть Жириновский… Я помню интервью Слиски, она говорила, что это такой очень хороший человек, настоящий мужчина, всегда поможет там, всегда поддержит, всегда рюмочку нальет, когда надо. Что они, конечно, предпримут какие-то действия.

Теперь это всё перекладывают… Еще, смотрите, стрелки на депутатов-кавказцев. А интересно, а партия «Родина», которая есть? Вот, Алексей Журавлев. У меня вопрос к тебе, Алексей. Ты – член Совета по межнациональным отношениям, ты – русский патриот, я тебя знаю очень хорошо. Тебе не противно, что от имени русских говорит вот это вот и вот таким тоном?

Там еще есть русские люди, православные есть люди…

О.ЖУРАВЛЁВА: Да какая разница? Если это, как выразились, иудей, принявший православие, какая разница?

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, я ничего не имею не против иудеев, не против мусульман, не против тех, кто принимает православие или там еще чего-то. Это их личный выбор. Но просто ложь, грязь, демагогия, разжигание ненависти, разжигание вражды между народами – это то, что составляет содержание деятельности Жириновского последнее время.

О.ЖУРАВЛЁВА: Совершенно верно. И вот что пишет Илья в своем вопросе: «С одной стороны, он говорит то, что хочет услышать народ. И с другой стороны, то, что хочет и не может сказать власть».

М.ШЕВЧЕНКО: Народ этого не хочет слышать.

О.ЖУРАВЛЁВА: Большинство.

М.ШЕВЧЕНКО: Это абсолютная ерунда. Обитатели интернета – это не народ. Народ… Вот, вы думаете, голосование, говорите…

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, люди, которые голосовали по телевидению, это же не обязательно интернет.

М.ШЕВЧЕНКО: Да. Во-первых, давайте скажем откровенно. 5 рублей за SMS при деньгах Жириновского… Я не обвиняю его в том, что он купил голосование – это вообще не проблема.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть вы считаете, что если бы голосование было честным, оно б таким не было?

М.ШЕВЧЕНКО: Конечно, не было бы. Не может русский народ голосовать за то, чтобы принудительно ограничивать рождаемость кого-то там. Это какие-то городские гомункулусы.

Я обзвонил всех знакомых русских националистов. Достаточно, между прочим, таких, резких взглядов. Понимаете? И ни один из них… А это серьезные люди, которые участники Русского марша, его организаторы. Они сказали, что им такое даже сниться не может, что им за меньшее, просто за меньшее, за возглас «Слава России» 282 сразу клепают статью, понимаете? Сразу запрещают их движение.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но, может быть, действительно, есть некая общность людей, может быть, не бог весть какая образованная, не бог весть какая продвинутая, которая, действительно…

М.ШЕВЧЕНКО: Оль, я знаю русских националистов, поверьте, немало, которые не любят кавказцев.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, вы знаете людей, несколько выдающихся.

М.ШЕВЧЕНКО: Серьезно, нет. …которые не любят кавказцев. Я знаю тех, кто хотел бы создания русской республики, отсоединения ее, распада РФ. Я знаю людей, которые считают, что надо там, как говорится, ограничивать миграцию законную и незаконную. Я не знаю ни одного русского националиста, который сказал бы, что надо запретить иметь третьего ребенка людям… Между прочим, Жириновский говорил про народы Кавказа. Он, наверное, человек невежественный, он все по Турции больше специалист да по еще каким-то странам, он там Израиль всё приводил в пример. Так я хочу сказать, что самый большой кавказский народ, северокавказский – это чеченцы, это примерно миллион 300 тысяч человек. В Дагестане самый большой народ – аварцы, 640 тысяч. В Дагестане есть народы по 15 тысяч.

То есть Жириновский выступил с призывом просто уничтожения, этнографического уничтожения народов. 2 ребенка – это прекращение воспроизводства, прекращение развития, потому что столько детей, сколько отец и мать, как говорится. Ребенка, чтобы народ, как бы, развивался, надо, чтобы было плюс один, на одного больше. То есть он призвал фактически к уничтожению малых народов России, которые населяют кавказский регион. Я не понимаю, почему это надо терпеть в РФ.

