Кто следующий в ЕАЭС

Александр Проханов

"Кто-то пошутил, что помимо Киргизии и Армении в ЕАЭС может входить чуть ли не Япония. Вроде шутка шуткой, но страны Африки, Турция выражают заинтересованность в этом союзе".

С. КОРОЛЁВ: В студии Александр Проханов. Начать я предлагаю с Евразийского экономического союза. Россия, Белоруссия и Казахстан образовали этот ЕАЭС. Какие перспективы вы видите, Александра Андреевич? Почему это сделано именно сейчас?

А. ПРОХАНОВ: Это пример того, как сбываются утопии. Когда впервые в 1991 году сразу же после распада Советского Союза в моей газете «День» были опубликованы работы Александра Дугина, посвящённые евразистам, истории евразистов. Его предположение, что евразийская концепция ляжет в основу нового образования, которое займёт место распавшемуся Советскому Союзу, всем казалось утопией, игрой ума. И вот мучительно, медленно, через все эти десятилетия, эта утопия превращалась и продолжает превращаться в реальность. Эту утопию после Дугина несколько иначе сформулировал Назарбаев. Потом эта утопия ворвалась в интеллектуальную сферу России, и дискутировалась как некая альтернатива распавшемуся социуму, потому что Россия, которая вывалилась из Советского Союза, она не имела идеологии, она была идеологически беззащитна. А евразийство предлагало эту идеологию, предлагало мотивацию, по которой опять эти разрозненные, распущенные пространства начинают втягиваться. И вот, действительно, когда сегодня заключён этот Евразийский союз, моя душа ликует. Это говорит о том, что разбросанные камни собираются. Растерзанные, отброшенные пространства начинают тянуться друг к другу и сращиваются. Они сращиваются не дратвой, не грубым рубцом, они сращиваются уточнённой политической технологией. Конечно, я как русский империалист, как сторонник имперского сознания, могу трактовать этот Евразийский союз как прообраз империи. Не хочу это делать, потому что слово империя многих пугает. Она страшно пугает Александра Григорьевича Лукашенко, перед которым снимаю шляпу, Назарбаева, да, может, они и Владимира Владимировича Путина тоже пугает. Слишком уж яркое, радикальное слово. Но вот эти пространства стягиваются. Посмотрите, все политики, которые сегодня подписали договор, просто педалируют тему экономического союза, не политический, а экономический союз. И только один Путин сказал, что в дальнейшем предстоит политическое углубление вот этого образования. Я убеждён, что над экономической реальностью, в которой уже проступает и военная реальность, потому что ОДКБ существует, и часть политической реальности. А что такое Таможенный союз, как не экономо-политическое образование? Над всем этим витает идея Союзного государства. Тем более, что между Белоруссией и Россией заключён договор о Союзном государстве. Эта почка, этот зародыш, который многие уже похоронили, считают его несостоявшимся, эта почка дремлет, она перенесла зимы, она живая. И в дальнейшем, в продолжение этой интеграции экономической, оно будет сопровождаться политической интеграцией. И мы на этом месте, как я представляю, получим новую полифоническую, многоцентрическую, если угодно, сетевую империю.

С. КОРОЛЁВ: Россия, Белоруссия, Казахстан?

А. ПРОХАНОВ: Далее – везде. Кто-то даже пошутил, что помимо Киргизии и Армении туда может входить чуть ли не Япония. Вроде шутка шуткой, но страны Африки, Турция выражают заинтересованность в этом союзе. Это такой магнит, это такое значительное геостратегическое сооружение, что в него хотят многие, которые чувствуют своё одиночество, свою неуверенность в отсутствии этих сооружений. Конечно, внутри этого союза, а потом внутри этого квази-имперского государства, должна присутствовать идеология. И необходимо эту идеологию ещё раз сформулировать. На чём основана идентичность евразийского народа, в чём евразийская культура и евразийский социум отличается от либерального западного социума? Действительно, так называемые консервативные ценности больше присущи этому азиатскому миру. Это примат государства, примет общества над отдельно взятой личностью. Индивидуальность всегда жертвовала собой ради преуспевания государства и социума. Путин в своё время бросил упрёк западному обществу, как обществу, исповедующему чуть ли не зло, чуть ли не садомизм, сославшись на традиционные культуры всего мира: исламского, иудаистского, христианского. Эта идеология, в недрах которой лежит идея божественной справедливости, эта идеология будет сформулирована и войдёт в недра этого огромного восхитительного образования.

