Отодвинуть третью мировую

Михаил Делягин

Несмотря на все трудности обсуждения российско-американских отношений, в нашей повестке дня стоят две задачи, которые, как мне кажется, вполне достойны нашего высокого собрания и ни у кого не вызовут раздражения.

Первая вытекает из воспоминаний уважаемого председателя.

25 лет назад в гостинице «Арбат» представители США встретились с советскими гражданами.

Сегодня в гостинице «Арбат» представители США встречаются с российскими гражданами.

Думаю, мы все понимаем, что наша задача – сделать так, чтобы через 25 или даже через 5 лет в гостинице «Арбат» представители США не встречались с гражданами «московскими».

Вторая задача чуть сложнее, поэтому позволю себе ее обосновать.

Мы находимся сейчас в скверной и затруднительной ситуации.

В самом деле: как развивать сотрудничество с людьми, которые развязали и ведут против вас войну, — пока в основном холодную, но сопровождающуюся артиллерийскими обстрелами не только новоросских, но и российских городов с убийством граждан России?

И США весьма последовательно одобряют расстрелы наших городов и убийства наших граждан, а американские официальные лица очень четко и последовательно исходят из того, что им не важны факты, потому что во всем и всегда виновата Россия.

Мы ощущаем себя сербами времен уничтожения Югославии, смертно виновными перед Западом в том, что мы вообще существуем.

Мы вновь находимся в положении 2008 года, когда Саакашвили, опираясь на информационную и политическую поддержку Запада, а по ряду источников, – и на однозначные обещания военной поддержки, — попытался продолжить прерванный в 1992 году геноцид южных осетин, а агрессорами за это были объявлены мы.

И сейчас я читаю, — не в подметном листке, не в Sun, даже не в Guardian, а в еще недавно респектабельном Foreign Affairs, — что эксперты все еще пока не доказали вину России в уничтожении малайзийского «Боинга», но всем понятно и не вызывает никаких сомнений, что в этом виновата именно Россия.

И, зная качество работы и степень независимости современных экспертов, в том числе западных, я почти уверен, что они скажут не то, что было на самом деле, а то, что нужно.

А зачем и кому нужно?

Ведь вряд ли Обама, Меркель и прочие кое-где кое-кем все еще уважаемые люди любят нацизм, — хотя и риторика, и практика всецело поддерживаемого ими киевского режима являются безусловно и классически нацистскими.

Скорее всего, Обама и другие организовали государственный переворот в Киеве, привели к власти заведомых нацистов и не только всемерно поддерживают, но и во многом направляют их террор отнюдь не потому, что они вместе с нацистами испытывают эстетическое наслаждение при виде смертных мук, цитирую, «пятимесячной личинки колорада». Для справки: так они называют пятимесячных русских детей, которых они убивают.

США поддерживают нацистов по необходимости: просто потому, что других антироссийских, русофобских сил на Украине не существует в принципе.

Если бы Гитлер напал на Россию сегодня, Обама помогал бы ему всеми возможными способами и послал бы ему на подмогу если не все вооруженные силы США, то значительную их часть.

И здесь нет никаких двойных стандартов, не надо повторять эти странные формулы, стандарт один, и он вполне откровенен: русские – не люди. Люди, имеющие права человека, живут только в развитых странах и в странах, на которых госдепартамент США поставил «знак качества». Все остальные – «ватники и колорады», их можно бомбить, жечь и произвольно, просто по желанию, обвинять во всех смертных грехах.

Почему так происходит?

Можно по милой дипломатической привычке списать все на цепь обоюдных мелких ошибок, недопониманий и недоразумений: мол, поскольку трансатлантическая зона свободной торговли убьет Евросоюз, тот в порядке хоть какой-то компенсации за это интенсифицировал захват украинского рынка, да заторопился, пережал и уничтожил ненароком всю украинскую государственность. Кто-то в этом должен быть виноват, а не себя же обвинять? – а тут под руку удачно подвернулся Путин, который предпочел народное демократическое волеизъявление в Крыму интересам, связанным с неформальной зависимостью от Запада, и за Путина, чтоб не копаться в мелочах, стали мстить России и всем русским вообще…

Однако подобное умозаключение не соответствует представлениям о минимальной разумности руководящих структур Запада. Ни Вашингтон, ни Лондон, ни даже Берлин еще не сошли с ума, еще пока не превратились в Киев.

А за цепочкой мелких совпадений по значимым вопросам, как правило, должна стоять большая закономерность, — новая закономерность, поскольку мы ее пока еще не знаем.

Чтобы найти новую закономерность, надо искать странности, не укладывающиеся в закономерность старую.

Я таких странностей нашел две; наверное, их больше.

Первая странность заключается в том, что обычный политик всегда думает о том, как он будет выглядеть, в том числе в истории, и потому старается не лгать в явной форме. Когда политик открыто, публично и откровенно лжет, как Обама, рассказавший нам о никогда не проходившем референдуме в Косово, который, тем не менее, для него более легитимен, чем реальный референдум в Крыму, и рассказавший нам о российских войсках на Украине на следующий день после заявления не кого-нибудь, а самой Псаки-«во всем виновата Россия», что никаких подтверждающих это данных у США нет, — это не патология.

