ПЕРЕВЕДИ МЕНЯ ЧЕРЕЗ МАЙДАН

20 марта в газете "Брянский рабочий" вышла статья Александра Нестика о визите в наш город историка, постоянного члена Изборского клуба А.И. Фурсова

Лет уже двадцать пять, если не больше, не слышал я эту песню – мелодичную и, вместе с тем, душу вынимающую, словно её-то и влекут чрез «торжище людское». Полагал, наивный, что осталась она в прошлом вместе с другими, столь же навязчиво часто звучавшими тогда в эфире, вроде «Ветер, ветер, я давно тебя хотел…». Да, захотели «свежего ветра», а получили ураган. И вот довелось услышать вновь, да ещё при каких обстоятельствах!

Вместе с редактором «Брянского рабочего» Владимиром Мельниковым был зван на заседание Изборского клуба, точнее, его отделения в Брянске. Как писал в газете «Завтра» её редактор Александр Проханов, создатель и председатель клуба, «радениями члена Изборского клуба Олега Васильевича Розанова в недрах этого дочернего отделения создан аналитический центр. Его задача – выявлять враждебные воздействия, направленные на российское общество и государство, исследовать их, квалифицировать и давать им отпор. Центр задуман как противодействие организационному оружию противника, разрушающему глубинные основы российской государственности. Это встречный удар, отбивающий атаки врага. Именно поэтому его решено назвать «Копьём Пересвета»… Выбрано пять направлений ударов: экономика, геополитика, социальная сфера, история, конфликтология. Управление аналитическим центром берёт на себя Олег Розанов».

Свой выбор Олег Васильевич объяснил так: «На Брянской земле соединяются в одно сплетение судьбы трёх славянских народов: русского, украинского и белорусского, – это место особого сосредоточения надежд и чаяний о воссоздании целостного русского мира, который ушёл в небытие в начале девяностых… Поэтому именно здесь, в древнем Брянске, в солнечном сплетении русского мира, обретает своё начало аналитический центр «Копьё Пересвета» — это иной противовесный символ, мост над дымящей землёй, который должен соединить в единое целое находящийся под вражескими информационными бомбардировками русский народ». Он это говорил, когда «дымящая земля» была ещё скорее образом, чем явью евромайдана с горящими автопокрышками в самом центре исторической Родины-Руси. Насколько же и как быстро изменились обстоятельства! И установка – сосредоточиться, сплотиться – становится ещё актуальнее.

Приглашение на заседание поэтому более обязывающее, нежели лестное. И первый, с кем встретился из приглашённых, оказался человек из того же времени, что и упомянутые песни про майдан и свежий ветер. Я и имя-то его подзабыл (скажем, Владимир Иванович), но он тогда тоже «звучал» на митингах, то и дело прорывался в газету – гласность же! А теперь от него услышал: «Вот видите, могли бывать и по разные стороны баррикады, а как дошло до самого святого, оказываемся рядом». Не уверен, что сошлись во взглядах, но в главном – он прав. И, пооглядевшись, когда за «круглый» стол уселось десятка четыре таких же призванных, увидел и коммунистов, и единоросов, и бывших деморосов, и вышедших из партий, и никогда не состоявших ни в каких… Все одинаково дружно приветствовали учёных светил, спустившихся со столичных научно-политических орбит, и потом два дня одинаково напряжённо внимали им, расспрашивали, пытались и оспаривать что-то.

Темы для обсуждения были что называется с пылу, с жару. Доктор политических наук, профессор МГИМО при Министерстве иностранных дел и одновременно заместитель директора Института системного стратегического анализа Елена Георгиевна Пономарёва прочитала лекции о «цветных революциях» как стратегии управляемого хаоса и о большой политике на примере мафиозно-натовского проекта «Косово». И всё, о чём говорила, – прямо соотносимо с Россией (особенно, когда «Полем Косовым» становится уже поле соседней Украины). Как нельзя более согласовалось также и с темами лекций историка и публициста Андрея Ильича Фурсова, директора Центра русских исследований Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета, академика Международной академии наук. Имеющие доступ к Интернету могут ознакомиться со свежим и обстоятельным интервью с ним – «Украина нужна для удара по России». (К слову, по результатам именно Интернет-голосования научного сообщества он дважды признавался одним из «ста ведущих социо-гуманитарных мыслителей России»). Здесь же, для приглашённых клубом, прочитал лекции о современном мировом кризисе и реальном капитализме, а во второй день – о логике и динамике русской истории.

