30 ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ИЗМЕНИЛИ МИР

А.И. Фурсов

1

За тридцать дней, которые отделяют середину февраля от середины марта, условно 15 февраля от 17 марта, Россия и мир изменились. Закончилась эпоха, начавшаяся в 1989–1991 гг. сдачей Горбачевым на Мальте соцлагеря и разрушением Советского Союза. В течение двух с гаком десятилетий коллективный Запад, построившись клином-свиньей, двигался на восток, выполняя с помощью советской, а затем российской «пятой колонны» то, что не удалось Гитлеру в его Drang nach Osten. От русского мира отламывали куски, и эти территории тут же ставили под контроль финансово-экономические и информационные оккупанты с Запада, быстро находившие местных коллаборационистов, главным образом из так называемой «политической элиты». Наиболее важным и значимым куском, который в результате горбачевщины удалось отломить от исторической России, была Украина. Ее уже с конца перестроечных времен активно готовили в качестве главного антирусского плацдарма, стремясь использовать в качестве средства, блокирующего возрождение России как великой державы. Эта подготовка стала логическим развитием в новых условиях давнего курса, старт которому дали Ватикан, а также Австро-Венгрия и Германия.

У нас часто цитируют слова Зб. Бжезинского о том, что без присоединения Украины России не суждено вернуть статус великой державы. «Лонг Збиг» ошибается: Россия и без Украины может вернуть этот статус, только это будет несколько труднее и займет больше времени. Но главное в этом, что Бжезинский не оригинален, он повторяет слова немецкого генерала Пауля Рорбаха, который в начале ХХ в. предрек: чтобы исключить опасность со стороны России для Европы и прежде всего для Германии, необходимо полностью оторвать Украинскую Россию от России Московской. Обратим внимание на то, что для немецкого генерала и Украина, и Московия – это всё Россия и он говорит о необходимости вызвать внутрироссийский, внутрирусский раскол. В этом плане он развивает идеи немецких политиков последней трети XIX в., в частности Бисмарка, которые не только настаивали на необходимости такого раскола, но и предлагали конкретные средства решения этой задачи.

В частности, они подчеркивали необходимость противопоставить Украину России, стравить их народы, для чего необходимо вырастить среди самих же русских украинцев людей с сознанием, измененным до такой степени, что они станут ненавидеть все русское. Таким образом, речь шла о психоисторической спецоперации, информационно-психологической диверсии, цель которой – создание славян-русофобов как психокультурного типа и политической силы. Эдаких орков на службе западных саруманов. Они-то и должны были оторвать Украину от России и противопоставить ее последней как «антирусскую Русь», как «свободную и демократическую» альтернативу «империи и тоталитаризму». Оформлено все это было, в частности, галицийским проектом, над которым активно работали сначала разведки Австро-Венгрии и кайзеровской Германии, затем Третьего рейха, а во второй половине ХХ в. и до наших дней – ЦРУ и БНД. Очень вероятно и участие спецслужб Четвертого рейха («нацистского интернационала»). Ну и, разумеется, в деле постоянно был Ватикан с его антиправославным «греко-католическим» униатским проектом. И когда наступил «день Д» и «час Ч», галицийский проект и бандеровское подполье выстрелили – в прямом и переносном смысле слова. Причин того, что выстрелили именно зимой 2013–2014 гг., несколько.

Во-первых, Украина – нежизнеспособное, искусственное образование. Настолько искусственное и нежизнеспособное, что, будучи единственным, кроме России и Белоруссии, постсоветским государством, способным по экономическому и демографическому потенциалу к развитию, полностью это развитие провалило, и это неудивительно. Украинская ССР была таким искусственным образованием, которое могло существовать только в рамках СССР, причем далеко не на первых ролях (символ – павильон УССР в центре ВДНХ). Вне СССР Украина неспособна к развитию. Единственное, что держало ее на плаву, – проедание наследия советской Украины; «нэзалэжная» с ее вороватой верхушкой и их западными подельниками была обычным паразитом на теле УССР, питавшимся соками и плотью этого остывающего тела. К концу 2013 г. питаться стало нечем – почти все было проедено. Каков же был потенциал УССР, если олигархическому ворью хватило его аж на 20 лет! Но судьба ничего не дает навечно; сало, горилка и киевский торт не заменяют реального развития, без которого Украина оказалась на краю пропасти, и спасти ее могла только Россия – но это как раз то, что категорически не устраивает США и их западноевропейских «шестерок», «лицом» которых является демонстрирующая явные признаки дегенеративизма Кэтрин Эштон.