О.ЖУРАВЛЁВА: И это Максим Шевченко со своим особым мнением. Никуда не уходите – мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, в студии – журналист Максим Шевченко. Наш номер для связи +7 985 970-45-45, Twitter-аккаунт @vyzvon, через сайт тоже можно. И вот приходят сообщение как раз через интернет от Алексея из Новосибирска: «Благодаря политике Путина, русский народ ненавидит Кавказ и голосование передает реальные вещи».

М.ШЕВЧЕНКО: Да, вы знаете, вот, граждане Новосибирска, я еще раз повторяю, всё население Кавказа, всё, включая русских, насчитывает 8 миллионов человек. Это меньше, чем Москва. Из них кавказских народов где-то 6,5, наверное, 6-6,5. Причем, запишем сюда и народы равнины – нагайцев, кумыков и так далее.

Вы хотите мне сказать, что, допустим… Ну, вот, какое количество чеченцев живет вне Чечни в больших городах? Такой статистики, наверное, четко нету, но я предполагаю, что по всей стране разбросано, ну, примерно, как правило, процентов активного населения, который мигрирует из региона своего проживания, процентов 30 от общей массы. С учетом войны, с учетом того, что выросли дети, которые выехали маленькими детьми, когда там были бомбардировки и зачистки, и массовые расстрелы, на всю страну тысяч 200 живет. Вы хотите мне сказать, что 200-300 тысяч чеченцев, из которых подавляющая масса это респектабельные люди, бизнесмены, врачи, учителя, хирурги прекрасные есть в Москве…

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну ладно! Есть разухабистая молодежь, которая всем не нравится.

М.ШЕВЧЕНКО: Хорошо, 300 тысяч мужчин такого возраста угрожают 110-миллионному русскому народу? Вам рассказали эти сказки. Русскому народу угрожают…

О.ЖУРАВЛЁВА: Кто рассказал сказки? Вот главный вопрос.

М.ШЕВЧЕНКО: Те, кто хочет отвести внимание русского народа от реальной угрозы. Русскому народу угрожает либеральный капитализм западного толка, который стравливает людей между собой. Теперь уже очевидно и ясно, что бирюлевская плодоовощная база, что это было спланированное политтехнологическое мероприятие, целью которого был разгром собственников этой базы. Я разобрался в ситуации, я в первые дни не понимал, о чем речь. Это высокотехнологичное современное предприятие, где арендовали…

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, вы в предыдущей передаче говорили об этом, да.

М.ШЕВЧЕНКО: Да. Где не таджики-узбеки, а там какие-то голландские, бельгийские фирмы держали свою продукцию. Задача была просто организовать это всё. Капитал с продажной бюрократией стравливает народы России, объясняет 100-миллионному или 110-миллионному русскому народу, что 630 тысяч аварцев, среди которых женщины, старики, молодые ребята, там не знаю, младенцы угрожают ему, и русские ведутся на это, верят этому.

Конфликт существует совсем в другой стране. Есть социальный узкий слой, где есть конфликт, где, там не знаю, 100, условно говоря, дагестанцев, приезжающих куда-то, часть из них идет в бандиты, часть из них идет в милицию, часть из них идет в бизнес, часть из них идет в чиновники. Вот они конфликтуют с той достаточно узкой социальной средой, которая имеет приоритетный доступ к информационному пространству. Для русских людей, для огромных масс русских людей этого конфликта не существует. Этот конфликт транслируется в общественное пространство частью городской люмпен-интеллигенции, которая решает свои вопросы за счет этого.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот скажите, кто транслирует в голову Марины из Москвы то, что мы, русские вымираем, а вы хотите, чтобы кавказцев стало 95%, а русские исчезли. Кто транслирует это?