С. КОРОЛЁВ: Иными словами, большое будущее видит Александр Проханов в Евразийском экономическом союзе. Я правильно понимаю, что из экономического, отчасти уже и сейчас политического военного союза, он рано или поздно превратится в Союзное государство?

А. ПРОХАНОВ: Тенденция такова. Одиноко экономика не может существовать. В марксистском определении, экономика – это базис, а над ней надстройка.

С. КОРОЛЁВ: Очень активно голосование. 86,3% с вами согласны, Александр Андреевич. Так же представляют будущее Евразийского экономического союза, станем одним союзным государством. Более настороженно к этому относятся 13,7% аудитории.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я Александр. Хочется верить, что из этого выйдет что-то хорошее, но у меня большие сомнения, связанные с тем, что возьмём, к примеру, Советский Союз, когда мы заинтегрировали союзные республики и уполномочили их в Белоруссии трактора производить, на Украине – пшеницу и т.д. Здесь если мы таким образом тоже уполномочим единицы Таможенного союза, или Евразийского союза что-то делать, то мы подвергаем Россию риску в случае каких-то несогласий, шантажу. А если мы будем как в Евросоюзе, Германия, перетягивать одеяло на себя, то этот союз развалится. Мне кажется, что наши руководители не смогут выдержать этот дисбаланс и новый союз треснет ещё быстрее, чем Европейский союз.

А. ПРОХАНОВ: Эти опасности существуют, я с вами согласен. Но смотрите, Россия развивает ядерную энергетику. Кириенко сказал, что каждый год мы будем запускать три новых блока. Примерно так оно и происходит. Нужно топливо, нужен уран. В России нет урана, есть старые запасы. Уран в Казахстане. Мы вынуждены, или, наоборот, нас обстоятельства принуждают заключать с ними торговые отношения. Мы покупаем у них уран. А они этот уран могут продавать куда угодно. А вот теперь они этот уран будут продавать только в дружественную Россию. Это ключевой момент для развития энергетики, это колоссальная кооперация. Никто не принуждает. Или вот этот трагический «оранжевый» сценарий, который огнём опалил всю северную Африку и Афганистан, он рвётся в Среднюю Азию. Среднеазиатские лидеры, режимы, они внутренне страшно напряжены. Они ждут, что это безумие придёт к ним. А кто будет гарантией того, что вот эти сумасшедшие, окровавленные, привыкшие убивать и умирать террористы, боевики, не придут в Казахстан, или опять в Фергану, где были восстания в Андижане. Только военная организация этих стран позволит избежать этих катастроф, или погасить их, если этот пожар возникнет. Русские войска, киргизские войска, Киргизия хлебнула этой чудовищной оранжевой войны. Поэтому есть целесообразность, которая заставляет эти государства соединиться. Трудностей очень много. Поэтому я говорю, что организация этих пространств должна быть не унитарной. Это не организация пространств из одного центра, это многополярная, многостоличная империя.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Василий, Москва. Я считаю, что этот союз – это канва под будущее союзное государство, наверное, таким, как он было при Советском Союзе, наверное, без всеобъемлющей идеологии. В СССР была одна идеология: все строили коммунизм, социализм с человеческим лицом, не важно, как это называть. Наверное, в новом союзном государстве всё будет основано на каком-то патриотизме, любви к Родине.

С. КОРОЛЁВ: Александр Андреевич, какая идеология будет у этого союзного государства?