Во-вторых, после первого Майдана западные кукловоды полагали, что «оранжевые» смогут обеспечить отрыв Украины от России. Однако они не справились, и к власти пришел Янукович. Он тоже играл почти во все игры Запада, его пророссийская ориентация весьма и весьма условна, однако он не был антироссийским президентом. Тем не менее в конце 2013 г. казалось, что евросоюзовский хомут уже надет на шею Януковича и Украины, но История еще раз явила Западу свое коварство – Янукович сыграл по отношению к западным «партнерам» в игру «шаг вперед, два шага назад». Потенциальный уход Украины под российский зонтик был непереносим для коллективного Запада: 1) получалось, прахом идут четвертьвековые труды, зря, что ли, вкладывались средства в антироссийские структуры – не только в унаследованное от нацистов бандеровское подполье и боевиков, но и в различные НКО и НПО, эти структуры сетевой войны против России и всего русского на Украине? 2) выходило, что Россия существенно укрепляла свои позиции на постсоветском пространстве; декабрьские (2013 г.) события стали третьим после казуса Сноудена и Сирии звонком для Запада, что РФ набирает силу во внешней политике, что ее действия без оглядки на Запад становятся правилом. Выходило: еще чуть-чуть, и точка невозврата будет пройдена, а РФ уйдет в отрыв. В декабре 2013 г., а, возможно, даже месяцем раньше североатлантическая верхушка списала и Януковича, и относительно мирный, «оранжевый» путь откола Украины от России и взяла курс на вооруженный государственный переворот силами бандеровцев, украинских неонацистов-русофобов, продукт той самой психоисторической операции. Той самой операции, которую начали готовить Ватикан (и его верные слуги униаты) и Австро-Венгрия; затем эстафету подхватили нацисты, создавшие дивизию СС «Галичина», а с конца 1980-х годов в работу активно включились наследники Третьего рейха по созданию нового мирового порядка – американцы.

Результат многолетней «эстафеты» – февральский неонацистско-бандеровский переворот в Киеве, проведенный под инструктажем американских спецов (и в этом смысле – американо-бандеровский), и начало оформления антирусского бандеровского государства.

Разумеется, у февральских событий в Киеве есть очевидные внутренние причины – крайнее недовольство, порой социальная ярость людей, особенно киевлян, которых мафиозно-олигархический клан Януковича «достал» своей алчностью, оборзелостью (в частности, изъятию половины бизнеса в пользу клана подвергался не только средний, но и мелкий бизнес), тупым жлобством. Однако недовольство существует в большей части стран мира, а вот перевороты случаются далеко не везде. Запад, прежде всего США и их украинские «шестерки» использовали недовольство, оседлали его и направили против Януковича и России, но, естественно, в интересах не народа, а Запада и верных ему олигархов. На место разворачивавшихся в сторону РФ олигархов Запад сажает своих олигархов, задача которых – обеспечить Западу условия для ограбления Украины ну и, естественно, набить собственные карманы, угрозу которым представляла и представляет пророссийская ориентация. Показательно, что вопреки антиолигархической риторике так называемой оппозиции, Майдана, сразу же после захвата власти новые «хозяева по доверенности» Киева начали назначать олигархов руководителями областей (Харьков, Донецк). А разве Тимошенко – не олигарх? «Семья» Тимошенко вместо «семьи» Януковича – что изменилось?

Фраза Маркса и Энгельса о европейской революции 1848 г. – теперь мы знаем, какую роль в революциях играет глупость и как негодяи умеют ее использовать – как нельзя лучше подходит к украинским событиям февраля 2014 г. Разумеется, с поправкой: это ни в коем случае не революция, а инспирированный США государственный переворот с использованием реального массового недовольства.

