Сдержанная реакция Пекина на события вокруг Донбасса и Луганска была вполне предсказуема. Общий контур возможных действий Москвы на украинском направлении был наверняка обрисован Владимиром Путиным во время личной встречи с Си Цзиньпином 4 февраля. Подписанное тогда совместное заявление двух стран в небывало жестких выражениях поставило под сомнение право Запада на мировое управление, диктовать свои условия и назначать неугодные режимы изгоями. Лидеры двух наших стран исходили из того, что они в равной степени являются целями американской «холодной войны» и поэтому станут в той или иной степени координировать ответные действия на любом фронте, украинском или тайваньском. В какой степени? До чего конкретно договорились Путин и Си Цзиньпин? Узнаем по делам их. Все станет ясно в ближайшее время.

Чего ожидают в Москве от Пекина? Думаю, что программа-минимум состоит в понимании позиции России и ее действий на Украине. Речь идет о выступлениях представителей МИД КНР, наложении вето на неизбежные антирусские резолюции в Совете Безопасности ООН, благожелательные публикации в СМИ. Программа умеренная — отказ от участия в экономических санкциях, сохранение торговых и финансовых потоков. Программа-максимум — проведение «плановых» совместных полетов стратегических бомбардировщиков России и Китая над Японским морем, новые походы кораблей ВМФ в районы базирования 7-го флота США. Синхронные пуски ракет, учения в космосе и киберпространстве…

Чего ожидают в Пекине от Москвы? Думаю, прежде всего — сдержанности в проявлении праведного гнева и контрсанкциях. Англосаксонский «бумажный тигр» снова показал свою усталость, но остается богатым. До полной реализации стратегии «двойной циркуляции» и достижения практически полной самодостаточности Китай будет нуждаться в рынках сбыта и редких технологиях. 600 миллиардов долларов товарооборота с Америкой и примерно столько же с Европой сильно перевешивают 150 миллиардов с Россией.

Пекин не хочет острого конфликта между Россией и Западом. Но повышение уровня напряженности до этого предела вовсе не противоречит стратегическим интересам Пекина. Об этом откровенно пишут известные ученые на страницах влиятельных пекинских газет. «В результате изменения геополитической ситуации на Украине Америка в будущем будет вкладывать больше ресурсов в Европу, чем в Азиатско-Тихоокеанский регион, — пишет профессор Ли Хайдун в газете «Глобал таймс». — Как минимум в ближайшие годы США будут вынуждены сфокусироваться на Европе, а их Индо-Тихоокеанская стратегия превратится в пустой лозунг. Продолжение трепотни об этой стратегии приведет к очередному коллапсу, как в Афганистане. Вряд ли американские элиты настолько тупые».

Профессор служит сейчас в Университете международных отношений при МИД КНР и, естественно, рассматривает ситуацию сквозь призму текущей геополитики. Но есть и другие призмы, позволяющие посмотреть шире и глубже, разглядеть сходство ситуации на Украине и в Донбассе с событиями собственной истории Китая. Вот эти «воспоминания о будущем».

В 1644 году Китай с его 100 миллионами миролюбивых и сравнительно зажиточных жителей был захвачен племенами маньчжуров общим числом в 500 тысяч голов. Как и «западенцы» на Украине, жившие в горах и лесах маньчжуры были традиционно бедны, зато воинственны и сплочены в зависти к богатым соседям. Маньчжуры не могли разбить китайскую армию, но нашли изменников, открывших проход в Великой стене и впустивших «варваров» ради разгрома очередного крестьянского восстания. Воинственные гастарбайтеры крестьян разгромили, но даже не думали убираться восвояси. Они провозгласили в Пекине собственную власть. Китайцев объявили людьми второго сорта и в знак покорности заставили носить длинную косу на выбритой голове. Стали преследовать китайский язык, а свой сделали единственным официальным. Маньчжуры от имени Поднебесной стали воевать со всеми соседями и именно при них произошли первые столкновения с русскими стрельцами в Сибири. Ослабев от сибаритства и опиекурения, маньчжуры после нескольких унизительных поражений были вынуждены стать полуколонией держав Запада. Под их контроль перешли таможни и казначейство, иностранные купцы стали пользоваться экстерриториальностью, а миссионеры бесконтрольно навязывали свои учения веротерпимым китайцам. Закончилось все это очень плохо для маньчжуров. Китайцы в 1911 году взбунтовались, перебили множество «варваров» и восстановили свою власть в Поднебесной.

Вот еще один поучительный сюжет. Он связан с историей правящей ныне в Поднебесной Коммунистической партии. В начале 30-х годов прошлого века она уже была весьма влиятельна и создала сразу несколько Советских районов, население которых достигало 100 миллионов человек. Однако другая партия, Гоминьдан, была еще сильнее и считала коммунистов лютыми врагами. Коммунистам пришлось под ударами правительственной армии покинуть насиженные места в плодородных провинциях и бежать по горам и лесам через весь Китай. Сейчас это называется Великим походом. Из примерно 90 тысяч бойцов только 4 тысячи через год непрерывных боев дошли до базы в Яньани в 1935 году. В суровых краях северо-западного Китая Мао Цзэдун и его соратники создали самопровозглашенное государство «Особый район» со своими вооруженными силами, достаточно эффективной экономикой и даже собственными дензнаками. «Особый район» пользовался негласной поддержкой Советского Союза, получая от нас оружие, деньги и немногочисленных советников. При этом официально Москва, как и власти всех стран мира, признавала правительство Гоминьдана, которое возглавляло войну против Японии. Коммунистам приходилось отражать непрекращающиеся атаки правительственных войск и японцев, по-хозяйски разместившихся на части китайских земель. Жили и работали в недоступных вражеской авиации пещерах. Самопровозглашенная республика коммунистов стала Китайской Народной Республикой 1 октября 1949 года, когда ее с трибуны на площади Тяньаньмэнь провозгласил Мао Цзэдун. Первой державой, признавшей КНР, стал Советский Союз.

Сейчас трудно сказать, в какой точке истории находимся мы и китайцы, украинцы и американцы. Но в том, что она все расставит по своим местам, сомневаться не приходится.

ИсточникМосковский Комсомолец
Юрий Тавровский
Юрий Вадимович Тавровский (р. 1949) – востоковед, профессор Российского университета дружбы народов, член Президиума Евразийской академии телевидения и радио. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...