О рынке труда

Андрей Кобяков

Рассуждения экономиста Андрея Кобякова над словами премьер-министра Дмитрия Медведева о том, что Россия не может обойтись без трудовых мигрантов …

Как сообщалось, премьер-министр Дмитрий Медведев дал традиционное интервью, посвящённое итогам работы правительства в уходящем году. В беседе речь зашла и о трудовых мигрантах. «Только нечестный человек говорит о том, что мы можем обойтись сейчас без дополнительного притока трудовых ресурсов, — заявил Дмитрий Медведев. — Россия слишком большая, и нам нужны дополнительные трудовые ресурсы». По его словам, коренное население России не хочет трудиться в жилищно-коммунальном хозяйстве, работать дворниками или на стройке, «потому что мы достигли определённого уровня благосостояния».

Премьер уверен, что нашей стране нужны мигранты, однако они должны работать законно, владеть русским языком, соблюдать наши обычаи, иметь прописку и соответствующую квалификацию, получить медицинскую страховку.

«Согласны ли Вы с мнением премьера? Нужны ли России мигранты? Если нужны, то в каком количестве и по каким специальностям?» — на эти и другие вопросы ответил в интервью «Русской народной линии» известный экономист, кандидат экономических наук, доцент МГУ Андрей Кобяков.

Я готов подтвердить тезис о несбалансированности российского рынка труда. Действительно существует набор непрестижных профессий, которые местное население занимать не хочет. Я не говорю ещё о том, что эти профессии низкооплачиваемые. Говорят, что достаточно поднять зарплату и проблема будет решена. Это не так. Потому что даже с повышение оплаты мало кто согласится перейти, например, на работу дворника. Причины имеют глубинный психологический характер. Эта работа в общественном сознании является маргинальной и это реальности не XXI, а XIX века. Достаточно почитать классическую литературу, где мы увидим, что дворниками в России работали татары. Такая ситуация существует объективно и не только в России, но и в других странах. Чем более развита страна, тем ярче очерчена эта проблема. В Германии, сколько бы ни платили, мусорщиками, кроме турок, никто на эту работу идти не хочет. В итоге в стране образовалась турецкая мафия мусорщиков, которые периодически устраивают «мусорные забастовки» и т.д., потому что это полностью национальная ниша.

Говорить, что эту проблему можно решить экономически, не приходится. Это проблема стран, которые выходят на некий определенный уровень благосостояния. Это скорее позитив в отношении характеристики современной России, потому что в бедных странах так проблема не стоит. Когда стоит вопрос о физическом выживании, люди за миску риса готовы на любую работу. У нас вопрос так не стоит. Можно посмотреть на это и с другой стороны. Мы как-то незаметно вышли на первое место в мире по количеству студентов в расчете на определенное количество населения (10 000, 100 000 человек), обогнав не только все развитые европейские страны, США и Австралию, но и бессменного лидера последних десятилетий Южную Корею. Если это обусловлено тягой к знаниям, то было бы неправильно не приветствовать этот процесс, но с другой стороны образуется явная несбалансированность рынка труда. Человек, который получил высшее образование (полноценное или не совсем), в своем сознании социально-психологически, статусно претендует на определенную нишу в обществе. Он уже не хочет идти на непрестижную и даже просто на рабочую профессию. Это объективная картина современной России. Если мы не хотим замечать эти процессы, то это уже будет какая-то избирательная позиция.

Далее важно учитывать демографический фактор. В последние годы озвучивались идеи создания 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест. Для этого необходимы инвестиции в эти места, программа новой индустриализации, а это если не строительство новых предприятий, то, по крайней мере, переоснащение старых. На какой демографической базе это можно воспроизвести? Если это предполагает высокую производительность труда, то потребность в рабочей силе может оказаться меньше. Мы прекрасно понимаем, что благие пожелания о создании 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест остаются только пожеланиями. На самом деле мы имеем другую ситуацию. Что предпринимателю выгоднее: купить экскаватор, причем, вряд ли отечественный, или нанять 30 рабочих, которые котлован выроют вручную за мизерную зарплату без каких-либо социальных страховок? Это вопрос комплексной экономической политики. Мы должны стимулировать инвестиционный процесс, снижать налоговые обложения той прибыли, которая вкладывается в инвестиции, дать доступные кредиты и провести много других стимулирующих мероприятий. Это проблема не только миграционной политики.

Сколько бы мы ни говорили, но пока предпринимателям оказывается выгодней нанять гастарбайтеров на низкооплачиваемую работу, чем делать инвестиции в производство. Эту систему надо корректировать. Надо разобраться в том, где действительно нужны трудовые мигранты, а где не нужны. Может случиться ситуация, когда в рамках интеграционного процесса на постсоветском пространстве пойдет оживление производств, которые до этого были заброшены. Есть ли у нас сейчас свои инженерные кадры? Готовят ли их современные вузы? Есть ли у нас квалифицированные станочники, средний технический персонал? Это тоже вопрос, который нуждается в изучении, но им никто не занимается. Наше Министерство образование занимается чем угодно, только не исследованием реальных потребностей нашей экономики в тех или иных кадрах.

Поэтому я вопреки обыкновению, в целом с премьером согласен. Другое дело, что я не согласен с некоторой эмоциональной составляющей. Когда такие заявления слышишь от премьера, то это странно, потому что именно он должен формировать нужную экономическую политику. Все решения, от которых зависит реальное положение на рынке труда, следует обратить именно к Дмитрию Медведеву. А не следует ли подумать не только о том, чтобы мигранты знали русский язык и имели медицинскую страховку, но и о том, что надо принимать меры, которые будут решать вопросы занятости местного населения, координировать вопросы образования и реальных потребностей народного хозяйства?! Принятие этих мер сняло бы потребность в приглашенных кадрах извне.

Русская народная линия 07.12.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Андрей Кобяков
Кобяков Андрей Борисович (р. 1961) – русский экономист, публицист, общественный деятель. Председатель правления Института динамического консерватизма. Заместитель главного редактора еженедельного общественно-политического журнала «Однако». В 2002-2005 гг. главный редактор аналитического журнала “Русский предприниматель”. Основной автор и соредактор Русской доктрины. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...