Судя по фактам и логическим выводам обоих аналитиков, история двадцати-тридцатилетней давности – снова у нашего порога. И оттого особенно жутковатым и вовсе не-совпадением показалось исполнение ансамблем «Бабкины внуки» перед началом второго лекционного дня песни «Переведи меня через майдан» с её строками «Он битвами, слезами, смехом дышит». Сами «внучата бабкины» в пору начала перестройки пели, небось, о зелёненьком, как огуречик, кузнечике. Профессору же Елене Пономарёвой, которая с блестящими от восторга глазами теперь им внимала, всего четыре годика было, когда ещё и не песня, а только пронзительное стихотворение было сочинено неплохим поэтом, последствии видным «прорабом перестройки». В блоге, где оно размещено, кто-то теперь столь же восторженно откликнулся: «Мистика! Или гениальное предвидение? Слава Украине!!! Героям слава!». Разумеется, «героям евромайдана»…

Не мистика и не предвидение. Возвращается не песня, а время, ею помеченное. Само, что ли? Оба лектора в соавторстве с ещё двумя исследователями тайн большой политики уже в этом году издали внушительный сборник монографий, который так и назван ими «De Conspiratione / О заговоре». Собственно, и все четыре их лекции были посвящены показу тайных пружин мировой истории – того, как не раз уже капкан почти захлопывался, но русскому миру удавалось разжимать пружины и выскальзывать, пусть и с ободранной до мяса кожей, однако – живому. Мясо потом нарастало, раны рубцевались, и крещённый боем становился на страх и злобу врагов ещё сильнее. А заострены лекции были на одном: почему в очередной, да как бы уже и не в последний раз «историческая ловушка» передвигается в пространственном плане на Северную Евразию, а в духовном – для уловления русского народа, как последнего оплота славянской цивилизации. Главное же, как избегнуть трагедии теперь. Знаешь – предупреждён, а дальнейшее зависит от твоей воли, умения и сил. Есть ли они сегодня у нас? Хватит ли на бой решительный, святой и правый? Или подёргаемся, как януковичи, и сдадим всё?!

Тем, кто привык, как автор, например, считать, что силы тьмы и света, зла и добра воплотились в капитализм-империализм и в противостоящий ему мир социальной справедливости – в коммунизм, как высшую стадию социализма, который в конце концов сокрушит капиталистическую систему, странно, конечно, узнавать, что верхушка буржуинского мира сама уже давно хочет избавиться от … капитализма. И сделала уже немало для разрушения его до основания с тем, чтобы… Да, построить новый, лучший. Но для себя. Для «золотого миллиарда» и для ещё одного, обслуживающего первый, а над этими двумя – для трёхсот-пятисот семей, давно владеющих основными финансами и могущественной, но таимой властью. Издревле повязанные-перевязанные коммерческими интересами, кровью, семейными и дружескими узами, они, хотя кланово и разделённые, как британские Ротшильды и американские Рокфеллеры, всегда найдут общий язык для общего дела обогащения и укрепления собственного могущества. И, как показывают последние лет двести российской истории, не единожды прекрасно кооперировались ради снаряжения упомянутых ловушек. Тем более сговорятся у опасной черты планетарной перестройки (о ней – далее) и когда у них на пути опять возникает крепнущая Россия, а в ней – народ с совершенно иными ценностными установками.

