Андрей Кобяков

Экономично то, что нравственно.

Впервые за свою историю человечество оказалось в ситуации, когда финансовые активы в сотни раз превосходят объем реальной экономики. Экономика обрела ненормальные пропорции «перевернутой пирамиды», когда ее надстроечная, обслуживающая, виртуальная часть довлеет над базовой, производственной, реальной. И произошло это не само собой, а в результате сознательного «реформирования» мировых финансов, причем в сторону непременного увеличения выгод «реформаторов», осуществляющих свой контроль над всей этой финансовой системой.

Тот, кто контролирует «мировой печатный денежный станок», может произвольно менять через инфляционные процессы стоимость денег, рулить финансовыми потоками, вызывать банкротства банков, корпораций, отраслей, а иногда и целых национальных экономик. С помощью этих механизмов можно перераспределять собственность. Но что означает выражение «перераспределение собственности» на языке простых бытовых понятий, если снять шелуху «научности»? Это воровство, присвоение чужого.

С другой стороны, контроль над эмиссией мировой валюты, контроль над глобальной «алхимической лабораторией», производящей ничем не обеспеченные «деньги из воздуха», позволяет целым странам жить не по средствам, расплачиваясь за свое сверхпотребление бумажными долговыми расписками, без всякой возможности когда-либо в будущем расплатиться по собственным долгам. А что такое брать в долг, зная, что не сможешь этот долг отдать? На нормальном человеческом языке это также означает: воровство. И эти избранные нации паразитируют на других странах, присваивая результаты чужого труда.

Еще одной стороной гипертрофированного развития финансовой сферы стало всеобщее помешательство на биржевой игре, на валютных спекуляциях, на крайне рискованных и сомнительных денежных операциях в надежде на обогащение, которое никак не связано с собственными созидательными усилиями. В основном это игра с «нулевой суммой», когда выигрыш одних – это просто проигрыш других. Иначе говоря, в самой этой системе вообще никто ничего не созидает. Это «экономика глобального казино». Она сама по себе безнравственна, поскольку никак не отражает справедливое распределение доходов «по труду», по полезным результатам, по вкладу во всеобщее благосостояние, а напротив, прямо этому принципу противоречит. Но есть в этой системе особо порочная страта – те банки и финансовые компании, которые получают свои комиссионные вознаграждения только лишь за то, что допускают желающих к этой азартной игре. Они «содержат заведение». Они напрямую обогащаются на эксплуатации человеческого порока – алчности.

Еще Аристотель предложил различать два понятия: «экономику» и «хрематистику». Первое означает богатство как совокупность полезных вещей, второе – богатство как накопление денег. «Экономике» в аристотелевском понимании близко соответствует русское понятие «хозяйство», то есть обусловленная целесообразностью совокупность различных благ, произведений человеческого труда, необходимых для обеспечения жизни, деятельности, досуга. Экономика не есть вещь в себе, она функциональна в том смысле, что является вторичной по отношению к высшим целям социума, служит материальному обеспечению и достижению этих целей. Это активное освоение данной человеку Богом природы с благими целями, то есть во имя обеспечения расширенного («плодитесь и размножайтесь!») воспроизводства рода человеческого. Хрематистика же есть лишь погоня за прибылью как таковой, независимо от способов ее получения. Это эксплуатация низменных и пагубных страстей и пороков человека – стремления к неправедному обогащению, культа наживы, стремления к показной роскоши и к доминированию над другими, себе подобными.

И восточное христианство, и традиционное западное христианство (католицизм), равно как и ислам, всегда негативно относились к тем моделям хозяйственной жизни, которые во главу угла ставят хрематистику. И в Писании, и в Священном Предании мы встречаем однозначное порицание стяжательства, духа торгашества, несправедливого обогащения, ростовщичества, манипулятивного перераспределения богатства в свою пользу, превращения денег в эффективное орудие доминирования, власти, закабаления и эксплуатации.

Эпоха ссудного процента стала возможной лишь в результате произошедшей в XVI веке европейской Реформации и появления порожденной ею пуританской этики. Легитимация в массовом сознании и резкое повышение общественного статуса ссудно-банковской деятельности уже содержали в себе корни современных пороков. Но именно пуританская этика все еще служила системой сдержек и противовесов, требовала морального оправдания и обоснования общественной полезности этой деятельности.

Однако в последней трети XX – начале XXI веков произошел новый кардинальный сдвиг. Всякая этика была окончательно отброшена за ненадобностью как ненужный «атрибут прошлого», как анахронизм и пережиток. Циничные казуисты изобрели даже соответствующий слоган: «Нравственно то, что экономично». Одновременно деньги и финансовые активы окончательно отвязали от каких-либо твердых ценностей.

Эпоха финансового капитализма ознаменовала радикальный переход мировой экономики в качественно новое состояние: виртуальное подменило собой и подчинило себе реальное.

Приобретая самодостаточную и довлеющую над остальной экономикой сущность, деньги становятся «орудием дьявола». Они меняют баланс в системе целей и ценностей общества и отдельного индивидуума, меняют мотивацию жизни с творческой, креативной, созидающей – на потребительскую, карьерно ориентированную. Они порождают нравственный релятивизм и моральную индифферентность («деньги не пахнут»), ведут к укреплению пороков (насилия, воровства, обмана и мошенничества), закрепляют несправедливость как принцип «мира сего».

Влезая по уши в схемы по «управлению капиталом», в якобы «инвестиционные» и спекулятивные операции, человечество оказывается все больше во власти «слепого случая», «фатума», «игры судьбы», отказываясь от разумной организации жизни в согласии с собственными же, веками подтвердившими свою истинность высокими принципами Правды, Долга, Чести и Справедливости.

Необходимо глобальное скоординированное наступление всех здоровых заинтересованных сил против все более изощренных новых форм финансового пиратства и мошенничества. Причем необходим не чисто декоративный ремонт, а ремонткапитальный.Предполагающийкарди-нальнуюперестройкувсейфинансовойсистемы наобщепонятныхиобщепринятыхпринципахмо-рали,справедливости,рациональногосозидания и общего блага.

И именно Россия могла бы выступить инициатором новых правил игры в мировой экономике.

Журнал "Национальный прогноз" №7 2010 г.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Андрей Кобяков
Кобяков Андрей Борисович (р. 1961) – русский экономист, публицист, общественный деятель. Председатель правления Института динамического консерватизма. Заместитель главного редактора еженедельного общественно-политического журнала «Однако». В 2002-2005 гг. главный редактор аналитического журнала “Русский предприниматель”. Основной автор и соредактор Русской доктрины. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...