А. ПРОХАНОВ: Казалось бы, главным мотивом является геополитика, геостратегия и экономика – это очень важно. Нащупали эти экономические интересы, нащупали эту геополитическую архитектуру, этих огромных пространств. Но, конечно, внутри этого союза, который будет стремиться к союзному государству, должна быть идеология. Я уже намекнул, что эта идеология такого упования на глубинные человеческие ценности на фоне разрушения этих ценностей в мире. Идут страшные процессы, связанные с разрушением человеческих констант, представления о браке, о мужчине и женщине, о Боге, о культуре, о запретах, о добре, о зле. И вот евразийский мир, в который входит Россия, он бросил либеральному Западу упрёк в разрушении ценностей. В том, что человечество западного мира отрывается от своих основ, констант, от неба. Идеология связана с божественной справедливостью, с божественными представлениями человека о природе вещей, о себе самом, о пространствах, позволит регулировать отношения этих государств, этих народов не только на основе экономических, материальных факторов, но и на основе высокой морали. Вот это будет идеология.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Есть ОДКБ, что из этого может получиться? Как в военном плане можно будет противопоставлять себя НАТО?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что сейчас речь не идёт о противостоянии этого союза американскому блоку, НАТО-блоку. Хотя такая потенциальная угроза существует. И на этих огромных пространствах, которые сложились в союз, конечно, существуют очаги, уязвимые точки, куда американцы могут ударить. Не ракетами, нет. Они ударят своим организационным оружием, своими «оранжевыми» революциями. Они могут всколыхнуть народы, могут заставить бунтовать эти народы, потому что в каждой стране есть свои зоны напряжения. И туда, в эти центры бунта могут прийти боевики. Их могут перебросить из Сирии, из Ливии, из Ирака. И там могут начаться эти военные, странные, тяжёлые процессы. И тогда государственная система коллективной безопасности пришлёт туда коллективные войска.

С. КОРОЛЁВ: Мы сейчас обратимся к ситуации на Украине. На юго-востоке всё больше обстрелов, всё больше звучит взрывов, всё больше жертв, к сожалению. Ситуация развивается по такому кровавому сценарию. Кстати, Янукович сегодня снова высказался в Ростове-на-Дону. Сказал, что это очень плохой знак – «начать путь президента с такого кровавого смертоносного фейерверка». Это, очевидно, было обращение к Порошенко. Мы дозвонились до пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова. Он сказал, что гуманитарная помощь будет оказана Донецкой народной республике обязательно. «По поводу военной помощи ничего сказать не могу, об это надо спросить самих военных, а гуманитарную помощь, безусловно, окажем», — пояснил «Русской службе новостей» Дмитрий Песков. Александр Андреевич, ваш сценарий? Каждый раз я спрашиваю вас об этом. Ситуация пока развивается по пути эскалации конфликта. Что будет дальше?

