О МАРШЕ 21 СЕНТЯБРЯ

Михаил Делягин

Значительная часть российской интеллигенции вновь решительно и сплоченно выступила против России: теперь за украинский нацизм.

«Нацизм» — не ругательство. Это учение, по которому своей нации нужно построить социализм за счет остальных.

Обеспечить «окончательное решение еврейского вопроса» или «поставить москалей на ножи». Запретить изучать русский язык: перековывайтесь в украинцев, или убирайтесь, или будьте рабами.

США и их сателлиты по НАТО, опираясь на зависимых олигархов, оседлали народное возмущение гнилым режимом Януковича и провели нацистский переворот. Исполнителями стали «три поросенка» — министры иностранных дел Великобритании, Германии и Польши.

И братская нам страна стала территорией, охваченной безумием, террором и страхом.

Российские интеллигенты, которые в Одессе были бы сожжены заживо, а в Киеве (не говоря о Львове) боялись бы высунуть нос на улицу, поддерживают нацизм, вычеркнув себя из России.

У них праздник, праздник активности: «появилась тема».

Речь не о любителях камамбера и грантов (тупость многих из них не дает им даже узнать, что ненавистные им санкции не распространяются на ставший их «символом веры» хамон), не об «абажурах»-гозманах: они полезны именно по ту сторону баррикад, ибо своим участием разоблачают любое подлое дело.

Речь не о тех, кто еще недавно старался превратить слово «фашист» в синоним слова «русский», а теперь, скуля, призывает «не бросаться словами».

Речь о честных людях, последовательно и осознанно поддержавших нацизм.

Причина их выбора очевидна — мерзость российской клептократии.

Предательство и разграбление своей Родины, совершаемое поколениями все более отвратительных чинуш и их пособников вот уже более четверти века.

Государственные разврат и воровство, вызывающие отвращение, — и заставляющие верить, что кто угодно в мире лучше и честнее, чем «вот эти».

Эти ощущения передаются по наследству, — а в критических ситуациях выстреливают предательством интеллигенции, будь то поддержка чеченских бандитов или украинских нацистов.

Любая, сколь угодно наглая ложь с охотой принимается за истину, если она направлена против России, ибо «абсолютное зло – это страна, в которой я живу». Информационное поле, эффективно и грамотно сконструированное либералами, лишает находящихся в нем доступа к «альтернативной», то есть реальной информации, — и, даже случайно узнав что-то правдивое, они просто не верят ему.

Так украинские родственники мирных жителей, истребляемых в Славянске карателями, кричали им по телефону, что их бомбит и обстреливает Путин, и они сами по всем виноваты.

Сегодняшняя ситуация – критическая: нашим соседом стала территория с распавшейся государственностью, и захватившие на ней власть (пусть и «при поддержке всего мирового сообщества») бандиты рассматривают русофобию как идейную основу созидания новой нации, — по аналогии с успешным в этом отношении опытом Польши и Прибалтики. Запад поддерживает нацистов, потому что других русофобов на Украине нет, а сохранение России для него более неприемлемо: глобальная конкуренция ужесточается.

2% населения мира, которые слабы, плохо управляются и при этом контролируют 20% мировых ресурсов, — это нонсенс: не страна, а приглашение к грабежу. Украину зажгли, чтобы спалить Россию, — и забрать с пепелища богатства, украденные у нас нашими слабенькими олигархами: забрать уже окончательно.

Пока российское государство стояло прочно, его мерзости являлись для нас законной и естественной мишенью. Их надо было критиковать, чтобы оно было лучше и хотя бы не стало хуже. Словесный поток Кургиняна по поводу Болотной площади не отличался от его истерики в адрес Стрелкова и оставался стыдной суетой пожилого театрального деятеля.

Но после нацистского переворота на Украине речь идет не о качестве, но о самом существовании российского государства. Не заметившие смены повестки дня помогают уничтожать его, плавно перейдя от «Мне не нравится Путин» к «Мне не нравится Путин, и потому Россию надо уничтожить».

Это несчастье, это трагедия, подобная трагедии власовцев, — но от этого не легче тем, кто может стать их сегодняшней жертвой.

От этого не легче тем, кто может погибнуть, если вновь взбесившаяся от осознания своей исторической возможности прослойка, вгоняемая собственной истерикой в положение люмпен-интеллигенции, вновь спутав свою страну с теми, кто ее грабит, подожжет, а в этот раз уже и угробит Россию.

Блистательное и затянувшееся предательство российской бюрократией российских национальных интересов – не повод и не оправдание для уничтожения самой государственности.

Подобно тому, как пороки и недостатки Сталина не были основанием для провозглашения Гитлера «выбором России», пороки и недостатки нынешней системы (на фоне которой даже диктатура пролетариата выглядит порой гуманистичной демократией) не являются основанием ни для возврата страны под внешнее управление в стиле 90-х годов, ни тем более для погружение ее в кровавый хаос западной «демократии на экспорт».

Поэтому последователей тех, кто в мечте о лучшем мире слепо и яростно уничтожал Советский Союз, а сегодня взялся уже и за Россию, как ни горько и ни жалко, придется останавливать: сами они одумаются слишком поздно, и далеко не все доживут до горького мига прозрения.

Свободная пресса

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...