М.ШЕВЧЕНКО: Да кавказцев чтобы стало 95% тысячи лет не хватит. Я не знаю, почему русские вымирают. Я вот знаю людей русских, у них по 7, по 8 детей в семьях. Это русские православные семьи. Я вот знаю, это люди и во власти, у них есть… Вот там один из высокопоставленных людей, у него 8 детей в семье.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот давайте к власти. Давайте к власти вернемся. Ведь, откуда-то эти идеи появляются.

М.ШЕВЧЕНКО: Вот, я когда с Жириновским говорил… Да это просто соколята Жириновского вам сейчас пишут. Я вот был в Белгородской области. Я Савченко упоминал в «Поединке». Я вижу, в Белгородской области нету межнациональных проблем, потому что туда не завозят гастарбайтеров, выделяют людям землю под ипотеку там в 4, 5, 6 процентов, понимаете? Выделяют землю достаточно большую под застройку, под разработку земли. Я вижу, что там, где власть адекватно относится к нуждам русского народа, там русский народ процветает, развиваются многодетные семьи. А в тех больших городах, где на русском народе зарабатывают, где его спаивают, где его молодых девчонок учат с детства с помощью кино-телевидения быть проститутками и говорят, что интердевочка – это самая лучшая карьера, там, конечно, русский народ вымирает. Это что, кавказцы делают, что ли? А вы поинтересуйтесь, кто это делает.

О.ЖУРАВЛЁВА: Это делают центральные каналы телевидения.

М.ШЕВЧЕНКО: Правильно.

О.ЖУРАВЛЁВА: И Государственная Дума.

М.ШЕВЧЕНКО: Там кавказцы на центральных каналах телевидения и в Государственной Думе одни?

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот я к этому вас и веду.

М.ШЕВЧЕНКО: Страной что, кавказцы правят?

О.ЖУРАВЛЁВА: Максим, скажите мне, пожалуйста…

М.ШЕВЧЕНКО: Когда кавказец правил страной, русский народ процветал, в 40-е годы особенно.

О.ЖУРАВЛЁВА: Значит, вы мне скажите, пожалуйста, такую вещь. Действительно ли можно сказать, что, на самом деле, Жириновский транслирует то, что власть хочет сказать, но не может по определенным причинам?

М.ШЕВЧЕНКО: Я не считаю, что власть хочет сказать. Я слышал своими ушами и был в Уфе. Путин встречался, президент России с членами Совета по межнациональным отношениям. Там были сенаторы, были депутаты, были самые разные люди. Президент нам сразу сказал отойти от протокола и, типа, говорить откровенно. Мы говорили откровенно. Сванидзе Коля выступил, я высказал то, что думал, то, что хотел, другие высказывали. И, честно говоря, из позиции президента, который… Ну, я бы не сказал, что он выдумывает. Он говорит то, что думает, особенно когда на фоне волгоградского взрыва. Я совсем не понял, что власть его устами (может быть, какая-то есть еще загадочная власть в стране?) хочет разжигать межнациональный конфликт.

О.ЖУРАВЛЁВА: Подождите, но тогда кто-то позволяет одному очень известному человеку выходить и разжигать на всю катушку.

М.ШЕВЧЕНКО: А я считаю, что этот человек является детищем ельцинского времени.

О.ЖУРАВЛЁВА: Так. Здрасьте. Получается, что Ельцин виноват в том, что…

М.ШЕВЧЕНКО: Понимаете, то с ним расплачивались за импичмент – тогда его голосами провалился импичмент Ельцину.

О.ЖУРАВЛЁВА: А сейчас уже нет?

М.ШЕВЧЕНКО: Мне кажется, он является страшным сном вчерашнего дня, прошедшей ночи, такой nightmare, понимаете, кошмар 90-х, начала 2000-х.

О.ЖУРАВЛЁВА: Подождите. Он – вице-спикер ныне действующего парламента.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну и что? Я могу говорить, что есть. Гитлер был рейхсканцлером. Это что значит? Что Гитлер является… Жириновский кричит «За меня проголосовали 13 миллионов человек». А за Гитлера 40 миллионов голосовали. И что, Гитлер – это что, респектабельный политик, что ли?

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, ему позволили стать респектабельным политиком в Германии.