Насколько можно заключить из того, как развивались события, алчность правящего клана была использована как вообще, так и в конкретной, событийной ситуации 21 февраля. Начиная с 18.00 половина Майдана была уже освобождена от «майданутых», и разгром путча казался делом решенным. Однако между 18.00 и 20.00 что-то произошло, и «Беркут» остановился по приказу, исходящему от президента. По имеющейся информации, остановка зачистки Майдана была следствием договоренности Януковича с американцами, предъявившими более чем весомый (для объекта предъявления) аргумент – информацию о нахождении, казалось бы, хорошо спрятанного миллиарда долларов. Дальше мы можем предположить, что Янукович поверил американцам и разменял Майдан на актив, полагая, что выиграл. Но американцы явно не сдержали слово – «Рим предателям не платит», и американо-бандеровский переворот начал набирать обороты, увенчавшись успехом 22–23 февраля.

Этот успех можно считать ситуационным проигрышем России. За два десятилетия российская дипломатия так и не смогла создать на Украине реальную пророссийскую силу, способную в принципе заблокировать возможность таких переворотов. Да и кто были наши послы? Черномырдин, который пел песни с украинской верхушкой, такими же номенклатурно-олигархическими собакевичами, как он сам? Зурабов? В любом случае оба эти персонажа работали почти исключительно с «братьями по классу и разуму» – олигархами; ни остальные слои населения, ни искренние друзья России их не интересовали. А вот западные деятели работали и с олигархами, и с другими слоями и группами населения, причем наиболее активными вообще и в своей антирусскости в частности. Эти группы и оказались тем джокером, которым Запад побил козыри якобы пророссийских олигархов и их ставленника с уголовным прошлым.

Западные спецслужбы годами (особенно активно с конца 1980-х годов) работали с бандеровским подпольем, готовя штурмовые отряды – в лице «Правого сектора» и других экстремистских организаций, которые сказали свое слово в февральском перевороте.

Запад в течение двух десятилетий создавал сеть НКО, которые сидели на его грантах: представительства натовских структур были созданы почти во всех крупных высших учебных заведениях Украины. Эти НКО занимались психоисторическим переформатированием украинской интеллигенции на галицийский, т.е. на прозападный, лад. В результате бóльшая или, по крайней мере, наиболее активная часть интеллигенции русскоязычного Киева – сторонники Запада; у киевской интеллигенции – галичанская сердцевина.

Где пророссийская киевская интеллигенция? У Черномырдина не спросишь, он, возможно, такого слова и не слыхивал. Спрашиваем у Зурабова и тех «стратегов», которые его назначали. В этом плане февральский проигрыш украинской партии 19–22 февраля, потребовавший для исправления ситуации жестких действий РФ вообще и по Крыму в частности есть результат наших внутренних проблем, внутреннего неустроения, двадцатилетнего антиестественного кадрового отбора по гешефтно-либерастическому принципу. Разумеется, проигрыш одной партии – еще не проигрыш всего матча; более того, действиями российских властей, откликнувшихся на волеизъявление 97% крымчан, матч на данный момент – 17–18 марта – выигран, но начинается следующий матч, причем на нескольких площадках сразу – на украинской, на сирийской, на мироэкономической. При этом центр, столица украинской площадки контролируется неонацистами-бандеровцами и их американскими кураторами, определявшими, кто будет премьер-министром (Яценюк), а кому придется отойти в сторонку (Кличко, Тягнибок); ну а американский посол вообще два дня «работал» де-факто спикером Рады – все решает Госдеп. Вместе с неонацистами, униатами, сайентологами, неоязычниками и т.п. североатлантические верхушки пытаются заложить фундамент абсолютно антирусского (более русофобского, чем Польша) славянского (к тому же не католического, а православного) государства. По своему демографическому потенциалу бандеровская Украина, например, в союзе с Польшей теоретически может начать противостояние с Россией в военном плане, особенно при поддержке НАТО.

Программа-минимум создания Западом славянского неонацистско-бандеровского рейха – постоянное давление на Россию, провоцирование ее различными способами, включая диверсии, а в случае адекватного ответа – разжигание в мировых СМИ антироссийской истерии, тиражирование образа «свободной демократической Украины», которую якобы давит стремящаяся к восстановлению империи «тоталитарная Россия»; короче говоря, маленькая Украина – жертва большой России (по отработанной в Югославии схеме «бедные албанцы – жертвы злых сербов»).

