«Время Ч» стремительно приближается на восточном, китайском фронте глобальной «холодной войны». Повышая ставки на западном, российском фронте и провоцируя Пекин на «специальную операцию» против Тайваня, Америка реализует самоубийственную стратегию войны на «два фронта».

Свою оценку готовности к защите национальных интересов произвели в Москве и нанесли упреждающий удар по украинским «камикадзе». Свою оценку готовности к защите суверенитета и территориальной целостности завершают в Пекине. Там применяют стратегию «острием против острия». В 1950-е годы во время кризиса в Тайваньском проливе китайцы отвечали на маневры американского 7-го флота сотнями «самых серьезных предупреждений». Теперь ответом на действия американцев и их тайваньских подопечных становятся все более масштабные военные акции. Уже ясно, что учения «в условиях, максимально приближенных к боевым» являются репетицией полномасштабной операции по ликвидации сепаратистского режима в Тайбэе. Поводы для начала действий возникают все чаще. Поставки все более смертоносного оружия. Приезд сотен американских «советников по эксплуатации» этого оружия. Визиты все более высокопоставленных политических деятелей, включая руководителей комиссий Конгресса США, призывающих к «независимости» мятежной китайской провинции.

В Пекине выбирают удачный момент для начала «мирного воссоединения Родины». Оно определено XIX съездом КПК (2017) как одна из 14 приоритетных задач правящей партии до середины века. Осенью нынешнего года состоится очередной, ХХ съезд КПК…

Большинство экспертов в Китае и за его пределами согласны в том, что военные потенциалы КНР и Тайваня просто несоизмеримы. Но в Тайбэе все еще тешат себя надеждами на заступничество Америки. Несмотря на отсутствие обязательств защищать Тайвань после разрыва дипломатических и военных отношений в 1978 году, американцы все эти годы сохраняли так называемую «стратегическую двусмысленность». Она таилась между строчками в «Акте об отношениях с Тайванем», принятом Конгрессом еще в 1979 году в качестве «утешительного приза» даже не столько для Чан Кайши, сколько для упертых антикоммунистов в самих США. Двусмысленность сохранилась и в новом издании устаревшей страховки под названием «Акт о заверении в поддержке Тайваня». Он был принят на излете торговой войны президента Трампа. (Taiwan Assurance Act of 2020). Дальше обещаний «продажи или передачи Тайваню на постоянной основе систем вооружений оборонительного характера и поддержки значимого участия Тайваня в деятельности глобальных организаций» этот документ не пошел. Зато президент Джо Байден и его «силовики» не раз подчеркивали, что признают принцип «одного Китая» и не собираются ввязываться в вооруженные столкновения.

Надежды тайваньских руководителей на поддержку со стороны США окончательно исчезли с началом российской операции на Украине. «Бумажный тигр» явно не собирается подступать близко к открытому огню. Зато он сохраняет влияние на страны, связанные с ним цепочками договоров о безопасности и торговых отношений. Именно неожиданная солидарность Запада в проведении санкций против России создает паузу в принятии судьбоносного решения. Пекин взвешивает возможные последствия неизбежного.

Китай сейчас стал главной торговой державой мира с ежегодным товарооборотом в 6 триллионов долларов! Китай держит в казначействах США и других стран Запада 3,3 триллиона долларов! Китай перевозит по морю свыше 80% своего экспорта и импорта! Нетрудно спроецировать на эти параметры наложенные на Россию санкции. Даже если усомниться в возможности копирования антироссийских санкций из-за более высокого уровня взаимозависимости Запада и Китая, риск серьезных последствий остается довольно высоким.

Китаю к санкциям не привыкать. Первые 30 лет своего существования КНР жила и развивалась в условиях торгово-экономической блокады Запада. Она была снята только после подключения Пекина к противостоянию с СССР в 1978 году.

Вероятность торгово-экономического противостояния с Западом начала учитываться руководством КНР после мирового финансового кризиса 2008 года. Китай чуть ли не единственный вышел сухим из воды, не последовав установкам Всемирного банка накачивать резервными деньгами финансовую систему. Вместо этого Пекин сосредоточил усилия на поддержке реального сектора, строительстве высокоскоростных железных и шоссейных дорог, расширении жилищного строительства. Запад исполнился злобой и стал требовать ревальвации китайской валюты, угрожал «пагубными последствиями».

