ОЧЕРДНЫЕ МИФЫ УКРОПРОПАГАНДЫ

Владислав Шурыгин

Миф, который распространяется в бесчисленных вариациях, звучит так: «ополченцы СПЕЦИАЛЬНО ставят свои орудия рядом с жилыми домами, чтобы прикрыться жителями и тем самым вызывают огонь по жилым кварталам». Миф этот очень живуч и не лишён внешней логики. Действительно, кажется, так просто, прикрывшись мирным населением, безнаказанно обстреливать противника.

Но реальность сильно не вяжется с этой легендой.

Во-первых, ни для кого из ополченцев уже давно не секрет, что каратели нисколько не церемонятся с жилыми кварталами. Разрушенные и снесённые с лица земли Славянск, Шахтёрск, Счастье, Луганск как бЭ наглядно демонстрируют, что украм всё равно, что перед ними – детские сады, школы, больницы – всё это «ватники», «сепары» и пощады им нет. Поэтому, как минимум, аргумент «прикрываются мирными жителями» является ложным.

Во-вторых, как опять же свидетельствует статистика обстрелов – девяносто процентов их приходится по местам, где не было, и нет никаких позиций ополченцев. Просто, что называется, куда Бог пошлёт, а точнее — чёрт знает куда! При этом большая часть позиций артиллерии ополчения остаётся без какого-либо воздействия со стороны карателей просто потому, что использует тактику огневых налётов, при которых время стрельбы сводится к минимуму, после чего меняется позиция и засечь работу таких «блуждающих групп» крайне трудно.

Что же могло послужить реальной основой такого мифа, кроме оголтелой пропаганды?

С перемещением линии фронта к Донецку полоса боёв фактически слилась с его северной окраиной, где в городской черте, на аэродроме окопалась и вот уже два месяца ведёт боевые действия группировка украинских войск. И бои почти непрерывно идут в ближайших к нему городских кварталах. Понятно, что в условиях городского боя позиции миномётов и артиллерии располагаются не где-то за городом, а в районах, откуда наиболее удобно вести огонь по противнику. И, если это жилой сектор, то огонь ведётся отсюда. Но это жестокая реальность ЛЮБОЙ войны, а не следствие чьего-то злого умысла и желания СПЕЦИАЛЬНО прикрыться жителями. Чаще всего население оповещают о том, что здесь будет развёрнута артиллерия, и им предлагают либо укрыться в убежищах, либо покинуть район.

А ещё, я процитирую одного известного писателя: «…«Мы не будем щадить деревни». Я слышал эти слова. И слова эти были необходимы. Во время войны деревня это уже не средоточие традиций. В руках врага она превращается в жалкую дыру. Все меняет смысл. К примеру, эти столетние деревья осеняли ваш старый родительский дом. Но они заслоняют поле обстрела двадцатидвухлетнему лейтенанту. И вот он отряжает взвод солдат, чтобы уничтожить это творение времени. Ради десятиминутной операции он стирает с лица земли триста лет упорного труда человека и солнечных лучей, триста лет культа домашнего очага и обручений под сенью парка. Вы говорите ему:

— Мои деревья!

Он вас не слышит. Он воюет. Он прав…»

Это Экзюпери: «Военный лётчик» о трагичной для Франции войне 1940 года.

Ничего не напоминает?

Тогда ещё одна цитата:

«Слева от дороги — немцы, справа — французы. Между ними — медленный водоворот эвакуации. Сотни женщин и детей кое‑как выбираются из горящих машин. Артиллерийский лейтенант, зажатый в этой пробке, пытается привести в боевое положение семидесятимиллиметровую пушку, по которой постреливает противник. Так как противник бьет мимо цели и косит людей на дороге, а лейтенант, упорствуя в выполнении своего непонятного долга, весь в поту, пытается спасти позицию, хотя она не продержится и двадцати минут (их тут всего двенадцать артиллеристов!), то матери подбегают к нему и кричат:

— Убирайтесь вон! Убирайтесь! Вы подлецы!

Лейтенант со своими солдатами уходит. Они повсюду сталкиваются с проблемами, которые ставит перед ними мир. Убивать малышей на дорогах, конечно, недопустимо. А ведь каждому солдату, который стреляет, приходится стрелять в спину ребенку. Каждый продвигающийся или пытающийся продвинуться грузовик рискует погубить множество людей. Потому что, двигаясь против течения, он создает непроходимую пробку.

— Вы с ума сошли! Пропустите нас! Дети умирают!

— Что поделаешь, война…»

И снова очень знакомо.

Просто страдания мирного населения безмерны, и, измученным, истерзанным войной людям, инстинктивно проще обвинить того, кто рядом, до кого можно дотянуться хотя бы словом. И ополченцы становятся чудовищами…

Блог Владислава Шурыгина в ЖЖ