Программа-максимум – та же, что в 1930-е годы при создании немецкого нацистского рейха: создание силы, которая в случае необходимости для Запада возьмет на себя решающую часть войны с Россией и максимально измотает ее, при этом самоуничтожившись. Иными словами, окончательное решение славянского/русского вопроса силами самих славян/русских с последующим разделом России/Северной Евразии и присвоением ее ресурсов и пространства. Но, как известно, гладко было на бумаге. История – дама коварная, достаточно вспомнить, как и чем кончали те, кто стремился к окончательному решению русского вопроса.

Это, помимо прочего (а «прочее» это имеет место быть: борьба в американской верхушке, ситуация Обамы после жухлого для него 2013 г., американо-германские проблемы, китайские игры в Восточной Европе и др.), ответ США на действия России в 2013 г. Похоже, они, по крайней мере данная администрация и стоящие за ней кланы, которым надо спасать лицо перед своими хозяевами, переходят к активным действиям: через два года выборы, а демократам не хочется покидать Белый дом, и Обаме вменено потрудиться на нового, теперь уже белого президента. Кто это будет – мадам Клинтон, которая еще в декабре 2012 г. бесилась по поводу Таможенного союза и, усматривая в нем ресоветизацию постсоветского пространства, заявляла, что США будут всячески противодействовать этому, Байден или еще кто-то – неважно. Важно, что от этого сегмента американской верхушки ничего хорошего России ожидать не следует, а вот атака возможна. Но как говорил Чапаев в одноименном фильме об атаке противника: «Психическая? ну хрен с ней, давай психическую».

Тех, кто готов увидеть в таких выводах сгущение красок, отсылаю к истории отношений Запада к России. Как заметил Арнольд Тойнби, политика Запада по отношению к России – это агрессия и экспансия, и в тех редких случаях, в которых Россия отвечала тем же, то была, настаивает британский историк и разведчик, оборонительная экспансия. Конечной целью североатлантических элит всегда была ликвидация России с последующим присвоением русских ресурсов и пространства; Гитлер лишь открыто объявил это и попытался осуществить то, что всегда было на уме у атлантистов, – «окончательное решение русского вопроса». В этом с ним солидарны Тэтчер, Блэр, Олбрайт и многие другие «гуманисты» и «демократы» на Западе. Поэтому-то, как заметил один из наиболее видных руководителей советской разведки Л.В. Шебаршин, Западу от России нужно только одно – чтобы ее не было. А для организации небытия нужен таран – как когда-то Гитлер. Сегодня такой таран пытаются сконструировать из бандеровского режима.

Бандеровская Украина, если ей суждено состояться в том виде, в каком задумывали заокеанские кукловоды, будет олигархическим, террористическим и антирусским квазигосударством. Почему антирусским – ясно. Квазигосударством – потому что даже постсоветская Украина не была сколько-нибудь независимым государством, а по сути находилась под внешним управлением прежде всего США, их ТНК и спецслужб. СБУ Украины, из которой изгонялось не просто все пророссийское, а все прошедшее советскую школу, превратилось, по оценке немалого числа экспертов, в филиал ЦРУ и ФБР, в западную агентуру – влияния, а то и просто в агентуру, с одной стороны, и в наследника СБ ОУН – с другой, а сама Украина стала площадкой для тренировок и игр западных спецслужб, которым никто не мешал, даже напротив.

Олигархической Бандероукраина не может не быть по простой причине: олигархия с ее коррупцией, неспособностью и нежеланием организовать что-либо, кроме набивания карманов, – идеальная форма для внешнего управления. Это хорошо понимали как в древнем Риме, который на завоеванных или «союзнических» территориях создавал олигархические формы, так и в современном мире, будь то Третий рейх, Японская империя в Азии или США. Олигархия является идеальной технологией для управления извне, поскольку в силу своей коррумпированности она ослабляет государство, а своего народа боится больше «хозяев мировой игры», с которыми себя ассоциирует. Олигархический капитализм – это грабительский капитализм, плодами которого в неменьшей степени, чем олигархи, пользуются их западные хозяева. Кстати, украинские олигархи вовсе не являются полными собственниками своих активов, ну а об их задолженности западным банкам я и не говорю.