А. ПРОХАНОВ: Эта ситуация неизбежная. Она должна достичь ещё более высоких ступеней. Избрали Порошенко. Порошенко – это человек, чей шоколад замешан на крови. Порошенко – человек, который вскормил Майдан и Майдан полил кровью Киев. Майдан заживо испёк одесситов, превратив Дом профсоюзов в пекло. Майдан посылает Национальную гвардию и людей Яроша в города юго-востока грабить, убивать, насиловать, вырезать им сердца. Что хочет господин Порошенко? Он заявил, что он поведёт Украину на Запад. Он поведёт не на Лазурные пляжи в Ниццу. Он поведёт не в дорогие бутики Парижа. Он поведёт Украину в НАТО. НАТО на границах с Ростовом, Брянском и Липецком – это кошмар для России. Это абсолютная русская беда, если не смерть. Оттуда НАТО будет не просто угрожать своими ракетами, там будут непрерывные инициации. Этот огонь будет перехлёстывать через границы и порождать хаос и смуту не только в ближних республиках, но и в Москве, Петербурге. Единственная страна, единственное крохотное, маленькое государство под названием Новороссия, борется с тем, чтобы там не утвердилось НАТО. Луганск, Донецк, соединившись в свободные республики и образовав Новороссию, сражаются за то, чтобы НАТО не пришло в Москву. Пока Россия не помогает, пока Россия только декларативно осуждает этих убийц. Но НАТО идёт туда через Порошенко, через бомбо-штурмовые удары, которые сегодня были нанесены по Славянску, через установки залпового огня, которые сейчас разрушают в Славянске жилые районы. Это чудовищная вещь. Когда-то, совсем ещё, казалось бы, недавно, во время крымской эпопеи, вся Россия от Смоленска до Владивостока высыпала на улицы, и мы скандировали: «Своих не сдаём!» От Тихого океана, до Калининграда и Смоленска, мы клялись в верности русским, которых если начнут убивать, пошлём туда войска, дивизии, Шаманова с его ВДВ. И вот русских убивают. А мы сейчас своих сдаём или не сдаём? Где наша помощь и поддержка, кроме захлёбывающегося от волнения Чуркина? Мы сдаём своих. Это порождает огромное недовольство. Смотрите чем наполнены блоги. Сейчас дух России тоскует. Я боюсь, не закатится ли солнце Крыма, если дальше так всё будет продолжаться?! Поэтому русские должны не сдавать своих. Мы не сможем пережить, если на наших глазах будут уничтожено, потоплено в крови это маленькое свободолюбивое государство. Тогда наш народ не имеет цены. Мы будем народом изгоем, народом отщепенцем. Поэтому я всегда обращался и жду этого, что среди наших патриотических организаций, среди казачества, среди ветеранов Афганской и Чеченской войны, среди ветеранов погранвойск, среди военно-патриотических клубов найдутся люди, которые потекут туда. Они принесут туда волю и свободу, потому что мы сделаем это. Туда идут грузы, туда прорываются сквозь границы грузовики. Недавно туда прорывалась колонна из семи грузовиков. Два грузовика задержали, пять грузовиков прорвалось. Они привезли туда с собой оружие, они привезли автоматы. Там нужны переносные зенитно-ракетные комплексы, чтобы сбивать этих палачей, загонять их за облака, эти вертолёты огневой поддержки, которые убивают, разрывают «Камазы», наполненные раненными. Там нужны гранатомёты, более того, там нужны противотанковые ракеты «Корнет». Это ракеты, которые попали не так давно в руки «Хезболлы». И «Хезболла», пользуясь этими ракетами, остановила израильское вторжение на юг Ливана. Я был у горы, где оператор этих ракет, стрелок «Хезболлы», поразил 12 танков на одной дороге. Вот что нужно нам. Конечно же, оружие. Они просят ко мне в газету: «Нам нужно оружие»! Хорошо, что, наконец, сегодня Песков, ссылаясь на президента, заявил, что туда пойдёт гуманитарная помощь. Это очень важно. Я считаю, что если Порошенко в свой шоколад заворачивает ножи и копья, которые пронзают жителей юго-востока, то почему бы нам в наш мармелад и в наше молоко не положить зенитно-ракетных комплексов, которые являются своего рода гуманитарными, направленными на спасение человечества помощью.

С. КОРОЛЁВ: Сегодня официально подведены итоги. Порошенко – президент. Он не остановил эту так называемую карательную операцию. Это уже можно назвать геноцидом собственного народа?

А. ПРОХАНОВ: Наверное, да. Я боюсь этих дефиниций. В своё время меня называли фашистом. Это особые вещи. Конечно, это гражданская война. Это, конечно, геноцид. Гражданская война в России разве не была геноцидом, когда мы вырезали друг друга? У меня такая, может, шаловливая мысль, когда мне сказали, что победил Порошенко, и наши политики и Владимир Владимирович Путин, и Лавров сказали, что мы будем уважать выбор украинского народа, и эти их слова стали повторять все, кому не лень из наших политиков, мне пришла в голову такая мысль, что Евгений Онегин начинается фразой: «Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог, он уважать себя заставил, и лучше выдумать не мог». На пушкинском языке в то время, человек, который «уважать себя заставил» — это покойник, он отдал концы. «Моя дядя самых честных правил», то есть, ушёл из жизни. И бедный Онегин стал за ним ходить ещё при жизни. Поэтому, мы уважаем господина Порошенко, но в пушкинском смысле. Он для меня просто покойник. После того, что он сейчас понаделал, и до этого понаделал, и ещё понаделает, он уважать себя заставил.