Так чем же мешает капитализм? На промышленной индустрии, пояснял Андрей Фурсов, вырос и достиг критической массы рабочий класс, «могильщик капитализма» (а заодно и его родителей). Пока можно было делиться с ним отщипываемым от сверхприбылей, верхушка с этой массой мирилась. Но вынужденная «подельчивость» привела к росту куда более требовательной средней прослойки. А капитализму больше некуда стало расширяться. И тогда разом встали задачи: во-первых избавления от «критической массы», а во-вторых, поиска новых возможностей обогащения и закрепления власти правящей верхушки.

Первая задача решается посредством «трёх Д»: деиндустриализации, депопуляции и дерационализации. Из развитых стран индустрия выдворяется в страны с дешёвой рабочей силой. На смену индустрии приходят современные технологии, всё менее нуждающиеся в рабочих руках. Одновременно идёт обработка сознания: дальнейший рост промышленного производства и экологически опасен. На деньги Ротшильдов был раскручен «Римский клуб» с его докладом-библией «Пределы роста». Вместо защиты природы ради человека, пропагандируется охрана её ради самой себя – от человека… И уже, как само собой разумеющееся, преподносится необходимость сброса населения, подновлённое мальтузианство – депопуляция. Руководитель одной из крупных международных организаций по защите природы от человека, муж английской королевы, выразился предельно ясно: «Если мне будет суждено вернуться в этот мир, я хочу вернуться смертоносным вирусом, чтобы раз и навсегда покончить с человечеством». Но это, скорее, камуфляж для прикрытия истинных целей депопуляции: направлена-то она, к счастью, не на всё человечество. Хотя и это малоутешительно.

На северно-евразийском пространстве, по мнению присно памятной Мадлен Олбрайт (из сферы влияния тех же Ротшильдов) вообще достаточно если не 15, то от силы 50 миллионов русских. Вот тут-то просматривается истинный интерес, поскольку что такое для людоедов даже сотня миллионов при «лишних» нескольких миллиардах! Ради соблюдения популяционных «пределов роста» все средства хороши: революции и контрреволюции с последующими самоисстребительными гражданскими войнами и «замирениями» с помощью миротворческих сил; обнищание целых стран со сбросом туда дешёвых, но небезвредных продуктов, в том числе генетически модифицированных; криминализация, спаивание и наркотизация; подавление воли к жизни, сопротивлению обстоятельствам; проекты планирования семьи и вообще полное разрушение её – пропагандой сексуальной распущенности и узакониванием однополых браков… И этот джентльменский набор можно продолжать.

Вовсю раскручивается и третья «Д» – дерационализация. Академику-обществоведу изнутри виднее: современная наука об обществе скатывается к почти что средневековой схоластике. Место учёных, как он пояснил в одной из статей, «занимают эксперты – те, кто знает всё больше и больше о всё меньшем и меньшем». Тем часом сознание большинства подвергается такой хаотизации, что мир для него становится всё менее познаваемым. Изменение поведения и сознания у классов, подлежащих сокращению, а равно и у стоящих на пути народов становится прибыльным бизнесом. Вместо потребностей в рациональном знании колоссально возрос спрос на мистику. Это видно даже по замене научной фантастики с её оптимистическим заглядом в будущее – на фэнтези, обращённое вглубь средневекового оккультизма, что особенно наглядно в киноиндустрии последних лет. Дерационализацией сознания массы отбрасываются в докапиталистическое прошлое – в новое средневековье и даже далее, в антично-рабовладельческое, а то и кастовое на манер древнеегипетского…