И, наконец, последнее: если марионеточной хунте в Киеве удастся удержаться она, по логике своей природы, должна будет проводить политику террора, если не геноцида по отношению к русскому востоку и юго-востоку Украины. Во-первых, население этих регионов не принимает самозваную власть, это население – 30 млн русскоязычных. Подавить их сопротивление можно только силой. Согласно последним сообщениям, уже создано подразделение «Правый сектор – Восток», эдакая зондер-команда для подавления русского востока и юго-востока; ну а ставленники Коломойского сделают все, чтобы сбить сопротивление населения полицаям с запада и из Киева.

Во-вторых, на востоке и юго-востоке сосредоточено 80% украинской промышленности; это – зона советского по происхождению модерна, тогда как запад Украины – это деревня, зона архаики как экономически, так и мировоззренчески. Руша восток и юго-восток, киевские неонацисты будут разрушать современный промышленный сектор. И здесь их действия совпадут с интересом западных ТНК, которым не нужен промышленный потенциал Украины – ни «Мотор Сич», ни Южмаш, ни многое другое, включая энергетику и атомные станции (отсюда вывод: никаких инвестиций в промышленность Украины, никаких новых рабочих мест не будет). В этом плане новый киевский режим – режим футуроархаический, еще более отбрасывающий Украину в прошлое. Без экономических связей с Россией, без русского языка сектор модерна на Украине обречен, и в этом плане бандеризация Украины, если она достигнет успеха, – это конец Украины, ее руинизация, которую Запад в своей пропаганде будет представлять как успех в строительстве «свободной демократической Украины». А в политической практике укронацисты, одержимые идеей об «украинском сверхчеловеке» (весьма показательна в этом плане «церковь РУН-виры»), и их хозяева сделают все, чтобы направить недовольство разоренного востока и юго-востока против РФ, определив ее в качестве источника всех бед. Другое дело, вряд ли из этого что получится, но то, что такие попытки бандеровским режимом будут предприняты, сомнений не вызывает.

2

Вообще нужно сказать, что спровоцированный и организованный североатлантическими верхушками украинский кризис, особенно его крымская часть, со стеклянной ясностью продемонстрировали, как медийный («медийно-киллерский») сегмент мировой верхушки выдает черное за белое, демонстрируя крайнее лицемерие и двойные стандарты. Западные СМИ (а точнее СМРАД – средства массовой рекламы, агитации и дезинформации) перемежали ложь с истеричной и злобной русофобией. Не отставали от медийных солдат и офицеров политики, особенно американские и британские. Обама, Керри, Эштон (по поводу которой было сказано, что она подтверждает тезис Ф. Жиру: «Настоящее равенство полов настанет в тот день, когда на важный пост назначат некомпетентную женщину») лгали так же, как когда-то по поводу Ирака лгали Буш-младший, Пауэлл и Блэр, по поводу Ливии и Сирии – Х. Клинтон и Саркози.

РФ только заявила о готовности защитить население Крыма от бандеровского террора, а на Западе уже кричали об агрессии как о состоявшемся акте; тогда как натовская агрессия против Югославии и Ливии объявляется «миротворческой акцией» по защите албанцев и ливийцев. Это не только двойные стандарты, но и подмена смыслов.

США утверждают, что пекутся о суверенитете Украины. Какой суверенитет может быть у государства, которое находится под внешним управлением и в котором хозяйничают западные спецслужбы и ТНК?

США утверждают, что заботятся о народе Украины, но почему-то не рассматривают в качестве народа 20–30 млн человек, чьи права попирает бандеровская хунта. По-видимому, у западной верхушки критерий народности для Украины прост – степень ненависти к России: те, кто ненавидит Россию – народ.

Запад твердит о своей озабоченности легитимностью, но у Януковича рейтинг легитимности был 25% против 5% когда-то поддерживаемого Западом Ющенко. При этом Запад вопил о легитимности Ющенко, а сегодня истерит о нелигитимности Януковича.

На Западе говорят о «революционерах» и «демократах» Майдана, которые создадут «новую демократическую Украину». При этом прекрасно знают, что ударные «революционеры» и «демократы» Майдана – это бандеровцы, неонацисты. Их-то и поддерживают США. Иными словами, если (нео)нацисты выступают против России, заточены против русских, русского мира, то они – «революционеры» и «демократы», т.е. «хорошие», они – «жертвы тоталитаризма». Так, глядишь, скоро и Гитлер будет объявлен на Западе «жертвой сталинского тоталитаризма».