С. КОРОЛЁВ: «Не считаете ли вы, что отступая за Донбасс, Песков повторяет, что это гуманитарная помощь, следующий шаг Киева, почувствовавшего нашу слабину в отношении ДНР, будет Крым? Ведь для всего мира – это территория Украины», — пишет 79-й. Не обобщайте, не для всего мира.

А. ПРОХАНОВ: Нет, в Крым они не сунутся, кишка тонка, грубо говоря. Опасно другое. Ведь Крым породил в народе огромный всплеск радости и ликования. Русский дух возликовал, он вознёсся. Наконец-то, наша власть, наш народ, мы сумели сделать первый, очень мощный шаг после распада Советского Союза. Кстати, Евразийский союз – это второй шаг, его тоже нужно трактовать как победу над этой энтропией, как победу над Ельциным, как победу над Горбачёвым, который до сих пор сидит как страшный гриб, отравляющий нашу жизнь. И поэтому Крым – это русское чудо. Если мы дадим Новороссии погибнуть у нас на глазах, как тонущему ребёнку, мы не будем считать себя вправе радоваться Крыму. Крыму грозит смерть Новороссии, а не вторжение.

С. КОРОЛЁВ: «Александр Андреевич, – пишет 21-й, – почему в Новороссию не идёт поток русских добровольцев? К Кремлю не выходят сотни тысяч русских? Русские спят? Это закат этноса?»

А. ПРОХАНОВ: Я помню, когда началась война в Приднестровье, через мою газету «День» проходили потоки добровольцев. Мы их направляли, у нас там были люди, в редакцию приносили медикаменты, до потолка, то госпиталь, то вербовочный пункт, то молитва, то пьянки мы там устраивали, когда наши друзья возвращались живыми. Примерно то же самое и теперь есть. Идут потоки добровольцев. Понимаете, в Испанию шли добровольцы. Но в Испанию шли под напором государства. Теперь государство должно сказать: «Вперёд, ребята!»

С. КОРОЛЁВ: 49-й пишет: «У нас сильная пятая колонна на всех уровнях. Они давно призывают сместить Путина. А если это случится, не только Донецк задушат, но и Крым отберут. Вы же в эфире другой радиостанции называли Венедиктова гениальным, влиятельным!»

А. ПРОХАНОВ: Если речь идёт о «Эхо Москвы», на которой Венедиктов является главным редактором, где я примерно 5 лет работал, я повторяю, что Венедиктов гениальный человек. Он создал из радиостанции политическую партию. Это могучий инструмент влияния. И он консолидирует вокруг себя всех тех, кого Путин назвал «национал-предателями». И это громадная, мощная сила. Она сильна не просто своим количеством. Конечно, патриотически настроенных граждан России большинство, но это очень пассионарное, очень профессиональное. Это сила, которая набрасывается на любые деяния российского государства, если эти деяния позитивны и положительны. Чем сильнее наше государство, чем больше у этого государства энергии, солнца, света, тем сильнее отпор. Я вспоминаю товарища Сталина, который утверждал, что по мере продвижения социализма, внутренняя классовая борьба увеличивается, усиливается. По мере роста государства российского, числа врагов здесь растёт и они интенсифицируют свои атаки

С. КОРОЛЁВ: «Нужно оказывать военную помощь Донецкой и Луганской республикам, а не гуманитарную. Вставая против фашизма, они надеялись на Россию. Неужели их жертвы будут напрасны?», — пишет Ник.

