Преступная слабость

Сергей Черняховский

Вина за массовые беспорядки и пролитую в Киеве кровь во многом лежит на Януковиче

Соединенные Штаты призвали своих граждан не выходить на прогулки в городах Украины. И возложили вину за массовые беспорядки и пролитую кровь на Януковича.

Можно обвинять их в лицемерии – но они абсолютно правы. Конечно, именно их союзники из Европы инициировали выступления западенских нацистов. Конечно, именно Ангела Меркель была непосредственным вдохновителем последнего кровопролития в Киеве.

Но ничего из событий последних месяцев на Украине не произошло бы, если бы тот же президент Янукович просто выполнил свои конституционные обязанности, открыто и внятно отдав приказ навести порядок на Майдане. Сегодня именно он является на Украине главной фигурой, провоцирующей и поощряющей кровопролитие. Каждый раз, когда у силовиков появлялась реальная возможность подавить действующие в Киеве и регионах бандформирования – он останавливал их, увольнял тех, кто пытался это сделать и призывал своих оппонентов к переговорам. Все чаще создается впечатление, что Янукович – не просто безвольная политическая фигура, а именно действительный организатор и вдохновитель происходящего, аккуратно расчищающий путь к государственному перевороту.

Дело не в том, чтобы найти возможно более сильное выражение в его адрес, дело в том, что если не он действительный организатор происходящего, то он явно неадекватен, неспособен руководить республикой и принимать решения. Более того, он не понимает ни то, что происходит вокруг, ни то, как вообще устроена и функционирует политическая сфера.

Он не понимает, что призыв к диалогу с теми, кто не хочет решать вопросы путем диалога, – это поощрение их к более жесткой позиции. Призывающий к диалогу и настаивающий на нем во время жесткого противостояния всегда воспринимается противником, как разуверившийся в своих силах и ослабевший.

Переговоры с противником возможны либо тогда, когда видно, что он сам не стремится к эскалации конфликта, либо когда у него не остается другого пути, кроме согласия на уступки.

Даже если предположить, что противостояние в Киеве стало безысходным, в котором ни та, ни другая сторона не может добиться преимущества, власть не должна в такой ситуации соглашаться на переговоры и идти на уступки. Потому что тогда она признает, что не является властью.

Вопрос о том, может она оказывать сопротивление в рамках противостояния, подобного киевскому, или не может, это вопрос о ее праве быть властью – потому что власть только тогда является властью, когда способна подавлять сопротивление установленному ею порядку.

Власть по определению – это способность принуждать к исполнению своей воли. К исполнению того, что другой не стал бы делать, если бы его к этому не принуждали. Если она это делать неспособна – значит она не является властью.

Если Янукович не способен прекратить кровопролитие в собственной столице – он должен уходить в отставку и действительно назначать досрочные президентские выборы, потому что неспособен исполнять свои обязанности перед страной. Элементарные обязанности чиновника.

Выступление Януковича прошлым утром вообще создает, мягко говоря, странное впечатление. Он начинает с того, что заявляет о переходе лидерами оппозиции "черты". О том, что они виновны в гибели людей, о том, что они призвали своих сторонников к оружию, о том, что преступники должны ответить перед судом – после чего призывает их вернуться за стол переговоров и приступить к диалогу.

При этом он делает привлекательным противостояние с самим собой. Выступает слабым, смешным, вызывающим пренебрежение. Кончено, четверть века назад Дэн Сяопин сознательно принял этот образ на переговорах со студентами, устроившими в Пекине свой Майдан. Но он тогда просто выиграл время для сосредоточения войск и раздавил мятежников. И он не тянул с этим месяцами.

Важен сам момент делегитимации. Значительная часть общества подчиняется власти не потому, что активно ее поддерживает и не потому, что является сторонником существующего устройства, а для своего рода простоты и потому, что это входит в определенный набор привычек. Кроме того – из-за опасения санкций в случае неповиновения власти. В совокупности это дает некоторую сакрализацию власти и табу на неподчинение ей.

Когда власть начинает вести себя так, как ведет себя Янукович – этот момент сакрализации и табуирования исчезает, люди видят, что власти можно не подчиняться – и уже не стремятся подчиняться ей. Путин в своей время верно сказал, что там, где с милиционеров начинают срывать погоны, начинается хаос, в частности, потому, что милиция не стремится защищать власть, не вступающуюся за нее.

В Киеве сегодня можно беспрепятственно убить милиционера и получить за это приглашение на переговоры с президентом, где он станет уговаривать убийцу больше так не делать и войти в правительство.

Выстраивается модель стимулирования борьбы с властью – противостоять ей значит заслужить ее уважение. Защищать ее – значит рисковать жизнью, а если ее сохранишь, то быть уволенным за то, что ты эту власть защищал.

Западенцы – и не столько они сами, сколько их организаторы и спонсоры, вышли в организации акций на иной технологический уровень. Это уже не "цветные технологии" Шарпа, методика противодействия которым оказалась отработана после их прежних успехов. Это гибридная тактика, берущая из предыдущего опыта образ "мирного гражданина" и при этом предполагающая использование методов прямого насилия.

В виртуальном пространстве распространяется миф о собравшихся "мирно и без оружия" и ненасильственном действии. В реальном – ставка делается на оружие и насилие.

Как только власть расслабляется и начинает верить, что ситуация успокоилась – наносится удар и захватывается новый плацдарм. Как только власть созревает для ответа – артикулируется мирная тональность.

Образ "мирных жителей" – виртуально защищает от адекватных мер противодействия. Причем, фантасмагория доходит до абсурда: боевик с ножом и стальным прутом, в боевой экипировке и противогазе называется мирным жителем Киева, а попытка защитить жителей Киева от нацистских погромов объявляется бесчинством силовиков.

Причем, этот образ создают не только боевики, их союзники среди журналистов и спонсирующие их хозяева, но и сам Янукович, принимающий игру и делающий вид, что на площади собрались мирные жители. И столько говорящий о согласии и диалоге на фоне пылающих в центре одного из древнейших городов Европы костров, что каждое выступление приводит даже противников западенщины к выводу о том, что они видят перед собой обычного болтуна, с которым никто не считается.

И когда СБУ Украины сутки твердит, что приступает к проведению антитеррористической операции, и боевики, и жители Киева, и еще держащие свои позиции вокруг правительственных зданий милиционеры могут прийти только к одному выводу – что СБУ также слаба и бесхребетна, как и президент, которому она подчиняется. Потому что, когда спецслужба проводит антитеррористическую операцию – она ее проводит и докладывает о результатах, а не твердит сутками, что приступает к ней.

Пока же от рук "мирных граждан" под флагами нацистских организаций в Киеве погибли десятки людей. И их убийца – не столько сами нацисты, сколько позволивший их убивать Янукович.

Новая политика 20.02.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...