М.ШЕВЧЕНКО: Надо уметь вовремя останавливать подобных людей.

О.ЖУРАВЛЁВА: И Жириновскому позволяют оставаться респектабельным политиком.

М.ШЕВЧЕНКО: Надо уметь вовремя останавливать подобные вещи. Гитлер тоже не силой власть захватил – ему Гинденбург власть передал, напомним.

О.ЖУРАВЛЁВА: Совершенно верно.

М.ШЕВЧЕНКО: Который дрожащими руками, президент…

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот к этому я и веду вопрос.

М.ШЕВЧЕНКО: Да. Вот, я считаю…

О.ЖУРАВЛЁВА: Кто позволяет делать вещи недопустимые?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, во-первых, я считаю, что делают те, кто хочет дискредитировать русский национализм и вообще национализм в хорошем смысле этого слова. Для меня русский человек – это русский, который любит свою родину, свою землю, который является православным по преимуществу человеком, хотя я знаю русских и протестантов, знаю русских старообрядцев, знаю русских неверующих. Ну, это существенно. Идентификация.

О.ЖУРАВЛЁВА: Подождите. А что, вот, пишущий мне сейчас слушатель Серж Труманян не может считаться русским человеком, если говорит по-русски и живет в России?

М.ШЕВЧЕНКО: Серж Труманян, я думаю, сам себя считает армянином. Но это армянин, который живет в России. Это российский гражданин.

О.ЖУРАВЛЁВА: Он может любить Россию?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, я не знаю, Серж, если вы хотите, мы вас можем принять, конечно, в русские. Но вы, оставаясь армянином, можете чувствовать себя гражданином России и прекрасно, комфортно себя чувствовать. Русским армянином, русскоязычным армянином.

О.ЖУРАВЛЁВА: Если учесть, что русские люди не любят народы Кавказа, то он может себя чувствовать не очень комфортно.

М.ШЕВЧЕНКО: Русские люди нормально относятся к народам Кавказа. Поймите, это городская шпана, которая сидит в сетях, имеет доступ к интернету, не любит народы Кавказа. Жириновский нам привел в пример Израиль как образец для подражания. Микроскопическую маписюлечку, которую на карте без микроскопа и не рассмотришь. Он приводит в пример огромной стране, в которой живут сотни народов. Если уж касаться темы Израиля, для нас любимой, то я бы скорее ее сравнил с другим.

Представьте себе, что какие-нибудь киргизы приехали куда-нибудь в Поволжье и сказали «Это был улус Джучи, принадлежал Бату Хану. По праву это наша земля», построили бы вокруг территории стену где-нибудь в Нижегородской области, например, вооружились бы до зубов. Американцы каждый год перечисляли бы им 5 миллиардов долларов, они бы учили нас, как жить.

Русские соотносятся с палестинцами, а не с израильтянами. Израильтяне – это мигранты, которые понаехали туда из разных стран, вооружились до зубов, выгнали коренное население. А нас пытаются заставить думать, что русские и израильтяне – это народы общей судьбы. Палестинцы и русские – это народы общей судьбы.

Палестинцы теряют свою землю родную. Это они жили, а их оттуда выгнали мигранты. Миграционная проблема в России. Вот именно те, кто пытается сопоставить вот эти 2 народа – мигрантов, приехавших в Израиль и силой выгнавших коренное население, и русский народ (переориентировать русский народ) – именно это, я считаю, в частности, звучало в речах Жириновского. Второй такой страны нету.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но с другой стороны, если оставить пример Израиля, действительно, на этой огромной территории России, еще Российской империи коренными народами тоже пренебрегали достаточно часто и завоевывали их, и выгоняли. Всякое бывало.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, вы знаете, отчуждение земли – это всегда болезненная вещь. Я, например, считаю, что возрождение русского народа должно идти не через сегрегацию других народов, а через укрепление местного самоуправления. Я – русский националист, я вот считаю, что да, для меня вот Белгородская, Липецкая область – это пример. Местное, сильное местное самоуправление, строятся церкви, в школах преподает Закон божий владыка Иоанн. Как его пинали, как его оскорбляли (владыку Иоанна).

