Страх парализовал Европу

Шамиль Султанов

В Брюсселе и в основных европейских столицах начались бурные, не только конфиденциальные, но и публичные обсуждения политических результатов прошедших выборов в Европарламент. Завтра состоится саммит, на котором лидеры европейских стран также будут высказываться по этому весьма скорбному поводу, который способен сказаться на них гораздо более драматическим образом, чем даже продолжающийся украинский кризис.

В будущих учебниках истории, возможно, итоги этих выборов, состоявшихся 25 мая, назовут началом неожиданного поворота в сторону кардинального переформатирования общеевропейских структур. Или началом конца той единой Европы, которая тщательно выстраивалась под руководством Вашингтона после Второй мировой войны.

Традиционный европейский истеблишмент вдруг лицом к лицу столкнулся с поразительным ростом долгосрочной стратегической неопределенности на континенте. Столкнулся, и почувствовал себя буквально на краю политической пропасти. Это не преувеличение, а почти буквальные пассажи из истерических высказываний некоторых лидеров ключевых европейских стран. К продолжающемуся экономическому, социальному, финансовому кризисам Европы присовокупился резко обострившийся общеевропейский политический кризис и возможный радикальный раскол элит. Ситуация стала напоминать двадцатые годы прошлого века: в воздухе вновь запахло революцией. Общеевропейской.

Что же произошло такого экстраординарного? Цифровые итоги выборов, во-первых, свидетельствуют о начале вулканического извержения массового социального и политического недовольства. Аналитики, специализирующиеся на квантифицированном социологическом моделировании, утверждают, что когда количество недовольных в больших системах начинает превышать 18-20 процентов, начинается не конъюнктурная, а устойчивая, долговременная системная дестабилизация.

Призрак скептицизма шагает по Европе

Но более важно, и это, во-вторых, что поразительные электоральные результаты свидетельствуют о том, что все большее количество европейцев проект под условным названием «Соединенные Штаты Европы» начинают радикально отвергать. И об этом говорит беспрецедентная скорость роста числа таких недовольных.

Ультраправые, националисты и «евроскептики», которые, так или иначе, отвергают идею «единой Европы» получили треть мест в Европарламенте. В целом эти партии националистического толка и противники дальнейшей интеграции ЕС заняли 230 из 751 места в Европарламенте, увеличив свое представительство до 30,6%. Всего пять лет назад, на выборах 2009 года, эта цифра не превышала двадцати процентов.

Одновременно резко ускорился процесс сокращения массовой социальной поддержки тех европейских политических сил, основой идеологии которых является форсированная евроинтеграция. С 2007г. уровень поддержки таких партий в каждой стране Европы упал с 65% до 55%. В то же время популярность партий евроскептиков, колебавшаяся еще пять лет назад на уровне около 5%, за два года, с начала 2012г., выросла до 15%. Как отмечают некоторые влиятельные эксперты, «вполне возможно, что уже за ближайшим углом нас ожидает крушение евроинтеграции как таковой».

Комментируя победу «Национального фронта», премьер-министр Франции Мануэль Вальс – кстати, один из лидеров французских и европейских масонов — сравнил результаты голосования с землетрясением и заявил о необходимости как ответных действий Евросоюза, так и реформ в самой Франции, направленных на преодоление кризиса доверия к политикам.

«Национальный фронт», далее везде

Своего рода символом возможного политического разворота во всей Европе стал «Национальный фронт» под руководством Марин Ле Пен, одержавший беспрецедентную победу во Франции. Впервые за свою 42-летнюю историю «Национальный фронт» занял первое место на общенациональных выборах во Франции. По сравнению с предыдущими выборами количество поданных за французских националистов голосов выросло в четыре раза, а число избранных депутатов – в восемь раз.

В Великобритании оглушительную победу праздновала Партия независимости (UKIP), лидер которой Найджел Фэрадж во время избирательной кампании подвергался беспрецедентной по своей омерзительности травле со стороны «независимых и свободных» британских СМИ. Ровно треть депутатов по британской квоте – 24 из 73 – будут представлять «евроскептиков» из UKIP. «Весь «европейский проект» – ложь. Я не только хочу, чтобы Британия вышла из ЕС, я хочу, чтобы Европа вышла из ЕС», – заявил Фэрадж накануне выборов. Вполне возможно, что успех UKIP повлияет на премьер-министра Дэвида Кэмерона, который сам не очень ровно дышит в отношении ЕС, и он сдержит обещание в 2017г. провести референдум по выходу страны из Евросоюза.

