БЛИЦКРИГ В ТУПИКЕ

Владислав Шурыгин

Карательная операция Киева против Новороссии всё больше погружается в хаос и кровь

…Вообще, уровень деградации военного дела на Украине просто ошарашивает любого военного специалиста. Наблюдение за действиями украинских «силовиков» наводят на мысль о том, что военное руководство Украины не имеет никакого понятия даже об азах военного дела. Хаотичные метания боевых групп без всякого плана вдоль границ мятежных областей, бесконечные бесцельные и неприцельные обстрелы городов и посёлков, вызывают лишь недоумение и возмущение своей жестокостью и бессмысленностью.

Интересно разобраться в причинах этой деградации военного дела на Украине.

Казалось бы, и Россия и Украина, разойдясь по национальным квартирам, в 1991 году получили, практически, один и тот же человеческий контингент. Более того, Украина имела определённое качественное преимущество. Если на территории России располагались по преимуществу второразрядные военные округа, традиционно рассматривавшиеся как округа, формирующие пополнения для перворазрядных округов и групп войск, где находилась самое современная техника и вооружение, то на территории Украины располагалось два таких мощнейших округа – Прикарпатский и Одесский, и доля современного вооружения в составе украинских ВС в 1991 году была едва ли не самая высокая в бывшем СССР. После распада СССР на Украине осталась служить больше 60% командного состава ВС СССР по учёту на август 1991 года, плюс к этому ещё несколько десятков тысяч офицеров и генералов перевелись на Украину после 1991 года, как репатрианты. То есть украинская армия к 1992 году была даже избыточно укомплектована высокопрофессиональным и высокомотивированным офицерским корпусом. И к 1992 году ВС Украины можно вполне назвать самыми боеспособными на территории бывшего СССР. И это не громкие слова. В отличие от России, которая была вынуждена принимать свои самые современные в техническом отношении и полностью укомплектованные части и соединения, выводившиеся из состава групп войск, практические в голое поле, не имея для них ни жилых городков, ни казарм, ни ангаров, ни полигонной инфраструктуры, что очень скоро привело их к распаду и деградации, Украина получила от СССР округа, армии и корпуса с полной инфраструктурой в прекрасном боеспособном состоянии.

Думаю, что самую удручающую роль в деградации украинской военной элиты сыграли национальные чистки сначала середины девяностых, когда укрепившиеся у власти «свидомые» реформаторы взялись за создание «национальних збройних сил» и начали активно чистить руководство Вооружённые Силы Украины от «не украинцев». Именно в этот период было уволено большинство русских генералов, оставшихся служить здесь после распада СССР и не имевших украинских корней. Лукаво надеявшиеся на то, что присяга Украине гарантирует им продолжение карьеры в уютной «европейской» Украине были «зачищены», и, оказавшись не у дел, переключились, кто, в силу связей и возможностей, на торговлю вооружением и военным имуществом, кто на мелкую коммерцию, а кто просто сел на пенсию. Но, как бы то ни было, с этой группой украинское политическое руководство потеряло единственную группу военных специалистов, имеющих представление о вопросах оперативного и стратегического искусства. Они были зачищены раньше, чем смогли передать это кому-либо, и национальная военная школа так и не была создана.

Но это, для тогдашних украинских политиков было и не важно. Будапештский меморандум, как им казалось, надёжно гарантировал территориальную целостность Украины, военные угрозы виделись предельно туманно. Поэтому армия представлялась второстепенным и мало нужным элементом государственной машины. И главным критерием оценки армии стали не успехи в боевой подготовке, а верность власти и глубина «украинизации».

