О графе «против всех»

Сергей Черняховский

Возврат графы «против всех» приведет к делегитимизации существующего строя

Власть решила вернуть в бюллетени графу «против всех» (но не на всех уровнях выборов), и, судя по всему, граждане это поддерживают. По крайней мере, по данным ФОМ, 67% опрошенных считают, что такая графа должна быть.

Что же стоит за возвратом этой графы?

С одной стороны, тут прослеживается попытка укрепить положение «Единой России». С другой стороны, ее введение по сути означает разрушение даже той дефектной партийной системы, которая в стране сложилась, и одновременно – возведение препятствия для создания новой. С третьей – это путь к дальнейшей делегитимизации существующего политического устройства, в частности, парламента и выборов вообще.

Когда такой графы нет, избиратель должен разбираться, что представляет собой та или иная партия, и напрягаться, ища ответ о том, какая из существующих в большей степени выражает его интересы. То есть должен думать, учиться голосовать «головой», а не «сердцем», и вырабатывать в себе политическое сознание и политический рассудок.

Когда такая графа есть, избиратель освобождается от такого напряжения и такой обязанности. Ему достаточно прийти к избирательной урне и гордо встать в позу невежественного, но уверенного в себе обывателя, с высокомерным видом невежды провозгласив: «Мне никто из вас не нравится».

В 1996 году попытку избирателя задуматься о том, выиграл лично он от названных «реформами» авантюр или проиграл, предотвращали, выдвигая лозунг «Голосуй сердцем!» – то есть, говоря по-иному, «Голосуй не головой, голосуй не думая, а так, как скажет доминирующая пропаганда».

Сегодня его попытку задуматься о том, кто в большей степени может выразить его интересы, предотвращают негласной установкой «Не нравится – голосуй против всех». То есть – только не за оппозицию.

Сама по себе возможность проголосовать против всех кандидатов несет определенное демократическое содержание в ситуации, когда либо нет альтернативных политических сил, участвующих в выборах и все кандидатуры представляют одно и то же течение, либо когда в выборах вообще участвует одна партия.

Но и там эта графа скорее деструктивна и отчасти выгодна именно власти, поскольку канализирует существующее недовольство в относительно безопасное для власти русло. Недовольные властью не пытаются организоваться и повлиять на нее либо ее поменять, а успокаивают свое чувство недовольства символическим жестом, позволяющим авторитарной власти имитировать демократичность.

То есть в любом случае графа «против всех» оказывается оправданием собственного неучастия в политической жизни.

При этом могут существовать как минимум три варианта учета подобных голосов.

Первый вариант предполагает, что голоса «против всех» просто не учитываются при распределении мандатов. Например, из 100 избирателей 40 голосуют за партию А, 15 – за партию Б, 5 – за партию В. Голоса, поданные «против всех», фиксируются, но, что естественно, мандаты на себя не забирают. Тогда 100 мандатов делятся следующим образом: 67 отходят к партии А, 22 – к партии Б, 11 – к партии В. То есть имеющий две пятых голосов получает две трети мандатов.

Второй вариант: голоса «против всех» учитываются таким образом, что те партии, которые получили меньше, чем было подано «против всех», мандаты не получают. Если при этом А получила 40 голосов, Б – 20, В – 10, а «против всех» – 30, то все мандаты отходят партии А, потому что остальные их лишаются.

Возможна третья ситуация: выборы считаются состоявшимися, только если сумма голосов, поданных за все партии вместе взятые, превышает число поданных «против всех». Партия А, например, набирает 25%, Б – 10%, В – 5%, а остальные голосуют «против всех». Такие выборы признаются недействительными. Поскольку выборы оказались недействительными, сохраняет свои полномочия та власть, которая правила до настоящего момента.

Если иметь в виду, что правила партия А, – она всегда остается в выигрыше. Графа «против всех» мешает получать поддержку партиям оппозиции и никогда не мешает получать свои голоса сторонникам власти. К тому же партия власти (за исключением особых ситуаций) всегда имеет достаточно большое число тех, кто голосует за нее просто потому, что всегда поддерживает власть.

Любая партия имеет свое электоральное твердое ядро, но обычно оно не составляет большинство. Оппозиционная партия может набрать большинство тогда, когда получает голоса не только своих идеологически твердых сторонников, но и голоса просто недовольных властью, голосующих за нее как за реальную альтернативу. Как раз это и позволяет укрепляться оппозиционным партиям, но иногда это работает и на правящую партию. Это помогает консолидироваться крупным и политически значимым партиям, позволяя им выполнить свою роль в борьбе за власть и держать ее под контролем.

На выборах 2011 года это позволило КПРФ и «Справедливой России» в полтора раза увеличить прогнозировавшийся для них ранее результат.

Графа «против всех» будет отбирать у них потенциальные голоса, а голоса «Единой России» – сохранять.

Поэтому введение графы «против всех» вредно, во-первых, для формирования партийной системы, во-вторых, для создания дееспособной оппозиции, и в-третьих, даже притом, что она укрепляет существующую власть, в реальности идет дискредитация и парламента, и выборов, и партии. Потому что люди видят, что им никто не нравится, а правит все равно та же самая партия. И люди просто начнут уходить в пассивное неприятие власти, начнется углубление разрыва между властью и реальным обществом. К тому же в тот момент, когда терпение себя исчерпает, это все выльется в социально-политический взрыв, который «снесет» все политические институты, потому что они все перестанут пользоваться доверием.

В нынешних условиях возвращение этой графы, во-первых, выгодно разного рода маргинальным партиям, которые, не имея шансов получить какое-либо количество мест, таким образом могут агитировать не столько против власти, сколько против своих более или менее крупных конкурентов в оппозиционной нише. Во-вторых, в ситуации ослабления электоральных позиций «Единой России» введение подобной графы выгодно ей. В любом случае, она удобна той партии, у которой есть заметное большинство по сравнению с остальными, потому что это не дает консолидироваться оппонентам. Таким образом, «Единая Россия» работает на сохранение своего положения, так как ей уже не гарантировано большинство на выборах, в частности, в парламент.

При этом часто приводимый довод, что введение этой графы приведет к повышению явки на выборы, выглядит частью голословно, частью достаточно спорно. Голословно, потому что ни из чего не вытекает, что человек, недовольный всеми, решит потратить время на то, чтобы принять участие в процедуре, от которой он ничего не ждет. Зачем человеку, которому на все наплевать, идти на выборы и ставить галочку в графе «против всех»? Проще вообще не ходить.

Но даже если человек придет и проголосует «против всех», то это все равно не повысит легитимность системы. Вообще голосовать «против всех» – самая безответственная позиция. Про любую партию можно сказать, что она чем-то не нравится. Но, голосуя «против всех», человек уходит и от того, чтобы повлиять на ситуацию своим голосом, и от того, чтобы, если ему чужды все партии, попытаться создать свою. И введение графы «против всех» поощряет его к тому, чтобы оставаться посторонним наблюдателем политического соперничества чуждых либо непонятных ему политических сил.

КМ.РУ. 28.01. 2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...