В первые недели пребывания у власти в 2012 году новый китайский лидер Си Цзиньпин провозгласил общенациональную программу мобилизации. Она называется «Китайская мечта о великом возрождении китайской нации». К 2049 году КНР должна стать могучим социалистическим государством. Долгий путь разбит на три этапа, и цели первого были выполнены полностью и в срок. В 2021 году ВВП увеличился вдвое, душевые доходы китайцев тоже удвоились, 100 миллионов человек избавились от нищеты, численность среднего класса превысила 400 миллионов человек. Эти успехи были обеспечены ростом мобилизации правящей партии и всей нации, реализацией эффективных экономических и социальных реформ.

Для сокращения зависимости страны от внешних рынков развернулась стратегия «новой нормальности» с акцентом на развитие собственных научных разработок, производство отечественных товаров высшего качества, ликвидацию убыточных и устаревших производств. Для укрощения коррупции от эпизодических расстрелов попавшихся казнокрадов Пекин перешел к системной борьбе с опорой на особую партийную структуру «Комиссия по проверке партийной дисциплины». Она расследовала за три года 1400 тысяч дел членов партии, занимающих руководящие позиции в экономике, административном аппарате. Неожиданные удары были нанесены по «силовикам», причем занимающим высшие позиции в армии и органах безопасности. Компартия, разросшаяся до 90 с лишним миллионов членов, стала превращаться в боеспособную управленческую структуру с жесткой дисциплиной и единоначалием.

Уже за первые 5 лет мобилизации Си Цзиньпин успел сделать немало. На XIX съезде КПК в 2017 году его инновационная программа «Китайская мечта» была одобрена и стала долгосрочной стратегией партии и государства. Вклад самого лидера, собравшего в одних руках полномочия Генерального секретаря правящей партии, Председателя КНР (президента) и главнокомандующего вооруженными силами (председателя Военного Совета ЦК КПК) был оценен очень высоко. Было отменено введенное Дэн Сяопином правило пребывания на высшем партийном посту только два пятилетних срока. По существу, Си Цзиньпин был признан равновеликим Мао Цзэдуну и Дэн Сяопину, новым вождем.

Наведение порядка в структурах партийной и государственной власти и выдвижение нового вождя нации оказались весьма своевременными. Решения XIX съезда КПК были справедливо расценены в Вашингтоне как окончательный отказ Поднебесной следовать в кильватере системы либерального капитализма. Ответом стали торговая война Трампа, информационные войны из-за пандемии ковида, стимулирование «цветной революции» в Гонконге и сепаратистских тенденций на Тайване.

Справившись с последствиями торговой войны и пандемии, Си Цзиньпин решил перейти на новый уровень обеспечения национальной безопасности. Сильная зависимость от экспорта довольно быстро сокращалась начиная с финансового кризиса 2008 года. Тогда доля экспорта в ВВП КНР составляла 32%. Уже к 2019 году этот показатель снизился до 17,4%. Но уязвимость экономики в целом и особенно ориентированных на экспорт приморских провинций сохранялась. Поэтому в октябре 2020 года на 5-м пленуме ЦК КПК была рассмотрена и одобрена новая стратегия под названием «двойная циркуляция». Она предусматривает приоритет «внутренней циркуляции» товаров перед «внешней циркуляцией», внутреннего рынка перед рынками внешними.

Усилить однородность общества и ускорить рост внутреннего рынка за счет более справедливого распределения национального богатства призвана совсем новая кампания «за общее благосостояние». Ее суть в том, чтобы убедить миллиардеров «добровольно» вносить деньги в различные благотворительные фонды и программы. Миллиарды долларов уже поступают на счета нуждающихся в поддержке.

Понимая неизбежность более или менее долгосрочных экономических последствий присоединения Тайваня, Пекин все равно исходит из приоритета исторической задачи преодоления раскола нации. Ускоренное создание на Тайване «АнтиКитая», воспитание молодежи в духе «тайваньской идентичности» и враждебности к соотечественникам с материка, форсированное накачивание американским оружием и возрождение собственной ядерной программы ставят Пекин в безвыходное положение. За промедление потом придется заплатить дорогую цену.

Ход мысли китайского вождя передает формулировка, которая часто повторяется в его выступлениях перед руководством партии и армии. «Мы будем решительно идти по пути мирного развития, но категорически не станем отказываться от наших законных прав и интересов и не будем жертвовать коренными интересами государства… Ни одна страна не должна рассчитывать на то, что мы будем вести торговлю своими ключевыми интересами, ни у кого не может быть ни малейшей надежды на то, что мы вкусим горькие плоды ущемления суверенитета, безопасности и интересов развития государства».

ИсточникМосковский комсомолец
Юрий Тавровский
Юрий Вадимович Тавровский (р. 1949) – востоковед, профессор Российского университета дружбы народов, член Президиума Евразийской академии телевидения и радио. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...