На первое место при продвижении старших офицеров по карьерной лестнице вышла демонстративная «украинскость». В условиях почти полного отсутствия боевой подготовки и масштабных учений, в украинской армии стал складываться особый «национальный» тип военачальника — гарные свидомые паны генералы, бодро читающие доклады на украинском, часами рассуждающие о славной военной истории Украины, и не имеющие никакого опыта управлении войск, и уж тем более не имеющие боевого опыта. Едва ли не главным занятием этого генералитета стала "абсорбция" советского военного наследства на ликвидное и неликвидное. Под первым понималось то, что можно было прибыльно продать на внешнем рынке, и очень скоро Украина стала одним из лидеров в "серой" торговле вооружением, продавая его направо и налево всем, кто только мог платить. Для увеличения объёма продажного вооружения были проведены масштабные сокращения ВСУ — более чем в три раза! И за следующие ( после 1991 года) пятнадцать лет Украиной было продано оружия, по разным данным, на сумму от двадцати до двадцати восьми миллиардов долларов. Правда, лишь менее половины из этих денег попало в бюджет Украины, остальные "прилипли" к рукам всякого рода посредников. Результатом такого торгового разгула стала страшная техническая деградация украинской армии, которая всё это время служила лишь донором этой торговли, не получая взамен никакой новой техники и вооружения вообще.

Повторная кадровая чистка прошла в ВСУ при президенте Ющенко, когда из армии были вычищены все заподозренные в нелояльности «памеранчевой революции» или просто "вялые" в "свидомой" активности военачальники. В карабканье по карьерной лестнице к обязательной «свидомости» добавилась не менее обязательное обучение за границей. С этого времени обязательным элементом обучения высшего военного украинского командования стали «курсы» в США или европейских структурах НАТО. Но проблема этого обучения состояла в том, что оно никак не было адаптировано под украинскую военную реальность – стремительно деградирующую и распадающуюся армию. В лучшем случае оно позволяло ознакомиться с военными структурами НАТО и азами управления войск, выстроенных по стандартам НАТО. Увы, для украинской реальности это было применимо не больше, чем космическая техника для аборигенов Австралии.

В итоге, сегодня мы наблюдаем полный коллапс военного управления так называемой АТО на Востоке Украины. Военная, а точнее карательная, по характеру операция ведётся совершенно хаотично, без какого-либо единого плана, почти без координации, судорожными рывками. Как следствие, резкий рост потерь и эскалация насилия. Иногда создаётся впечатление, что украинское военное руководство планирует боевые действия в зависимости от того, что нового будет найдено при ревизии очередного военного арсенала или склада. Бомбёжки городов, сменяют артобстрелы всё более мощными калибрами, осколочно-фугасные снаряды сменяются зажигательными.

Эта демонстрация деградации и неготовности высшего военного руководства является главной причиной того, что военная машина Украины уже третий месяц топчется на границе Донецкой и Луганской областей, не в силах решить ни одну из заявленных в начале операции задач.

И всё же этот отрицательный опыт приносит и определённые плоды.

Медленно, но верно «намывается» командование среднего звена – отдельных батальонов и бригад ВСУ и нацгвардии, которые по мере получения опыта, начинают действовать все более уверенно. Можно предположить, что и на уровне штаба АТО начинает постепенно складываться группа боевого управления, способная спланировать эффективную операцию. Кроме того, штабы всех уровней сейчас ускоренно комплектуются американскими военными советниками, которые должны наладить взаимодействие между разрозненными структурами и помочь в планировании операций. Но, даже в этом случае, говорить о появлении на Украине своей национальной военной школы преждевременно. АТО это не более чем карательная экспедиция против численно и технически уступающего противника и абсолютизировать этот боевой опыт просто обманывать самого себя.

Очевидно, что в ближайшее время руководство АТО попытается провести масштабную операцию по изоляции района боевых действий. Пользуясь относительным затишьем, Киев усиленно накачивает группировку пополнениями и техникой. Можно ожидать, что предстоящая операция будет самой масштабной по размаху и Киев попытается вложить в неё всю имеющуюся в его распоряжении мощь. Целью такой операции с высокой степенью вероятности станет удар вдоль границы с Россией с целью закрыть существующую брешь, так же вероятна попытка разрезать Новороссию пополам, изолировав Луганск от Донецка. На сегодняшний день вдоль границ Луганской и Донецкой областей сосредоточена группировка, из, более чем, сорока тысяч украинских силовиков из ВСУ, МВД, нацгвардии и различных «спецназов». В её составе до шестидесяти танков, больше трёхсот артиллерийских систем всех калибров и миномётов.

Группировку поддерживает смешенная авиационная группа, насчитывающая до двадцати самолётов Су-27, Су-25, Су-24 и до 20 вертолётов Ми-8 и Ми-24.