А. ПРОХАНОВ: Я просто думаю, как МЧС будет оказывать гуманитарную помощь самолётами, потому что все аэродромы забиты, захвачены, разрушены? Я думаю, что такая помощь возможна. Но прежде, чем туда пойдёт гуманитарный ИЛ-76, туда нужно прислать десантные батальоны, чтобы они десантировались на этих аэродромах, чтобы на аэродроме барражировали наши боевые вертолёты «Аллигаторы», чтобы десантники заняли круговую оборону, выгнали оттуда киевских олигархов и бандитов, и тогда разгрузили наши гуманитарные самолёты. Это будет правильно.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Андрей. Александр Андреевич, во-первых, я бы с вами поспорил начёт пассионарности. Там вся пассионарность известного СМИ замешана на определённых зарплатах. Сделать 1/10, и вся пассионарность исчезнет моментом, так же, как на другом бывшем СМИ, у которого тоже пропало финансирование, и теперь мы его не видим. Мне кажется, добровольцев идёт много, оружия там достаточно. Другое дело, что виды вооружений несколько другие. И потом, там не плевками сбивают эти вертушки. Там работают специалисты. По поводу бизнеса Порошенко. Почему у нас конфеты продаются? Почему государство в ответ на санкции, которые ввёл нам Запад, почему не введёт санкции против этого преступника, против его бизнеса?

С. КОРОЛЁВ: Андрей, можно ведь не покупать эти конфеты.

А. ПРОХАНОВ: Как не покупать, можно не смотреть телевизор, не слушать вражеские станции. Это резонный вопрос, но связанный с тем, что пятая колонна не только на радиостанциях. Пятой колонной можно назвать огромное количество этого большого бизнеса, который ориентирован на Запад. Пятой колонной можно назвать часть чиновников, которые работают в непосредственном окружении Путина, потому что идея Крыма ещё до того, как Путин принял это внезапное решение, она висела на волоске. Очень многие из близкого путинского окружения считали, что это нецелесообразно, это опасно, что это не резон. Приехал ВВ, ударил кулаком по столу: «Крым взять!» И он был взят. То же самое и сейчас с юго-востоком, с Новороссийской республикой. Огромное, гигантское сопротивление. Послушайте этих экономистов на «Эхо». Сколько убедительных аргументов в том, что мы не прокормим, что это испортит отношения с Западом, что возможна война.

С. КОРОЛЁВ: Александр Андреевич, эти аргументы не оспариваются. Они просто не ставятся под сомнение. На каждый аргумент той стороны есть контраргумент здравомыслящих людей.

А. ПРОХАНОВ: Эти аргументы, о которых говорят, они идут не от СМИ, они идут, во многом, из официальных источников. Действительно, почему Порошенко питается нашим рынком? Я думаю, потому что, Порошенко, придя сюда, он хоть как-то представляет политический субъект Украины, а у нас газ, у нас транзит, у нас 4 миллиарда долларов, которые нам должны. Значит, с кем-то мы должны это обсуждать. И как-то Сергей Борисович Иванов в интервью, которое он дал, отбиваясь от назойливых журналистов, сказал: «Главное – это 3,5 миллиарда долларов, остальное – пустяки». Это меня покоробило.

С. КОРОЛЁВ: Давайте запустим ещё одно голосование.

А. ПРОХАНОВ: Внешние угрозы коррелируются с пятой колонной. И пятая колонна нужна не только потому, что она здесь будет устраивать хлебные бунты, а потому что это рука, которая протянута из подрывных центров с Запада сюда, в Россию. И так называемая информационная война, так называемое военно-организационное оружие, оно включает в себя воздействие на Россию не только через СМИ, но и через лоббирование интересов Запада. Поэтому пятая колонна – это и есть внешнее воздействие на Россию.

С. КОРОЛЁВ: У нас очень активное голосование. Пакетами по 50, 100 голосов приходит. 92% слушателей говорят, что пятая колонна – основная угроза. 8% аудитории с этим не согласны.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр. Не считаете ли вы, что действия Путина в Крыму – это просто личная обиды и амбиции по отношению к Западу? А Донецк, Луганск – это совсем другое. Обиды, что его Запад не принимает.