Впрочем, американцам и Ватикану не привыкать поддерживать нацистов, используя их против России. Сразу после окончания Второй мировой войны спецслужбы США – и сами по себе, и в сотрудничестве с Ватиканом – осуществили переброску нескольких тысяч нацистов в США и страны Латинской Америки, чтобы в перспективе использовать их против СССР. Сегодня таким материалом в борьбе с Россией для США являются западенские неонацисты-бандеровцы.

В качестве примера нечистоплотности и одновременно глупости и зашоренности в освещении западными СМРАД украинского кризиса и позиции России и президента В.В. Путина приведу несколько публикаций из взятых наугад известных газет и журналов Великобритании и США. Схема проста: привожу цитату и даю небольшой комментарий.

В редакционной статье журнала «New Statesman» (7–13 марта с.г.) утверждается, что В.В. Путин нарушил суверенитет Украины. Как нарушил? Послал войска в Крым? Этого не было. А как же назвать действия американских дипломатов, организовавших свержение легитимного президента? Прямая ложь и двойной стандарт должны убедить читателя в принципиально агрессивном курсе России, что Украина – это только первый шаг. События в Киеве «New Statesman» характеризует как возрождение нации. Ну, если приход неонацистов к власти – это возрождение нации, то они правы. Откуда только такая любовь к неонацистам у британцев?

Респектабельный «The Economist» (8 марта с.г.) упрекает В.В. Путина в том, что он стал более автократичным. То есть нежелание кланяться Западу трактуется как автократичность. По этой логике самые большие демократы – это те, кто лижет натовский сапог. Риторика статей по ситуации о России и В.В. Путине – тот же лживый пафос, что в свое время в статьях о Каддафи и Асаде (тот же пафос мы увидим в американском «Time» – номер от 17 марта с.г.). Правда, при этом автор одной из статей заключает, что Запад, конечно, может наказать Путина, но если только он (Запад) готов заплатить за это. Из контекста статьи ясно: не готов, потому что profit über alles.

Некто Дж. О’Салливэн в журнале «The Spectator» (8 марта с.г.) пишет, что «Путин сломал консенсус, сложившийся после окончания Холодной войны». По-видимому, О’Салливэн считает, что консенсус заключается в том, что обнаглевшие от безнаказанности США/НАТО могут совершать агрессию, как им вздумается, вторгаясь, в частности, в русский мир, а РФ должна это все терпеть, сдавая русских украинским неонацистам только потому, что те – любимцы США. Именно США, нарушив все обещания, данные сначала Горбачеву, а затем Ельцину, сломали тот самый консенсус, о котором скорбит О’Салливэн. А в феврале 2014 г. они перешли ту красную линию, которая определяется даже не геополитикой, а геокультурой, цивилизационными характеристиками.

В том же номере приведено высказывание Обамы о том, что Россия занимает позицию на неправильной стороне истории («Russia is on the wrong side of history»). По логике Обамы выходит, что правильная сторона – это сторона США; нужно подвергнуть ядерной бомбардировке Хиросиму и Нагасаки, напасть на Вьетнам, Югославию, Ирак, Ливию, убить сотни тысяч, если не миллионы людей, и тогда ты на правильной стороне.

Но самое сильное впечатление производит статья Гарри Каспарова «Отсеките олигархов, и они свалят Путина», напечатанная не где-нибудь, а в «Wall Street Journal» (10 марта с.г.). Об интеллекте автора пусть судит читатель. Несколько примеров. Путин второй раз за последние шесть лет, пишет Каспаров, приказал войскам перейти международно-признанную границу и оккупировать чужую территорию. Под первым разом Каспаров, по-видимому, имеет в виду войну 08.08.08, когда Россия ответила на агрессию со стороны Грузии, объектом которой были граждане РФ. Кстати, приказы такого рода отдает президент как главнокомандующий, а, как известно, Путин тогда был премьер-министром. Но главное все же в том, и на Западе это уже признали, что агрессором была Грузия. Объявляем гроссмейстеру шах.

Путин, пишет далее Каспаров, принадлежит к эксклюзивному клубу вместе с Милошевичем и Саддамом Хусейном – лидерами, которые вторглись в соседние страны. На самом деле Милошевич ни в какие соседние страны вообще не вторгался, а Хусейн действительно вторгся в Кувейт – то была ловушка, в которую его заманили американцы, но свергли они его совсем не за это.