Как сказал покойный Лебедь, «глупость – это такой ум».

И наглая, циничная, откровенная ложь Обамы – признак того, что ему безразлично, что о нем скажут потом. А это значит, что он уверен: никакого «потом» у него не будет, а будет что-то такое, что заслонит и заставит забыть любую его сегодняшнюю ложь, как невинную детскую шалость.

Вторая странность заключается в том, что в Ираке, где кризис развивается одновременно с украинским, США не поддерживали созданное ими же светское правительство против исламистских боевиков до тех пор, пока этому правительству не помогла Россия. Бросились помогать только после того, как их ставленникам помогли мы, и вопрос об их выживании был решен.

Конечно, непростой выбор: исламские фундаменталисты были созданы США точно так же, как и светские власти в Ираке.

Но то, что США сначала не хотели помогать светским властям, означает одно: по каким-то причинам они отнюдь не против кровавого хаоса на Среднем, а значит – и на Ближнем Востоке.

Каковы эти причины?

Я экономист и, естественно, страдаю профессиональным шовинизмом.

Стратегия США достаточно проста: с 2001 года они спасают мир, охваченный глобальным кризисом, и в первую очередь себя, от срыва в глобальную депрессию. Метод простой: экспорт под видом демократии сначала нестабильности, а когда она стала недостаточной, — и хаоса. Расширение его зоны пугает капиталы всего мира, особенно спекулятивные, те бегут в последнюю «тихую гавань» — к США – и временно поддерживают их экономику, в частности (но далеко не только), долговую пирамиду.

Этот механизм исчерпал себя в Сирии: с одной стороны, распространению хаоса положен предел вооруженным сопротивлением, с другой – долги уже слишком велики, финансировать их больше нельзя (основная часть приходится на ФРС), их пора сжигать, а для этого нужна Третья мировая война.

Ведь ФРС – не госбанк, который может действовать по принципу «кому я должен, всем прощаю», а выполняющий государственные функции консорциум частных банков. Списание госдолга обесценит их вложения в него, что в мирных условиях неприемлемо для их акционеров; значит, условия должны стать не мирными.

Задача такого масштаба не по силам государству – оно сохраняет еще хоть какую-то ответственность. Ее появление на повестке дня означает, что на авансцену истории вышли глобальные монополии, манипулирующие государствами (даже американским) и свободные от ответственности перед человечеством в силу отсутствия у них налогоплательщиков, избирателей и масс влиятельных акционеров.

Российская политика на Украине в той части, в которой ее можно оправдать, нацелена на то, чтобы любой ценой не допустить разжигания Третьей Мировой у наших границ и, соответственно, не дать втянуть нас в нее.

Разжигайте ее, где хотите, — в Ираке, Саудовской Аравии, Израиле: мы не имеем возможности не допустить этого вообще.

Но мы должны отодвинуть этот разверзающийся ад от своей страны.

Поэтому объективная задача, которая стоит перед российской и американской общественностью сегодня, — и это вторая задача, которая объективно формирует нашу повестку дня, — так же проста, как и первая: не допустить Третьей Мировой войны с участием крупных ядерных держав.

По-моему, она понятна и объединяет нас всех, без каких бы то ни было исключений… даже с пациентами нацистского дурдома на Украине.

О том, что там происходит и как плохо мы это понимаем, свидетельствуют раздавшиеся здесь сетования уважаемого коллеги, который тревожится о том, сможет ли он через некоторое время позвонить своему другу в Аризону и поговорить с ним за жизнь.

Я скажу честно, что от всего сердца завидую уважаемому коллеге и его проблемам.

Потому что мы длительное время уже не имеем возможности позвонить своим друзьям не в Аризоне и даже не во Львове, а в Одессе, Киеве, Николаеве, Херсоне, Запорожье, Харькове, Полтаве и других городах, оккупированных нацистами.

Потому что все, что мы слышим от огромной части наших проживающих там друзей, — это бессмысленный мат и истерические вопли.

Огромная часть Украины сошла с ума, и большинство людей, имеющих там родственников и знакомых, уже столкнулись с этим.

И когда наш коллега издает в Коломне местную газету, в которой его американский друг рассказывает о повседневной, обыденной жизни США, — нам всем не стоит забывать о том, что издание подобной газеты с рассказами о повседневной жизни России на основной территории нынешней Украины невозможно в принципе. Потому что издателя подобной газеты в лучшем случае изобьют, а в худшем он пропадет, и его знакомые будут бояться даже про себя вспоминать о том, что такой человек вообще был.

Таков сегодняшний облик демократии, которую поддерживают и которую активно насаждают США, и я скорблю в этой связи отнюдь не о том, что Запад совершил в России имиджевое самоубийство, а о том, что это затрудняет решение нашей общей задачи отодвигания Третьей мировой войны, — если не во времени, то в пространстве.

Свободная пресса 9.09.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...