А. ПРОХАНОВ: Может быть, слушатель прав. Я думаю, что Евразийский союз, который Путин с таким трудом протолкнул – тоже обида на Обаму, а Олимпийские игры, которые он устроил, может быть, обида на Олбрайт. Вообще, лидерами, и Путиным, и Петром I, и Сталиным, Дмитрием Донским двигали обиды. Может быть, действительно, так оно и есть?

С. КОРОЛЁВ: Возвращаемся к Абхазии. Что там происходит?

А. ПРОХАНОВ: Посмотрите, мы живём в мире, где чуть ли не каждый день взрывается государство. Не склады с боеприпасами, как сейчас в Луганске, а государство. Смотрите, за последнее время сколько было взорвано государств! И на их месте зияющие, дымящиеся ямины. Вся северная Африка, Афганистан, сейчас взорвался Таиланд, сейчас у нас под боком взорвалась маленькая, крохотная Абхазия. Даже не хочу анализировать причину этого взрыва. Мир взбесился, он не стабилен. Огромная гигантская геополитическая архитектура Советского Союза была разрушена. Либералы нам впаривали и продолжают впаривать мысль, что разрушение прошло бескровно, что прошло благодатно. Это благодаря искусству политтехнологов разрушение породило чудовищные тектонические сдвиги. Первый из этих сдвигов, конечно, Приднестровье, а потом трагедия Дома советов, эта схватка в центре Москвы, пожар парламента в центре Москвы. А потом все эти бесконечные чеченские войны, вся северная Африка, Афганистан – это непрерывно длящийся бикфордов шнур, который взрывает то одну, то другую страну. Абхазию, по существу, освободила Россия. Но не только Россия. Они сражались с грузинами в Сухуми. Это была жесточайшая схватка, но не без помощи русских. Им бы наслаждаться своей свободой, строить своё государство, им бы найти внутренний компромисс. Не получается. Вот эти две силы, две структуры, два клана, которые соперничали со времён Арзенда, они существуют. Очередные парламентские или президентские выборы кончаются чуть ли не перестрелкой. Это борьба за должности, борьба за доминирование в экономике и в политике. Это борьба за финансовые потоки, которые идут из России, довольно щедрой рукой. Эти сражающиеся кланы, конечно, мобилизуют ту или иную часть населения. Очень тревожно, очень горько. Но хорошо, что абхазы, как мне кажется, не будут резать друг друга. Слишком маленький народ, слишком много они пережили и перенесли, слишком велика была цена за победу, которую они заплатили. Мне кажется, они побузят, поскандалят, может быть, постреляют в воздух из автоматов, ручных пулемётов, гранатомётов, «Катюш» и на этом успокоятся, разойдутся миром. Туда приехал утончённый политтехнолог Сурков. Он объяснит им как себя вести.

С. КОРОЛЁВ: Такой прогноз развития ситуации в Абхазии даёт Александр Проханов. Вы говорите, всё закончится миром. Кого и с кем, и кто останется у руля?

А. ПРОХАНОВ: Мне трудно сказать. Это такое колдовство, когда микроскопическое государство, и в этом государстве 140 кланов, трудно разобраться. Я не специалист по Абхазии. Я думаю, что нет абхаза, который до конца знает, из чего состоит их царство-государство. Там есть две линии. Мне кажется, компромисс должен быть найден в интересах двух кланов.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Григорий. Не превратится ли Крым в Абхазию, в такое же жалкое состояние, в котором сейчас находится Абхазия? Мне бы этого очень не хотелось.