О.ЖУРАВЛЁВА: А атеистов лучше выгнать.

М.ШЕВЧЕНКО: Да нет, не надо выгонять атеистов. Я думаю, что во втором поколении они вернутся к нормальной вере, понимаете, как русский человек. Сегодня человек-атеист, а дети… У меня родители тоже были атеистами. Когда я крестился, папа очень на меня сердился. Он же был коммунистом, понимаете? А потом он сам крестился. И потом они, я не знаю, с мамой в церковь ходили. Поэтому всё меняется, всё течет, всё изменяется.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть вы считаете, что это может произойти не насильственно?

М.ШЕВЧЕНКО: Абсолютно не насильственно, абсолютно демократическим путем. Просто каждый народ должен вернуться к своим корням нормальным. Вот это, то, что говорит Жириновский, это русофобия, это не позволяет русскому народу вернуться к его корням. Это создает нас… Нас пытаются одеть в какую-то чужую для нас одежду какой-то ненависти, ксенофобии.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну вот скажите по факту. Вот, вы чувствуете себя оскорбленным, вы считаете, что человек нарушил законодательство, Уголовный кодекс, в конце концов.

М.ШЕВЧЕНКО: Я не знаю. Я не прокурор, я не следователь, я в суды никогда не подаю ни на кого.

О.ЖУРАВЛЁВА: А почему вы не хотите подать в суд на Жириновского? Вы присутствовали при этом, вы – свидетель.

М.ШЕВЧЕНКО: Потому что я не сужусь у внешних.

О.ЖУРАВЛЁВА: Почему?

М.ШЕВЧЕНКО: Потому что мне апостол запретил. Я не подаю в суды.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы не доверяете судам?

М.ШЕВЧЕНКО: Это моя личная позиция. Я не подаю ни в прокуратуру, ни в суды, ни в Следственный комитет. Они мною интересуются, бывает. Я не подаю, я не сужусь. Есть люди, которых я всегда поддержу, но я не буду это делать никогда. Потому что столько я видел несправедливого и неправедного и в следственных органах, и в МВД, и в судах за последние 20 лет, что сам факт моего участия в этом во всем… Как будто я буду доверять легитимности этих действий. Не буду я этого делать.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть вы им не доверяете.

М.ШЕВЧЕНКО: Это моя личная христианская позиция.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ваша личная христианская позиция состоит в том, что вы не доверяете судам как таковым. Если кто-то подаст…

М.ШЕВЧЕНКО: Я не доверяю… Ну, просто я видел такую продажность судов и силовых структур за последние 20 лет, что я у них судиться не собираюсь.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. Ответьте тогда на другой вопрос. Если сейчас против Жириновского кто-то, конкретный какой-то гражданин подаст…

М.ШЕВЧЕНКО: Информационно я поддержку. Я доверяю общественному мнению.

О.ЖУРАВЛЁВА: …подаст иск…

М.ШЕВЧЕНКО: Я доверяю общественному мнению, я доверяю журналистам, я доверяю здравому смыслу, я доверяю тому, что в каждом человеке есть моральный закон (присутствует). Я вот недаром сказал в конце программы «Моральное большинство». Это, конечно, созвучно с Джерри Фолиулом, американским известным пастором-проповедником. Но тоже не самый плохой момент.

Моральное большинство в Америке объединяло десятки миллионов людей самого разного этнического происхождения. Там были и протестанты, и католики, и чернокожие, и белые люди. Я считаю, в России пришло время создавать движение морального большинства. Нашу страну разрушают, нас растаскивают, меняют национальное самосознание русского народа, других народов. Надо защищаться. Здоровые силы, здоровые националисты народов России должны объединяться в моральное большинство для защиты своих народов и для защиты своей страны против таких как вице-спикер Государственной Думы Жириновский.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо бы защищаться можно было бы обычным путем – подавать в суд…

М.ШЕВЧЕНКО: Общественное мнение, как мы видим, без суда…

О.ЖУРАВЛЁВА: …выигрывать эти дела, в конце концов.