Еще шах.

В Ялте, пишет разбушевавшийся гроссмейстер, Сталин заставил слабого Рузвельта и бессильного Черчилля принять его позицию по польскому вопросу, а политика Путина по Крыму – это то же, что захват Гитлером Австрии и Судетской земли.

Если бы я услышал такое на экзамене от студента, то поставил бы «два балла» и отправил на пересдачу. Ни Черчилль, ни тем более Рузвельт слабыми не были, а что касается Польши, то Черчилль разменял ее на более важную для британцев Грецию. Захват Австрии и Судетской земли Гитлером произошел с полного согласия, можно даже сказать, по инициативе столь любимых Каспаровым западных демократий, прежде всего Великобритании, обеспечивавших Гитлеру золотовалютные резервы (Австрия) и начавших его выведение на границу с СССР (путь начинался через Судеты).

Если Путин победит, вещает Каспаров, то мир, возникший в 1945 г., мир территориальной целостности рухнет. По-видимому, в середине 1980-х годов гроссмейстер, подобно Рип ван Винклю, впал в летаргический сон и проснулся совсем недавно. Ялтинская система, «ялтинский мир», возникший именно в 1945 г., причем в значительной степени благодаря Сталину, был разрушен в 1989 г. на мальтийской встрече Буша-старшего и Горбачева, где Горби сдал всё. Журналисты даже заговорили о том, что на смену «ялтинскому миру» пришел «мальтийский», но термин не прижился. Мира, о котором печалится Каспаров, нет уже четверть века.

Мы ставим гроссмейстеру мат. Если и есть нечто заслуживающее внимания в статье Каспарова, то это его рекомендации, как свалить Путина, но об этом чуть позже.

То, что «Wall Street Journal», а не какой-нибудь желтый листок, где место опусам типа каспаровского, печатает такую статью, свидетельствует о многом. Все это лишний раз говорит о тенденциозности публикаций, о том, что мы имеем дело с информационной войной, цель которой – информационное уничтожение, убийство мишени, объекта. И вот еще что показательно. Каспаров, как и остальная публика, которую В.В. Путин точно назвал национал-предателями, сами ничего не выдумывают, они повторяют то, что говорят чиновники Госдепа, других структур администрации США и ветераны Холодной войны типа Бжезинского. Именно он одним из первых начал сравнивать воссоединение Крыма с Россией с аннексией Гитлером Австрии, а потом уже кликуши из лагеря национал-предателей подхватили и углубили. При этом все они старательно обходят тот факт, что за воссоединение с Россией высказались 97% жителей Крыма.

3

То, что произошло 19–22 февраля 2014 г. на Украине, бесспорно, является скрытой (впрочем, не очень скрываемой) формой агрессии США против русского мира, продолжением реализации плана «Анаконда» по окружению и сдавливанию – вплоть до удушения – России. Почему это происходит именно сейчас, понятно. Во-первых, весьма вовремя подвернулась ситуация на Украине – конфликт между олигархическими кланами, с одной стороны, и массовое недовольство населения олигархическим грабежом Украины вообще и беспределом клана Януковича в частности (до украинцев, по-видимому, не доходит, что их олигархи грабят страну вместе с капиталом Запада – того самого Запада, куда многие из них стремятся). Но главное все же – это «во-вторых», и связано оно с нарастающим ослаблением США, которые все более напоминают дряхлеющую Римскую империю, но только дряхление проигрывается в ускоренном варианте.

За неудачной лобовой попыткой неоконов установить новый мировой порядок сначала в одном отдельно взятом регионе (Ближний Восток), последовала обамовская стратегия управляемого хаоса в том же регионе, разбившаяся о Сирию благодаря прежде всего России, а также Китаю. Разумеется, и Ливия, и Сирия, будучи решением ближневосточных задач, конечной целью имели Россию, то были шаги, направленные на выдавливание России из Средиземноморья, т.е. в конечном счете – на ее ослабление. И если ливийский удар РФ пропустила, то сирийский вернула Америке, причем произошло это после обидной сноуденовской пощечины Обаме. Свидетельствовало это только об одном – о постепенном возвращении России к самой себе, еще не к состоянию великой державы, но в этом н

comments powered by HyperComments