А. ПРОХАНОВ: Нет, Крым не превратится, потому что Абхазия не находится в составе России. Там нет русской юрисдикции. Кстати, мне кажется, что вина России, или беда России в том, что все эти годы, когда Абхазия стала самостоятельной, России не удалось взрастить там пророссийскую новую молодую элиту. Там абхазские элиты, ориентированные на своё абхазское прошлое, это не новые элиты. В Крыму совсем другое дело. Крым населён, в основном, русскими людьми. Крым находится в юрисдикции русского государства. В Крым идут экономисты, военные, торговцы, финансисты, всё будет нормально. Лишь бы одновременно с Крымом победила и Новороссия.

С. КОРОЛЁВ: Каковы шансы, что Абхазия пойдёт по пути Крыма? Каковы шансы, она6 войдёт в состав России?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что такие шансы велики. Просто у России есть время. Мы можем ещё потерпеть. Куда ей деваться? Абхазия, на самом деле, является частью России де-факто.

С. КОРОЛЁВ: Нам надо это как-то узаконить?

А. ПРОХАНОВ: Мне кажется, нам нужно узаконить.

С. КОРОЛЁВ: Давайте подведём итоги голосования. 77,5% слушателей говорят, что ситуация закончится миром, побузят и разойдутся. У 22,5% более негативный, пессимистичный прогноз. И ещё одно голосование.

А. ПРОХАНОВ: Русскими царями и вождями двигала не корысть. Они складывали вот эту архитектуру безопасности. Русская империя была геополитической империей. Выкини вот этот маленький камень, всё начинает шататься, разваливаться. Почему говорят, что Абхазия должна войти в состав России? Не потому, что я жажду быть на Пицунде или купаться на озере Рица, потому что Абхазия – это ещё один маленький камушек, маленькая инкрустация, которая позволяет восстановить пространственно-этническую гармонию в этом регионе. Я думаю, что, в конце концов, Армения должна обязательно войти в Евразийский союз, а потом войдут и другие. Геополитическая архитектура, которую строили великие деятели государства российского, она рано или поздно будет восстановлена.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Не считаете ли вы, что после того, как будут открыты границы для рабочей силы, мало того, что будут подрывать русский рынок рабочей силы, но ещё будут здесь оставаться, получать гражданство, и дети будут сидеть и плевать на русских.

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что эти границы будут не просто открыты, а отворены. Там будет регулирование этой рабочей силы. Я думаю, что эту тенденцию мы сейчас наблюдаем. Это регулирование будет и внутри России. Конечно, это не будет прописка, но какие-то квоты будут сделаны. И сейчас идёт рабочая сила, сейчас границы дырявые, наркотрафик, контрабанда. В конце концов, время будет работать на гармонию.

С. КОРОЛЁВ: Результаты голосования. 84,6% хотят видеть Абхазию в составе России. Соответственно, 15,4% говорят, что лучше не так.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр Андреевич, не кажется ли вам, что Путин сделал большую ошибку, когда в 2008 году наши танки стояли в 20 километрах от Тбилиси, он отступил. Путин сказал, что повесит Саакашвили, а Саркози сказал, что он этого не сделает. Я не знаю, что там получилось, но Путин отступил и наши войска отошли.

С. КОРОЛЁВ: Тогда Медведев был президентом.

А. ПРОХАНОВ: Эмоционально, и может быть, интеллектуально, я с вами согласен. Но я всё время говорю себе: лидер такого государства как Россия, действует в обстоятельствах не до конца нам известных. Одни слушатель говорит, что это месть, обида. Нет, это сложнейшие риски, сложнейшие просчёты, сложнейшая геополитическая машина. Я даже думаю, что Россия сейчас не помогает юго-востоку, потому что нужно было заключить Евразийский союз. Очень осторожно и мнительно смотрел на это Лукашенко, да и Назарбаев, на наши дела в Украине. Подождите, сейчас мы заключили союз, успокоили наших партнёров, мы сказали, что это касается только этого региона, и я думаю, что после гуманитарной помощи последует реальная военная помощь, не государства, но через добровольческие отряды и объединения. Поэтому, не будет так. Я думаю, что Путин не совершил ошибку, не запустив танки в центр Тбилиси.

РСН 29.05.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...