Суицид через люстрацию

Валерий Коровин

Подписав закон о люстрации, Порошенко поставил крест не только на себе как на политике, но на остатках того, что некогда было украинским государством

9 октября Петр Порошенко подписал закон «Об очистке власти». Его основная задача, как подчеркнул украинский президент, очистить госаппарат «от агентов КГБ и верхушки "Партии регионов"». Документ был принят Верховной радой ещё в сентябре, однако Генпрокурор Украины Виталий Ярёма заявил тогда, что этот закон противоречит Конституции и международным нормам. Но все эти условности больше никого не останавливают на территории бывшей Украины, особенно после майдана. Бандеровская революция начала политические репрессии, учиняя расправы над неугодными под предлогом люстрации.

Украинский президент — по сути, первый, кто попадает под закон о люстрации, несмотря на то, что сам он полагает, будто обезопасил себя, выведя позицию главы государства за рамки этого закона.

Учитывая одержимость бандеровских масс, несложно предвидеть и то, что, подписывая закон о люстрации, Порошенко следует уже сейчас готовить для себя персональный мусорный ящик, комфортабельный, с особыми условиями пребывания. Ибо украинский президент — по сути, первый, кто попадает под закон о люстрации, несмотря на то, что сам он полагает, будто обезопасил себя, выведя позицию главы государства за рамки этого закона.

Достаточно очевидно, что централизация власти на территории бывшей Украины устранена майданом, и сама власть спускается вниз, в массы, в отряды боевиков, агрессивных маргиналов, — отсюда можно смело предположить, что юридические и правовые ограничения для тех, кто бросает чиновников в мусорные баки — не препятствие. Пройдёт немного времени, и, поразмявшись на чиновниках более низкого уровня, бандеровские радикалы придут за самим Порошенко. Ибо он идеально попадает под все критерии, которые оговорены законом о люстрации: он — олигарх, он чиновник, он работал в правительстве Виктора Януковича, он застал советский период, он не отвечает чаяниям народа, он выводит свои активы и явно готовится покинуть территорию Украины при чуть большей опасности для себя лично.

Поэтому Порошенко, подписав закон, по сути, поставил крест на себе как на политике, закрыв для себя все дальнейшие перспективы.

Украинским чиновникам нужно стремительно покидать пределы разваливающегося на глазах государства, ибо суд над ними будет быстрым, суровым, а приговор — жестоким.

Но не только своим политическим будущим рискнул Порошенко, легализовав люстрацию. Он поставил под вопрос саму остаточную, остывающую украинскую государственность, т. к. под закон попадает порядка миллиона чиновников. А это те люди, которые всё ещё имеют хотя бы минимальное представление о том, как функционирует государство. И если им на смену придут активисты майдана, то даже элементарные функции государственных органов власти, обеспечивающие бытовые вопросы и их решение, будут введены в состояние коллапса. То есть, по сути, разрушится то, что сегодня ещё хотя бы визуально, внешне напоминает какое-никакое государство.

Оптимисты обращают внимание на то, что закон предполагает довольно сложный механизм его воплощения в жизнь и сложное судопроизводство, ссылаясь на то, что у человека, который под него подпадает, ещё остаётся право и обратиться в суд и ЕСПЧ. А это, успокаивают себя украинские чиновники, поможет свести на «нет» мусорное судопроизводство. И это в ситуации, когда на обломках того, что мы по привычке называем Украиной, сила и есть право. И судит тот, у кого есть оружие — судят боевики и те, кто ведёт себя решительно и агрессивно. В этих условиях тем, кому поручат реализовать этот закон, вполне удастся избежать всех этих формальностей.

К счастью для них и суды Украины действуют сегодня в рамках некой общеполитической линии — бандеровской, направленной на разрушение украинской государственности, — поэтому они очень быстро, в формате небезызвестных троек, без затей и лишней судебной волокиты, особо не заморачиваясь, будут пачками принимать решения, которых ждёт от них улица. В этих условиях у чиновников мало шансов добиться справедливости. Скорее, им нужно стремительно покидать пределы этого разваливающегося на глазах государства, ибо суд над ними будет быстрым, суровым, а приговор — жестоким. И даже если дело всё-таки дойдёт до какого-либо судебного заседания, вряд ли результат будет иной, нежели полёт в мусорный бак.

evrazia.org 10.10.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Валерий Коровин
Коровин Валерий Михайлович (р. 1977) — российский политолог, журналист, общественный деятель. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия» (http://evrazia.org). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...