М.ШЕВЧЕНКО: Оль, никто этим судам не доверяет, никто их не слушает. Можно сколько угодно судиться. Вы потонете в тяжбах с адвокатами. Журналистика…

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, тогда, значит, страны нет, если нет куда, если нет власти.

М.ШЕВЧЕНКО: Нацизм по стране идет через СМИ, через информационное пространство. Поэтому отпор надо давать ему не в кабинетах следователей, не в кабинетах судов, а, вот, должны выйти депутаты Государственной Думы Сергей Нарышкин, там не знаю, другие и дать оценку словам вице-спикера. Журналисты должны занять принципиальную позицию.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. Мы продолжим этот разговор. Максим Шевченко…

М.ШЕВЧЕНКО: Это гораздо существенней, чем суды и следователи.

О.ЖУРАВЛЁВА: Это его особое мнение. Никуда не уходите – мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях журналист Максим Шевченко и это его особое мнение.

Максим, вы, наверняка, сегодня слышали об оживлении на границе России с Украиной, колючую проволоку освежают, роют рвы. И, в общем, плановое ежегодное оборудование границы в разгаре. Но это всё происходит после некоторых заявлений и с той, и с другой стороны, и Путин окончательно отказал Украине в возможности присоединения к Таможенному союзу, как мы знаем, и так далее. До какой степени могут измениться наши отношения с братским народом, как вам кажется? Может быть, вы как-то читаете послания власти?

М.ШЕВЧЕНКО: Народ-то братский, да правящие элиты какие-то… Не хочу слово, которое рифмуется к слову «братский», говорить в эфире «Эха Москвы», а то вас накажут.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вас накажут – вы в прямом эфире. Так?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, я его и не сказал.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, хорошо-хорошо.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, все поняли, о чем речь.

О.ЖУРАВЛЁВА: Так. Ну и что же?

М.ШЕВЧЕНКО: Поэтому я считаю, конечно, что надо не попасть в ту же яму, в которую попали с Грузией, когда правящие элиты проводили курс абсолютно эгоистический, не в интересах грузинского народа, а грузинский народ страдал.

Вот, я был в Тбилиси и могу сказать, что сотни людей стоят в очередях по несколько дней у российского представительства в посольстве в Швейцарии в получении визы поехать в Россию. Православные люди, грузины, у которых тут родственники, которые просто… Некоторых я видел монахов, которые хотят помолиться просто здесь. Я бы считал, например, что… Ну, сейчас мы к Украине вернемся. С Грузией даже просил бы власти смягчить визовый режим. Вот, официально это прошу теперь после выборов, которые там произошли, когда, очевидно, все ушли…

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, там еще изменение законодательства произошло.

М.ШЕВЧЕНКО: Все ушли те, кто вызывал раздражение. Теперь у нас проблемы с Украиной. Сейчас у нас… Сколько там на Украине, 40 миллионов, 50, 60 миллионов живет? Чего-то очень много живет людей. Сейчас еще мы народ Украины отрежем от России, понимаете, колючей проволокой.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, вот, подождите. Вот, вы сейчас сказали про Грузию. Ушли все нехорошие, а теперь можно начинать с чистого листа, по идее, да? Но на Украине ж такая история тоже была.

М.ШЕВЧЕНКО: Никто просто не занимался украинской политикой вообще. Часть российской элиты в доле с ними. Она имеет бизнес на Украине большой и серьезный. И плевать всем на отношения между народами. Там, поймите, есть капиталы, которые составлены на Украине политиков, которые живут в Москве, которые исчисляются миллиардами долларов. Интересы правящей элиты, узкого слоя гораздо больше, чем интересы народов. От нас отрезали… Вот, говорят «Славянское братство, славянское братство, там много кавказцев, азиатов». Отрезали, там не знаю, многомиллионный славянский народ украинцев, породили вражду с ними, говорили там депутаты, правда, предыдущего созыва (были там такие), что украинский язык – это не язык, что это диалект русского языка. Ну, послушайте Нину Матвиенко и скажите, это диалект русского языка или еще что-то такое?

