Поддельные деньги

Михаил Делягин

Структура фальшивых денежных знаков, выявляемых в России, претерпевает заметные и значимые изменения.

Разумеется, «выявляемые» — не значит «изготовляемые»: часть фальшивых денег выявляется с существенным запозданием, а часть (в силу высоко качества или специфических каналов обращения), возможно, не выявляется вовсе.

Тем не менее динамика выявляемых подделок отражает, пусть и не совсем точно, развитие фальшивомонетничества в современной России.

Прежде всего, с 2010 по 2013 годы наблюдалось неуклонное снижение общего числа выявляемых фальшивок (в силу понятной сезонности здесь и далее сравниваются данные за II квартал каждого года) – всего в 1,8 раза (с 30,9 до 17,4 тыс. случаев). И, хотя в 2014 году наблюдался умеренный рост (на 17.5%, до 20,5 тыс. случаев), общая тенденция пока остается неизменной: фальшивых денег выявляется в полтора раза меньше, чем 4 года назад.

Учитывая высокую опасность фальшивомонетничества для государства (заставляющую правоохранителей постоянно обращать на эти преступления повышенное внимание) и отсутствие какой бы то ни было общественной симпатии к занимающейся ею, можно предположить, что выявление фальшивых денег в целом коррелирует с их количеством в обороте.

И снижение числа выявляемых фальшивок – хороший, обнадеживающий симптом.

Однако при этом наблюдается неуклонное повышение доли наиболее крупных, пятитысячных купюр в общем объеме выявляемых подделок. Если во II квартале 2010 года их было лишь 2,1% от общего числа фальшивых денежных знаков, то в 2011 году – уже более 10%, в 2012 – более четверти, в 2012 – 43.3%, а в 2014 – почти три четверти.

Доля поддельных тысячных купюр столь же неуклонно сокращалась – с 95,6 до 23.1%.

И дело не только в стремительной инфляции, но и простой логике: техническая сложность подделки пятитысячной купюры старых серий почти такая же, как и тысячной, риск также почти тот же, — а эффективность в пять раз выше. Подделывать тысячные купюры сейчас так же странно, как и десятирублевые, — а ведь каждый год выявляются и поддельные монеты, изготавливаемые, насколько можно судить, исключительно из спортивного интереса (в 2010 году был обнаружен даже поддельный рубль). Причем процесс продолжается и отнюдь не является «эхом» какой-то давней однократной штамповки: так, в 2014 году было изъято две поддельные десятирублевые монеты, поступившие в обращение сравнительно недавно.

При этом быстро повышается качество подделок пятитысячных купюр: если в 2010 году наиболее качественными были подделки тысячных, а пятитысячные лишь «осваивались» фальшивомонетчиками, то затем почти все пятитысячные подделки стали отличаться очень высоким качеством.

В результате увеличения их доли общий ущерб от выявленных фальшивок увеличивается.

Если во II квартале 2010 и 2011 годов общий номинал выявленных фальшивок составил соответственно 33,0 и 33,3 млн.руб., то во II квартале 2012 года – уже 43,6 млн., 2013 года – 46,7 млн., а во II квартале 2014 года произошел качественный скачок – до 80,9 млн.руб.!

Таким образом, при снижении числа выявленных поддельных денежных знаков за 4 года в полтора раза ущерб от них вырос почти в 2,5 раза, а доля высокопрофессионально изготовляемых подделок выросла.

И это не считая подделок денежных знаков иностранных государств, в первую очередь долларов и евро, которые также являются существенной проблемой!

Таким образом, опасность фальшивомонетничества и наносимый им ущерб, насколько можно судить даже по достигнутым успехам (а изъятие подделок – это безусловный успех), как минимум, не снижается.

Свободная пресса 31.07.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...