Андрей Фурсов определяет капитализм как баланс между монополией и рынком. С устранением капиталистической верхушкой рынка путём поглощения его монополией сам капитал не исчезает, а конвертируется, как видим, в сакрально безраздельную власть. Так обстоит с демонтажом капитализма и погружением в тёмновековье при помощи «трёх Д». Но в полный рост встаёт другая проблема: исчерпание возможностей поддержания привычного уже для наиболее развитых стран уровня потребления. Кризисы подобного рода случались и в былые века, но тогда ещё был простор для всяческих экспансий – территориальных, сырьевых. Хотя и раньше взоры всё чаще обращались в сторону Северной Евразии. И в неблизкий путь пускались армии проливать свою и чужую кровь, внешне вроде бы из-за пустячного повода и даже чуть ли не из-за ошибки чьей-то. Однако эти походы подозрительно совпадают с периодами таких кризисов – и наполеоновское нашествие, и Крымская война, и Первая мировая, и Вторая, как продолжение первой. Через двадцать-тридцать лет – с цикличностью, описанной экономистами. Созрел он и ко времени развала Советского Союза вместе с социалистической системой. Развал и спас. Из бывшего соцлагеря, по самым скромным подсчётам, выкачано средств более, чем на триллион долларов. Попутно решены и другие задачи, в том числе и из набора «три Д».

Главное же, появилась уверенность, что теперь-то ловушка надёжно захлопнулась, и России уже не подняться. Путь к сырьевой кладовой, к рынку сбыта, к резерву наиболее безопасной территории на случай природных катаклизмов – открыт. Страна, действительно, погружалась в беспросветность. И только «прорабы» из пятой колонны всё ещё утешали (как теперь киевская власть с мандатом евромайдана – украинцев): заграница нам поможет. Андрей Ильич привёл вывод одного из крупных советских разведчиков тайн этой самой «заграницы»: Западу от России нужно одно – чтобы её не было. Можно теперь представить силу ярости (или ярость бессилия?): она опять поднимается!

Укрепление России тем более пугает и злит «коллективный запад» во главе с Соединёнными Штатами и правящей верхушкой, грезящей безраздельно управлять миром, что, действительно, надвигается экологическая перестройка планетарного масштаба. И дело не в глобальном потеплении. Опасность его, включая подтопление больших территорий, сознательно преувеличивается ради той же деиндустриализации, а также нагнетания страхов для оправдания территориально-экспансионистских действий «в интересах мирового сообщества». Но процессы идут, и они, по мнению академика, гораздо сложнее и неотвратимы.

Во-первых, аномальное поведение Гольфстрима, который может перестать подогревать Западную Европу вместе с Британскими островами на целую дюжину градусов. Нетрудно понять, как взлетят в цене энергоресурсы и местности с более комфортными условиями проживания. А во-вторых, подошла очередная, повторявшаяся уже не раз, планетарная перестройка. Она, как показывают исследования прошлого и компьютерное моделирование будущего, длится 200-250 лет и сопровождается смещением полюсов, орбитальными возмущениями, активизацией тектонических процессов, изменениями условий жизни и, как следствие, перемещениями больших масс живого. На этот раз её активная фаза приходится на 1990-2030 годы и по завершении вызовёт потребности в переселении масс из стран Атлантики в Северную Евразию.

У нас, заостряет внимание слушателей Андрей Ильич, остаётся одиннадцать, от силы двенадцать с половиною лет на подготовку к защите собственного местообитания, нашей Родины. На вопрос слушателя, как быть с тем, что сейчас, после разрушительных лет перестройки России, на территории от западных границ до Енисея осталось 128 миллионов русских, а восточнее и всего четырнадцать, у обоих лекторов удовлетворяющего ответа нет. Его дал гость, тоже из Москвы, молодой и дюжий Андрей Кормухин: «Знакомый архитектор сказал, что при строительстве дома не экономят на фундаменте и крыше. Но к этому надо добавить: и на том, кто будет жить в доме». А потом под аплодисменты сообщил: «У меня лично девятеро детей». И ещё было не лишним пояснение Олега Розанова под новый взрыв аплодисментов: «И все у него – от одной жены!».

Что ж, остающаяся дюжина лет не столь уж мала для народоумножения, лишь бы не происходило оно за счёт тех мигрантов, которые принесут иные духовные ценности, да ещё и заявят потом права на самоопределение заселяемой территории. Фантазии? Голоса об «отделении Сибири от Москвы» уже раздавались.

И на эту вот оставшуюся дюжину лет накладывается повторение кризисных для нас девяностых…

Александр НЕСТИК 20.03.2014

comments powered by HyperComments