И хотя большая часть этих частей и соединений уже сильно потрёпано в боях, понесло потери и имеет проблемы с укомплектованием, недооценивать их наступательные возможности было бы непростительной ошибкой.

…Самым уязвимым элементом обороны Новороссии остаются растянутые коммуникации, которые крайне трудно оборонять, и «оторванность» Донецка от района где сейчас ведутся активные боевые действия. Оборону Донбасса сегодня правильнее представить как россыпь обороняющихся крепостей и фортов. Их защитники могут почти неограниченно долго удерживать их, но только если им будет обеспечен подвоз боеприпасов, материальных средств и пополнения. Если же не прикрыть коммуникации, то противник способен разрезать республику на части, отрезать от границы с Россией и начать «зачищать» изолированные районы вплоть до полной их деструкции. Поэтому сегодня Новороссия крайне нуждается в ударном вооружении способном эффективно противостоять наступающим украинским частям. И, в первую очередь, в танках и артиллерии…

Необходимо констатировать, что в Кремле, похоже, недооценивают значение военной компании на Востоке Украины, рассматривая её лишь как досадное дополнение к «крымскому броску», которое в силу необходимо поддерживать, но если усилий окажется недостаточно, то эту компанию можно без особых для себя последствий завершить. И это серьёзная ошибка кремлёвских аналитиков.

В реальности ситуация качественно иная.

По мере затягивания и ожесточения войны в Донбассе, для Киева всё большее политическое значение приобретает военная победа на Востоке. Сегодня уже очевидно, что компания против Новоросии, это не просто карательная экспедиция против "сепаратистов", а краеугольный момент новейшей украинской истории. Это не только ПЕРВАЯ война, которую ведёт Украина в своей новейшей истории, и потому это «война престижа» украинской государственности, в которой нужно победить любой ценой, но это так же ещё и национальный реванш за утрату Крыма, и демонстрация своей готовности продолжить борьбу за его возвращение. Очевидно, что если всё-таки Киев сможет нанести поражение ополченцам и взять под контроль основные центры сопротивления – Донецк и Луганск, то это будет тут же истолковано, как крупнейшая геополитическая победа Киева над Москвой. Киевские власти постараются выжать максимум из этой победы, консолидируя вокруг неё население, и трактуя её как важнейшее политический и нациообразующий момент новой украинской истории.

Более того, именно в рамках этой «победы над Москвой» будет в дальнейшем развиваться последующий диалог с Россией, который станет вестись с позиции «победителя», обращающегося с «побеждённым». Можно не сомневаться, что такая победа будет очень плотно увязана с поддержкой НАТО и США, как самых верных союзников Украины и преподноситься как пример атлантической солидарности против врага на Востоке – России. Такая победа, безусловно, окончательно закрепит ассимиляцию Украины в НАТО и её статус вместе с Польшей, как передового плацдарма против неуправляемой и агрессивной Москвы.

Именно поэтому новый президент Порошенко, несмотря на все обещания остановить войну, вероломно продолжает наращивать масштаб боевых действий. Фактически, циничная задача Порошенко, которую он вот уже в течении недели благополучно решает, состоит в том, чтобы как можно дольше удерживать Владимира Путина в состоянии неопределённости по вопросу Донбасса, вплоть до момента, когда принимать решения о помощи станет уже поздно.

В этом давлении на Путина Порошенко активно помогают США, которые непрерывно муссируют тему новой «третьей» волны санкций, которые будут применены против России, если Киев в ближайшее время не возьмёт под контроль ситуацию на Востоке. Который будут уже куда более масштабными и болезненными для Кремля…

Опять же, именно ради этой победы украинское руководство готово пойти сегодня даже на «газовое банкротство», не подписать соглашение с «Газпромом», так как деньги, которые Украина должна за газ, полученные как кредиты от ЕЭС, были срочно переброшены на проведение наступательной военной операции против Новороссии. Можно констатировать, что Киев явно пошёл ва-банк. Либо, решив проблему Новороссии, добившись победы, Киев будет диктовать России условия уже в качестве победителя, либо, ему придётся возвращаться к переговорам уже на условиях, которые были обсуждены ранее и под прикрытием посредников из ЕЭС выторговывать себе задержки и выигрывать время до нового спасительного кредита.

Кремлю пора выбирать…