Вот, зачем оскорблять на фоне всего? Сейчас вместо того, чтобы вести целенаправленную политику по отношению к Украине, создавать там пророссийские партии, создавать какие-то движения…

О.ЖУРАВЛЁВА: А это вообще хорошо создавать на территории Украины пророссийские партии?

М.ШЕВЧЕНКО: Да, это нормально абсолютно. Проамериканские же партии там создаются, понимаете? Американское посольство работает на полную катушку. Я не говорю, что Михаил Зурабов там не работает. Это лучший посол из всех, которые там были. Он, по крайней мере, не только интересы газовой трубы там лоббирует как его предшественник, понимаете? Он пытается хоть как-то вменяемо. Но у него же нет директив, нет же никакого политического видения.

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова вопрос директив. Кто, где? Вот, сидящей на самом верху группе граждан – им что нужно от Украины и от наших отношений? Чтобы они стали хуже, лучше, чтобы там деньги куда-то пришли?

М.ШЕВЧЕНКО: Если мы хотим, чтобы Украина присоединилась к Таможенному союзу, если мы хотим, чтобы народ Украины…

О.ЖУРАВЛЁВА: Мы уже им отказали, уже не хотим.

М.ШЕВЧЕНКО: Мы отказали пока Януковичу и его сподвижникам. Народу Украины, мне кажется, отказывать в стремлении к единству политическому, экономическому с Россией, там, с Белоруссией, с Казахстаном, с другими народами не вправе ни правители Украины, ни современные правители России.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но они же на Европу смотрят, сами понимаете.

М.ШЕВЧЕНКО: Потому что Украина была, понимаете, и под Гетманом, Украина была и под Сталиным, Украина была и под Гитлером. Но Украина – она переживает всех, как говорится. И она с Россией имеет свои отношения, которые давние, глубокие и укорененные. Ну, просто работать надо. Понимаете? Не как в Грузии Москва тупо и упорно поддерживает Бурджанадзе. Вот, на кого ученики Примакова показали в свое время пальцем там… Сначала они показали на Саакашвили. Это же Москва Саакашвили к власти привела. Сейчас Бурджанадзе поддерживали, которая явно проиграла всем и явно была заведомо в проигрышной ситуации.

О.ЖУРАВЛЁВА: Значит, Москва уже не смогла привести к власти, кого хотела.

М.ШЕВЧЕНКО: Надо работать… Нет, почему? Маргвелашвили – это отличный человек. Уже по его первым словам видно, что просто никакая Бурджанадзе рядом даже и не стояла бы с Грузинской мечтой, понимаете, с этой партией, которая сделает то, что никто не сделает.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, там изменилось законодательство и роль президента несколько тоже изменилась.

М.ШЕВЧЕНКО: Не важно. Правительство тоже будет у Грузинской мечты, поверьте. Это совсем другие политические силы.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. То есть там перспективы вы видите оптимистичные?

М.ШЕВЧЕНКО: А что вы хотите от Украины кроме того, чтобы за газ вам вовремя платили, расплачивались, чтобы контракт, который заключила Тимошенко, поддерживали. А что вы еще хотите?

Вот, Патриарх Кирилл, я понимаю, что хочет. Он – единственный русский политик… Ну, он церковный деятель, отделен от государства, бла-бла-бла, все эти галочки расставим, да? Но понятно, что это самый влиятельный общественный деятель России после президента, наверное, который является политиком.

О.ЖУРАВЛЁВА: А вот кстати. Возвращаясь…

М.ШЕВЧЕНКО: Вот, он был на Украине (Патриарх) несколько раз, каждый год туда ездит. Мне понятно, что он хочет, что он декларирует. Он борется за единство.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но он же непосредственно и тесно общается с властьимущими в нашей стране, светскими властями.

М.ШЕВЧЕНКО: Патриарх – это его обязанность общаться с князем и общаться с народом.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...