Популистская Датская народная партия, отвергающая евроинтеграцию, опередила по количеству набранных голосов и правящую Социал-демократическую партию, и крупнейшую оппозиционную Либеральную партию.

В ФРГ «евроскептикам» из «Альтернативы для Германии» удалось существенно улучшить свой результат после парламентских выборов прошлой осенью. Тогда эта партия набрала 4,7% голосов и не прошла в бундестаг. Сейчас же она получила 7% голосов и 7 мест в Европарламенте. Партия была основана в феврале 2013года университетскими профессорами, резко недовольных экономической политикой ЕС.

Пятую часть голосов в своей стране получила Партия свободы Австрии. За пять лет с последних выборов в Европарламент она смогла удвоить свои результаты.

В Венгрии националистическая партия «Йоббик» заметно улучшила показатели по числу голосов избирателей – с 16% в 2010г. до 20,7% в 2014г. Она обновила рекорд народной поддержки праворадикальных партий Европы: предыдущий в сентябре 2013г. поставила Австрийская партия свободы, набрав 20,5% голосов на парламентских выборах.

Сверхуспешное выступление правых радикалов, евроскептиков и националистов на майских выборах в Европарламенте может ударить по притоку капитала в ЕС и экономическим перспективам континента. Согласно прогнозу экспертов Конференции ООН по торговле и развитию, сокращение притока прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в регион может оказаться сильнее, чем в 2012г. Тогда приток ПИИ в ЕС сократился более чем вдвое по сравнению с предыдущим годом – с 473 млрд долл. до 207 млрд долл. В 2013г. показатель увеличился до 286 млрд долл.

Правые друзья России

Праворадикальные партии Европы, как это ни странно на первый взгляд, считаются дружественными России. Одним из ярких примеров служит поддержка Москвы французским «Национальным фронтом» в ходе грузино-югоосетинского конфликта летом 2008г. В период украинского кризиса большинство этих партий также поддерживают Россию.

В конце марта вице-президент «Национального фронта» Луи Алио в интервью польской Rzeczpospolita заявил, что первопричиной украинского конфликта стало нежелание властей ЕС «учитывать российские интересы при разработке соглашения об ассоциации с Украиной».

Украинский кризис ускорил сближение Москвы и европейских правых экстремистов. В апреле, через несколько недель после вхождения Крыма в состав России, в Москву приехала лидер Народного Фронта Марин Ле Пен, чтобы выразить страстную поддержку этого шага.

Маттео Сальвини, руководитель итальянской право-популистской «Lega Nord», приехал в Москву и, не скрывая эмоций, приветствовал итоги референдума в Крыму: «Поздравляю со свободным волеизъявлением! Жители Крыма воспротивились диктату Меркель и Обамы!»

Найджел Фэрадж, лидер британской Партии независимости, выступающей против Европейского Союза, заявил, что Путин — «мировой лидер, который вызывает максимальное восхищение».

В мае 2013г. лидер венгерской партии «Йоббик» Габор Вона посетил Москву, где встретился с рядом политиков и выступил с лекцией в МГУ. По итогам поездки он заявил, что Россия является «истинно европейской страной, основанной на традициях, а не на идолопоклонстве деньгам и массовой культуре», в отличие от ныне «больной» Европы. Он также высказался за вступление Венгрии в Евразийский союз как альтернативу Евросоюзу.

В любом случае, после майских выборов в Европарламент, можно прогнозировать резкое обострение политической ситуации в целом ряде стран. И, конечно, проамериканский истеблишмент старой Европы не будет сидеть сложа руки. Для него растущая угроза сейчас не слева, а справа.

В принципе, резкое улучшение экономической ситуации могло бы изменить настроения массового европейского обывателя. Но чудес в нынешнем глобализированном мире не бывает. В условиях, когда почти половина европейцев не может себе позволить летний отпуск, праворадикальные и националистические партии обречены на дальнейший рост популярности, какие бы паллиативные решения не принимали форейторы Соединенных Штатов Европы.

wordyou.ru 28.05.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Шамиль Султанов
Султанов Шамиль Загитович (р. 1952) – российский философ, историк, публицист, общественный и политический деятель. Президент центра стратегических исследований «Россия – исламский мир». Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...